Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Русь, которая была. Альтернативная версия истории 1. А. Максимов

Уже од­но то об­с­то­ятель­с­т­во, что в на­шей сре­де ни­ког­да не прек­ра­ща­лись сом­не­ния в ис­ти­не НА­ШЕЙ ИС­ТО­РИИ и воз­ра­же­ния про­тив нее, ука­зы­ва­ет на ее не­дос­та­точ­ную убе­ди­тель­ность, на при­сут­с­т­вие в ней на­тя­жек и про­ти­во­ре­чий, на ее ис­кус­ствен­ное пос­т­ро­ение. И дей­с­т­ви­тель­но, чем глуб­же вни­ка­ешь в этот воп­рос, тем бо­лее и бо­лее выс­ту­па­ют на­ру­жу на­тяж­ки и про­ти­во­ре­чия ТРА­ДИ­ЦИ­ОН­НОЙ ИС­ТО­РИИ. Ес­ли она удер­жи­ва­ла до сих пор гос­под­с­т­ву­ющее по­ло­же­ние, то глав­ным об­ра­зом бла­го­да­ря сво­ей на­руж­ной строй­нос­ти, сво­ему по­ло­жи­тель­но­му то­ну и от­но­си­тель­но­му един­с­т­ву сво­их за­щит­ни­ков; меж­ду тем как про­тив­ни­ки на­но­си­ли ей уда­ры врас­сып­ную, по­ра­жа­ли не­ко­то­рые от­дель­ные до­ка­за­тель­с­т­ва; но ма­ло тро­га­ли са­мую су­щес­т­вен­ную ее ос­но­ву».

    Это на­пи­сал зна­ме­ни­тый рус­ский ис­то­рик Ило­вай­с­кий, но толь­ко вмес­то вы­де­лен­ных здесь слов у не­го бы­ло дру­гое: «скан­ди­нав­с­кой те­ории» и «нор­ман­нской сис­те­мы». Мне приш­лось слег­ка под­п­ра­вить из­вес­т­но­го уче­но­го лишь с од­ной целью: то, что он пи­сал в свое вре­мя о нор­ман­нской те­ории, сей­час уже мож­но го­во­рить обо всей на­шей тра­ди­ци­он­ной ис­то­рии в це­лом.

    В де­вя­нос­тые го­ды двад­ца­то­го сто­ле­тия ис­то­ри­чес­кой на­уке был на­не­сен це­лый ряд су­щес­т­вен­ных и бо­лез­нен­ных уда­ров. Но­сов­с­кий и Фо­мен­ко, Ва­лян­с­кий и Ка­люж­ный, Буш­ков, Жа­бин­с­кий, Гуц - да­ле­ко не пол­ный спи­сок тех, кто выс­ту­пил про­тив тра­ди­ци­он­ных схем на­шей ис­то­рии, до­ка­зав ее сла­бость, дог­ма­тич­ность и по­ка­зав нас­то­ящее и без­дар­ное ли­цо ис­то­ри­ков, сто­ящих на ее стра­же. Бла­го­да­ря сме­лым и ре­ши­тель­ным дей­с­т­ви­ям ис­сле­до­ва­те­лей, нес­тан­дар­т­нос­ти их мыш­ле­ния на­ша ис­то­рия ста­ла тре­щать по швам, а ака­де­ми­ки и про­фес­со­ра по­ка­за­ли пол­ную нес­по­соб­ность ее за­щи­тить.

    Поток все но­вых и но­вых све­де­ний об ошиб­ках и заб­луж­де­ни­ях тра­ди­ци­он­ной ис­то­рии не ос­ла­бе­ва­ет, нес­мот­ря, ка­за­лось бы, на пре­дель­но «вы­ра­бо­тан­ное» ко­ли­чес­т­во до­ка­за­тельств оши­боч­нос­ти опи­са­ний и пос­т­ро­ений из­вес­т­ных ис­то­ри­чес­ких схем и со­бы­тий. Это, в свою оче­редь, толь­ко до­ка­зы­ва­ет, нас­коль­ко ши­ро­кий по­тен­ци­ал име­ет­ся у кри­ти­ков тра­ди­ци­он­ной вер­сии ис­то­рии и что она са­ма не вы­дер­жи­ва­ет ни­ка­кой кри­ти­ки.

    Первоначальный прин­цип дей­с­т­вия схем на­шей ис­то­рии из­вес­тен. Груп­пой пер­вых ис­то­ри­ков нес­коль­ко сто­ле­тий на­зад бы­ла выс­т­ро­ена хро­но­ло­ги­чес­кая це­поч­ка оп­ре­де­лен­ных ис­то­ри­чес­ких со­бы­тий. Эта хро­но­ло­гия бы­ла при­ня­та за ос­но­ву, и с тех пор все ис­то­ри­чес­кие до­ку­мен­ты жес­т­ко при­вя­зы­ва­лись к ней. Те до­ку­мен­ты и сви­де­тель­с­т­ва, что всту­па­ли с ней в про­ти­во­ре­чие, объ­яв­ля­лись лож­ны­ми и в даль­ней­шем не рас­смат­ри­ва­лись. Судь­ба их, как пра­ви­ло, пе­чаль­на: они или унич­то­жа­лись, или до сих пор ле­жат не­вос­т­ре­бо­ван­ны­ми в ка­ких-ли­бо хра­ни­ли­щах. Мно­гие ис­то­ри­чес­кие до­ку­мен­ты пе­ре­пи­сы­ва­лись в уго­ду сос­тав­лен­ной хро­но­ло­гии, при этом ори­ги­на­лы унич­то­жа­лись. А сколь­ко гу­ля­ет по све­ту раз­лич­ных тру­дов древ­них ав­то­ров! Но мно­гие из этих книг на са­мом де­ле на­пи­са­ны в луч­шем слу­чае в сред­ние ве­ка: ли­бо как ху­до­жес­т­вен­ные про­из­ве­де­ния то­го пе­ри­ода, ли­бо прос­то ра­ди шут­ки, а что-то под име­нем этих древ­них ав­то­ров и вов­се бы­ло под­де­ла­но с целью обо­га­ще­ния. Меж­ду тем, эти кни­ги бес­п­ре­рыв­но пе­ре­из­да­ют­ся, ком­мен­ти­ру­ют­ся, де­таль­но изу­ча­ют­ся, а све­де­ния, по­чер­п­ну­тые из них, проч­но ле­жат в ос­но­ве древ­ней ис­то­рии.

    Ряд оте­чес­т­вен­ных ис­сле­до­ва­те­лей от­ме­ча­ли, что при срав­ни­ва­нии раз­лич­ных ле­то­пи­сей и иных ис­то­ри­чес­ких до­ку­мен­тов, как меж­ду со­бой, так и с за­ру­беж­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми, во мно­гих из них об­на­ру­жи­ва­ют­ся прав­ки, под­чис­т­ки и иные поз­д­ние из­ме­не­ния тек­с­та. Это во мно­гом обус­лов­ле­но еще и тем, что по­дав­ля­ющее боль­шин­с­т­во этих до­ку­мен­тов все­го лишь поз­д­ние ко­пии. При этом вни­ма­ние осо­бо сле­ду­ет ак­цен­ти­ро­вать на том, что мно­гие пер­га­мен­т­ные ру­ко­пи­си пос­то­ян­но гре­шат сле­да­ми под­чис­ток и впи­сы­ва­ни­ем но­во­го тек­с­та.

    В на­ших ар­хи­вах не сох­ра­ни­лось ни од­но­го мон­голь­с­ко­го яр­лы­ка. Это стран­но вдвой­не, по­то­му что яр­лы­ки бы­ли до­ку­мен­та­ми, под­т­вер­ж­да­ющи­ми пра­во на то или иное вла­де­ние. То есть бы­ли вес­кие при­чи­ны сох­ра­нять та­кие яр­лы­ки. Все на­ши ле­то­пи­си и иные до­ку­мен­ты на­пи­са­ны на ки­рил­ли­це, од­на­ко в древ­нос­ти она бы­ла не един­с­т­вен­ным спо­со­бом за­пи­си. Не яв­ля­ет­ся ли все это кос­вен­ным приз­на­ком то­го, что древ­ние до­ку­мен­ты не так уж и ста­ры?

    Летописи и кни­ги пи­са­лись жи­вы­ми людь­ми, ко­то­рые, ес­тес­т­вен­но, име­ли свое пред­в­зя­тое мне­ние в от­но­ше­нии тех или иных ис­то­ри­чес­ких со­бы­тий. Мно­гие ле­то­пис­цы и ис­то­ри­ки бы­ли людь­ми под­не­воль­ны­ми, тво­рив­ши­ми по по­ве­ле­нию им­пе­ра­то­ров и кня­зей. Так по­яв­ля­лись ис­то­ри­чес­кие, вы­ра­жусь мяг­че, заб­луж­де­ния. В пос­ле­ду­ющие сто­ле­тия по­яв­ля­лись но­вые осо­бые мне­ния, ко­то­рые, опи­ра­ясь на ста­рые, при­во­ди­ли к но­вым заб­луж­де­ни­ям. Все это нас­ла­ива­лось друг на дру­га, а на­ши ис­то­ри­ки ци­ти­ро­ва­ли и ци­ти­ру­ют все это как ис­тин­ные сви­де­тель­с­т­ва, не вни­кая в их суть, не об­ра­щая вни­ма­ния, что пер­во­ис­точ­ни­ки уже дав­но про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. А ес­ли и об­ра­ща­ют вни­ма-ние, то толь­ко для то­го, что­бы объ­явить часть из них, не встра­ива­ющих­ся в их ис­то­ри­чес­кий ряд, под­дель­ны­ми.

    Многие древ­ние ис­то­ри­ки, оче­вид­цы ис­то­ри­чес­ких со­бы­тий, чье мне­ние бе­зо­го­во­роч­но при­ни­ма­ет­ся на ве­ру, бы­ли, мяг­ко го­во­ря, людь­ми с фан­та­зи­ей. К при­ме­ру, зна­ме­ни­тый ви­зан­тий­с­кий ис­то­рик Лев Ди­акон, чьи тру­ды по ис­то­рии X ве­ка вы­со­ко це­нят­ся сре­ди ис­то­ри­ков, не­ко­то­рые со­бы­тия опи­сы­вал, поп­рос­ту ко­пи­руя тек­с­ты гре­чес­ко­го ис­то­ри­ка Ага­фия, жив­ше­го в VI ве­ке.

    А ис­то­ри­ки бо­лее поз­д­них эпох дог­ма­тич­но при­ни­ма­ли эти фан­та­зии на ве­ру. Вот что пи­сал По­го­дин о его раз­го­во­ре с Ка­рам­зи­ным. «Ког­да я в 1825 го­ду, имен­но 26 де­каб­ря, имел счас­тье пред­с­тав­лять Ка­рам­зи­ну мое рас­суж­де­ние о про­ис­хож­де­нии Ру­си и вмес­те с тем пе­ре­вод Эвер­са, то он ме­ня спро­сил: «За­чем вы пе­ре­во­ди­ли Эвер­са?» - «Что­бы рус­ская пуб­ли­ка ви­де­ла всю сла­бость его до­ка­за­тельств», - от­ве­чал я. «Это из­лиш­не, - воз­ра­зил Ка­рам­зин. - Ес­ли есть ка­кая-ни­будь ис­ти­на, то эта та, что Рю­рик, Си­не­ус, Тру­вор бы­ли нор­ман­ны; это для ме­ня так же яс­но, как то, что Сци­пи­он был рим­ля­нин». Это ска­зал сам Ка­рам­зин, что же мож­но ждать от сов­ре­мен­ной бес­та­лан­ной по­рос­ли?

    Возьмем, к при­ме­ру, не­дав­но из­дан­ную кни­гу Ев­ге­ния Пче­ло­ва (бес­та­лан­ным, кста­ти, его не наз­вать) «Рю­ри­ко­ви­чи. Ис­то­рия ди­нас­тии», кни­гу, воз­мож­но и неп­ло­хую, но вот в ней тра­ди­ци­он­ный и сим­п­то­ма­тич­ный пас­саж: «Все ле­то­пис­ные ис­точ­ни­ки од­ноз­нач­но го­во­рят: Игорь был сы­ном Рю­ри­ка. И по­ка нет дру­гих, в ко­то­рых го­во­ри­лось бы об­рат­ное, мы ОБЯ­ЗА­НЫ ВЕ­РИТЬ име­ющим­ся. Не­упо­ми­на­ние же - не есть ар­гу­мент в поль­зу от­ри­ца­ния». Итак, по­лу­ча­ет­ся, что во все, что ска­за­но у древ­них ис­то­ри­ков, сов­ре­мен­ные ис­то­ри­ки ОБЯ­ЗА­НЫ ве­рить. От­ри­цать что-ли­бо нель­зя, да­же то, что не упо­ми­на­ет­ся! Стран­ный, но за­ко­но­мер­ный для тра­ди­ци­он­ной ис­то­рии вы­вод.

    Но сде­ла­ем ма­лень­кое от­с­туп­ле­ние. От­веть­те, что ОБЯ­ЗА­НЫ ска­зать ис­то­ри­ки на та­кие стро­ки: «Ама­зон­ки же не име­ют му­жей, но, как бес­сло­вес­ный скот, еди­нож­ды в го­ду, близ­ко к ве­сен­ним дням, вы­хо­дят из сво­ей зем­ли и со­че­та­ют­ся с ок­рес­т­ны­ми муж­чи­на­ми, счи­тая то вре­мя как бы не­ким тор­жес­т­вом и ве­ли­ким праз­д­ни­ком. Ког­да же зач­нут от них в чре­ве, сно­ва раз­бе­гут­ся из тех мест. Ког­да же при­дет вре­мя ро­дить и ес­ли ро­дит­ся маль­чик, то уби­ва­ют его, ес­ли же де­воч­ка, то вскор­мят ее и при­леж­но вос­пи­та­ют». Ис­то­ри­ки ОБЯ­ЗА­НЫ в это ВЕ­РИТЬ. По­то­му что это стро­ки из «По­вес­ти вре­мен­ных лет». Ин­те­рес­но, а сам-то гос­по­дин Пче­лов в это ве­рит?

    Итак, гос­по­да ис­то­ри­ки, вы ве­ри­те в эту чушь про ама­зо­нок? Вы ОБЯ­ЗА­НЫ в это ВЕ­РИТЬ! А вот еще од­на вы­дер­ж­ка из кни­ги Пче­ло­ва (впро­чем, этот ис­то­ри­чес­кий вздор мож­но про­честь во мно­гих на­уч­ных ис­то­ри­чес­ких тру­дах): «Но гре­ки прег­ра­ди­ли путь рус­ским во­инам. Кон­с­тан­ти­но­поль на­хо­дил­ся на бе­ре­гу за­ли­ва Зо­ло­той Рог, а при вхо­де в не­го от од­но­го бе­ре­га на дру­гой бы­ла про­тя­ну­та мас­сив­ная ЗО­ЛО­ТАЯ цепь. В ми­ну­ту опас­нос­ти ви­зан­тий­цы под­ни­ма­ли ее со дна мо­ря и пе­ре­го­ра­жи­ва­ли про­ход в за­лив». По­ду­май­те, свет­лые ака­де­ми­чес­кие го­ло­вы: сколь­ко же зо­ло­та на нее дол­ж­но бы­ло пой­ти? Да и за­чем ру­сам сдал­ся этот Кон­с­тан­ти­но­поль, ес­ли мож­но бы­ло прос­то взять в ка­чес­т­ве до­бы­чи ку­сок этой це­пи, не штур­муя неп­рис­туп­ные сте­ны Царь­г­ра­да? Это­го зо­ло­та хва­ти­ло бы не на од­но по­ко­ле­ние.



Размер файла: 1.74 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров