Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Четыре ступени информационной безопасности

“Правда” от 21.12.96 поместила беседу с генерал-майором Владимиром Ивановичем Денисовым, в бытность СССР осуществлявшим кураторство спецпропаганды в Главном политическом управлении Министерства Обороны. Как и многие бывшие высокие чиновники СССР, ныне он работает в структурах бизнеса и занимается обеспечением информационной безопасности[1] Торгово-промышленной палаты РФ. Беседа с В.И.Денисовым озаглавлена “Россия остается главной мишенью на полях информационной войны”.

В беседе дискутируется вопрос о причинах краха СССР, а также и о том, насколько нынешняя Россия чувствительна к воздействию тех процессов, по отношению к которым СССР оказался беззащитным.

« — Владимир Иванович, Советский Союз погиб в результате предательских действий, спровоцированных враждебными силами извне, сделавших основную ставку на использование инормационно-психологического оружия. Вы придерживаетесь этой точки зрения. А вот ваш коллега, руководитель пресс-бюро СВР Юрий Кобаладзе, в одном из интервью категорически заявил, что не верит в существование каких-то заговоров, “жидомасонских центров, агентов влияния”. Он утверждает, что “Советский Союз развалило не ЦРУ. Мы сами его развалили”.

— Я не буду искать возражений, а, пожалуй, соглашусь с Юрием Георгиевичем. Особенность информационно-психологического воздействия заключается в том, что оно позволяет достигать поставленной цели руками противника. И в этом смысле действительно мы разрушили СССР, а сейчас, вновь наступив на те же грабли, разваливаем Россию. Марионетка, не понимающая, что она всего-навсего марионетка, — самое эффективное оружие, если вести речь о психологической войне.»

Приведенный пример показывает, что мнение Кобаладзе о причинах краха СССР (мы сами его развалили) всего лишь — фрагмент мнения Денисова (мы сами его развалили, вследствие того, что нам это “навеяли извне”). Но и мнение Денисова — тоже фрагмент еще более широкого мнения: 1) Мы сами его развалили, 2) вследствие того, что нам это “навеяли извне”, 3) но “навеять извне” это нам успешно смогли только потому, что в нас были “психологические”[2] основания к тому, чтобы воспринять наваждение, 4) а они (“извне”) смогли эксплуатировать Божеское попущение в отношении нас.

То есть формально лексически это в целом тождественно мнению Кобаладзе: «Советский Союз развалило не ЦРУ. Мы сами его развалили», но смысл этого иерархически четырехуровневого[3] высказывания всё же совсем иной, и весьма отличный от того, что имели в виду Кобаладзе и Денисов. Но в зависимости от того, на каком месте оборвать приведенное четырехуровневое выражение определенного понимания определенной проблемы, посчитав сказанное истинным, а отсеченное избыточным и/или ложным, получится и информационная безопасность, но уже не как политический термин, а как объективный процесс в жизни общества и каких-то его подмножеств: политических партий, фирм, семей, личностей и т.п.

Но  кроме этого, коли речь зашла об объективном процессе информационной безопасности, следует понимать, что крах СССР, как процесс, начался не 30 декабря 1922 года[4], а гораздо раньше.  То есть понимание иерархически четырехуровневого ранее приведенного выражения определенного мнения об информационной безопасности обусловлено еще и хронологической глубиной исторического мифа[5], на основе которого осуществляется управление в обществе. Поскольку история всегда географически конкретна, то соответственно наивысший уровень информационной безопасности требует рассмотрения частной проблематики на фоне и во взаимосвязи с глобальным историческим процессом на возможно более длительном интервале исторического времени.

Но проблематикой информационной безопасности в настоящее время обеспокоены не только державники и патриоты России, но и их оппоненты — демократизаторы-западники. В газете “Невское время” от 29.11.96 статья “Интернет как оружие ультраправых”, которая в своей основе имеет публикацию в журнале “Итоги”. В ней сообщается:

«По каналам Интернет среди американских подписчиков системы распространяются антиправительственные и антисемитские воззвания, активно ведется вербовка сочувствующих, утверждается в докладе Лиги борьбы с диффамацией[6]. <...> Достаточно связаться с электронной ячейкой Интернет под названием “Объединенные арийские нации”, и распоряжении пользователя будут сотни телефонных номеров расистских и неофашистских партий, движений, фронтов, “милиций” <...> Среди активистов ультраправых организаций немало студентов — в том числе и так называемых хэкеров, талантливых компьютерных хулиганов, которым удается распространять свои прокламации по Интернет, используя чужие телефонные счета. В Марилендском университете, как сообщает газета “Вашингтон пост”, специально созданная комиссия несколько месяцев безуспешно разыскивала расиста-злоумышленника, узурпировавшего компьютерный адрес почтенного учебного заведения. <...> Сегодня “ультра” получают возможность бесплатно распространять по сети компьютерные версии книг, издание которых типографским способом запрещено. Как заявил в воскресенье журналистам активист “Белого арийского сопротивления” Том Мецгер, Интернет является “главным оружием” в арсенале его движения. По убеждению его сторонников информационная революция 90‑х годов должна вызвать и другую “белую” революцию[7]. Как заметил в интервью “Вашингтон пост” лос-анджелесский раввин[8] Абрахам Купер, электронная сеть “становится главным полем битвы с распространителями расистской нетерпимости и ненависти[9].”»

В.И.Денисов в ранее цитированной беседе тоже обращается к вопросу о роли Интернет в информационной безопасности России. Интересно отметить, что точно так же, как и еврейский политработник — раввин из Лос-Анжелеса — В.Денисов тоже не удовлетворен процессами, протекающими в Интернет, но процессами несколько иного качества:

« — Очень многие не нарадуются, что получили возможность работать в системе “Интернет”. А ведь массовое подключение к ней — практически то же самое, что и продажа средств связи.

— К сожалению, хозяевами в сети “Интернет” являемся не мы, а американцы. Следовательно, они и устанавливают правила игры, по которым ведется обмен информацией. Сейчас в России открываются пункты “Интернет”, её станции, которые за небольшую плату устанавливают свою технику. В замен этого иностранцы получают колоссальный объем информации, накопленной в наших научных центрах. Теперь Западу не составит труда отслеживать проблематику, которой они занимаются[10]. И ко всему прочему не надо забывать о “логических бомбах”, которыми может быть нашпигована зарубежная техника. Представьте, что будет, если в один прекрасный момент по специальной команде вся она выйдет из строя? Система государственного управления окажется парализованной! Кто даст гарантию, что закупаемая техника безопасна в этом отношении[11]?

— Вернемся к “Интернету”. Разве у нас никто не контролирует, что можно, а что нельзя выбрасывать в эту сеть?

— Закон об информационной безопасности только готовится. Конкретные регламенты по работе в сети “Интернет” отсутствуют, хотя мы пользуемся ею уже около пяти лет. <...> Когда американцы осознали негативы своей глобальной связи, они немедленно приняли самые решительные меры по закрытию каналов утечки информации. Оперативности их законодателей, проделавших эту работу во второй половине нынешнего года, можно только позавидовать.»

Как видно из сопоставления обеспокоенности обоих политработников, их волнуют разные проблемы, поскольку они работают на разных уровнях иерархии в понимании информационной безопасности. Отечественного волнует утечка информации за рубеж, а зарубежного волнует распространение по сети Интернет нежелательной информации.

При этом анализ показывает, что можно воспитать в своем обществе культуру обращения с прикладной информацией, построить соответствующее законодательство и свести тем самым ущерб от утечки информации к минимуму, не нарушающему устойчивости процесса управления в своей системе.

От внедрения же информации защититься гораздо сложнее. Дело в том, что внедрение информации во многом аналогично первому совокуплению: после него возможно сделать аборт и выскоблить матку, девственную плеву возможно “заштопать”, но “штопанных” сексуально наивных девственниц всё же не бывает... Так же обстоит дело и в проблематике информационной безопасности: единожды внедренная в общество информация не может быть из него вычищена, но может быть только многократно переосмыслена. При этом новое осмысление хорошо известных, или ставших доступными сведений, прежде таимых сведений, может сделать невозможным управление по ранее проводившейся в жизнь концепции.



[1] Этот термин — информационная безопасность — в последние годы стал довольно широко употребляться к месту и не к месту. При этом, мало кто из его употребляющих прямо говорит, как и какие процессы в жизни общества и в техносфере, он связывает с этим термином. Не определен его смысл и в анализируемой статье.

При взгляде с позиций Достаточно общей теории управления информационная безопасность это — устойчивое течение процесса управления объектом (самоуправления объекта), в пределах допустимых отклонений от идеального предписанного режима, в условиях целенаправелнных сторонних или внутренних попыток вывести управляемый объект из предписанного режима.

Таким образом термин “информационная безопасность” всегда связан с конкретным объектом управления, находящемся в определенных условиях (среде). Но кроме того он относится к полной функции управления, представляющей собой совокупность разнокачественных действий, осуществляемых в процессе управления, начиная от идентификации факторов, требующих управленческого вмешательства и формирования целей управления, и кончая ликвидацией управленческих структур, выполнивших свое предназначение.

Это общее в термине “информационная безопасность” по отношению к информационной безопасности как самого мелкого и незначительного дела, так и информационной безопасности человечества в целом в глобальном историческом процессе.

[2] По существу  “психологические” основания — особенности восприятия и обработки информации каждым человеком и множеством людей.

[3] Уровни понимания разграничены в тексте различным набором: уровень четвертый — наиболее значимый понятийный уровень в этой взаимной вложенности. Кроме того понятийные слои могут быть упорядочены и в обратном порядке: от Божеского попущения — к краху СССР вследствие действий его политиков и населения.

[4] Официальная дата учреждения Союза Советских Социалистических Республик.

[5] Иными словами — рабочей концепции свершившейся истории, описывающей прошлые события и их оценку по отношению к способствованию или подавлению процессов, ведущих к осуществлению совокупности целей исторически долговременного управления.

[6] Это неправительственная организация в США, занятая подавлением интереса населения к “еврейскому вопросу” и принуждением к покорности несогласных.

[7] По существу речь идет о том, что произошло изменение соотношения скоростей обновления информационного состояния в обществе на уровне биологической обусловленности (генокоды при смене поколений) и на уровне обусловленности культурой (прикладная научно-техническая и прочая информация, генетически не передаваемая при смене поколений). То есть по существу Мецгер прав, что грядет некое изменение основ общественного устройства, которое он называет “белой” революцией.

[8] Раввин — не священнослужитель; священнослужители по закону — из числа левитов. Раввин — законоучитель, то есть “идеологизатор” иудейской общины, по существу его деятельность аналогична деятельности политработников в Вооруженных Силах СССР: довести до сведения опекаемых определенные догмы, добиться выражения согласия с ними, поставить выразивших несогласие вне закона и организовать их травлю. То что догмы раввината и Главпура выражались в разных лексических формах, не исключает общего им обоим существа догм и существа деятельности “агитпропов”.

[9] Чья бы корова мычала: ветхозаветно-талмудический расист обеспокоен расизмом, нетерпимостью и ненавистью...

[10] Это и до появления Интернет не представляло для Запада особых трудностей. Дело в том, что в СССР была принята система, при которой для защиты диссертаций были необходимы публикации в печати по теме диссертаций. При этом многие ведущие НИИ издавали кроме секретных и не секретные научные сборники, в которых содержательная сторона исследований по секретной тематике так или иначе излагалась в обезличенной, якобы “не секретной” форме. Эти сборники можно было просматривать в соответствующих вузовских, профильных научно-технических библиотеках, а тем более в Ленинке в Москве или в Публичке и БАНе в Ленинграде. Из анализа этого множества открытых публикаций квалифицированные эксперты могли сформировать достоверное мнение о направленности и успехах работ по официально закрытой, секретной тематике, поскольку подавляющее большинство сведений научно-технического характера — информация двойного употребления: и в военных целях, и в мирных.

Запад же, помешанный на частном праве на интеллектуальную собственность, в отличие от СССР, никогда не публиковал в открытой и даже в закрытой печати ничего содержательного по существу своих научно-исследовательских разработок и методов, позволивших получить определенные результаты; в западных публикациях преобладают только рекламные заявления о полученных или предполагаемых результатах и координаты авторов разработок — хранителей информации, которые за отдельную плату могли ознакомить с нею заинтересованных заказчиков.

В глобальных масштабах это была хорошо настроенная система перекачки отечественных научно-технических достижений на Запад за просто так. Поскольку лицензия на хэкерство — продукт собственного разума, то Интернет не является такого рода однонаправленной системой. Никто не мешает изучить принципы построения её самой и её элементной базы, после чего во многом сотрется разница между своими секретами и зарубежными, поскольку всё станет достаточно открытым.

[11] Просто следует производить свою технику, но организовать это — выше разумения демократизаторов, а главное — не входит в цели их хозяев.



Размер файла: 52.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров