Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Искусство управления. Б. Стаффорд

ПРОЦЕССЫ И СТРАТЕГИИ

Что нужно человеку для того, чтобы успешно справляться с задачами управления? Ответ кажется очевидным: знания и опыт. Хотя руководитель и организатор [1] - понятия разные, наличие у организатора качеств руководителя .весьма часто недооценивается в современном управлении. Несомненно, существует много видов деятельности организатора, которые зависят от его характера, ре­шительности, энергии, чутья. Но задачи управления бесспорно тре­буют от организатора обширных знаний и умения мыслить.

Прежде всего, организатор должен уметь формулировать стра­тегию. Он всегда работает ограниченный рамками стратегии, состав­ленной им самим, продиктованной ему дирекцией или правитель­ством. Однако факт остается фактом - выполняя свою работу, организатор всегда должен сам разрабатывать стратегию на неко­тором определенном уровне.

Во-вторых, организатор должен принимать решения, учитывая ограничения, которые налагает стратегия. Обычно думают, что момент принятия решения содержит в себе нечто драматическое. Это объясняется тем, что решения, о которых слышишь в ново­стях, всегда связаны с драматическими событиями. В повседневной жизни, однако, в процессе трудового дня организатор сталкивается с необходимостью принятия множества мелких решений, кажущих­ся скучными и прозаичными, которые, тем не менее, в сумме приво­дят к успеху или провалу того дела, за которое он несет ответствен­ность.

В-третьих, организатор, который формулирует стратегию и использует ее для принятия соответствующих решений, ничего не достигает, не имея в своем распоряжении аппарата для осуществле­ния принятых решений. Этот аппарат может существовать и неза­висима от него; когда он приступает к работе, он получает в свое распоряжение штат сотрудников, службы и пр. Но от организатора зависит, как распорядиться этим аппаратом. Он может получить цифры и не знать как их использовать. Он может настолько вос­становить против себя подчиненных, что они никогда не будут ока­зывать ему полной поддержки. Короче говоря, он должен нести персональную ответственность за тот способ управления, который он выбрал.

Выработка стратегии, принятие решения и управление - вот те три функции администрации, выполнять которые должен каждый руководитель. Вы можете прекрасно справляться с любыми двумя из них и все же «завалить» работу из-за отсутствия способностей к третьей. И что бы там ни говорили о «твердости характера» или «умении руководить», этими качествами нельзя заменить комплексный трехсторонний подход, преимущества которого особенно явны при длительной работе.

ИСКУССТВО? ДА, НО И НАУКА ТОЖЕ

Как уже говорилось, организаторы управляют, применяя свои знания и опыт. Это значит, что они полагаются на знание своей области производства, а также всего производства, которое и помо­гает им определить нужную стратегию и принять нужные решения. Но только опыт может научить их, как именно управлять и контро­лировать. Неудивительно поэтому распространенное мнение, что управление-это искусство. И это действительно так.

Если рассуждать подобным образом, то кораблестроение, конеч­но, тоже искусство. Многие тысячи лет люди строили корабли, основываясь лишь на знании того, как ведет себя на воде простая долбленая лодка, но, постоянно набирая опыт, становились все более искусными в этом деле. В настоящее время, однако, кораблестроение-это нечто большее, чем те знания, которые обычно пере давались от отца к сыну. Взаимозависимые факторы были сведены в систему и составили стройное, доступное целое; новые идеи можно проверить на соответствие данной системе; новые открытия могут войти в нее как составная часть. То, что мы называем наукой, - есть систематизация и суммирование знаний и опыта.

Когда мы строим систему знаний, приобретенных опытом, мы получаем в результате ту основу знания, которую можно передать любому человеку. В этом заключается основная ценность системати­зации. Вместо передачи информации от поколения к поколению, от одного ремесленника к другому путем подражания и с помощью указаний и намеков наука очищает человеческую мудрость,, делая ее наиболее содержательной. Систематизация позволяет установить лучшую связь того, как передавать знание, с тем, что именно сле­дует передавать.

Так, например, молодой человек может поступить в вуз и в течение нескольких лет изучить там большую часть общей мудрости человечества,' относящейся, например, к кораблестроению. Возможно, что он не только изучит практические методы в этой области. но и приобретет также довольно большие познания в области физики, химии или, скажем, биологии. Когда он закончит курс обучения. он все еще будет, как мы выражаемся, «зеленым». Ему останется узнать гораздо больше о том, как все эти знания применить ни практике, так как знание и умение - это не одно н то же.

Когда речь заходит об управлении, воцаряется странное молча­ние. Нет ни общего соглашения о существовании такого предмета. как наука управления, ни единодушного мнения, что умению управлять, вообще говоря, можно обучиться. Причина, очевидно, заклю­чается в том, что никто еще не систематизировал опыт, который человечество накопило в области управления. В этой книге мы попытаемся показать читателю, что кое-что в этой области уже достигнуто.

 Когда мы, однако, утверждаем, что управление это наука, мы  вовсе не отрицаем, что управление есть искусство. Так, человек  с гениальным даром проектирования зданий не становится меньше  художником лишь потому, что он еще и знающий архитектор; более  того, человек, сочетающий в себе эти два качества, представляет  большую ценность для общества.

 Не следует путать утверждение о возможности существовании  систематизированных знаний об управлении с утверждением, что  наверняка есть какие-то особые методы организации производства.  которые можно изучать. Эта ошибка, как нам кажется, часто свойственна даже самым осведомленным и высокопоставленным лицам.  Мы знаем, что организатор должен уметь разбираться в бухгалтер  оком балансе, в счетах н тому подобном; очевидно это умение  можно передавать. Однако справедливость высказывания, что управление - это наука, этим доказать нельзя (если вообще эти  нужно доказывать). Наука всегда говорит о существе предмета:  она не имеет отношения к техническому мастерству.  В наше время мы признаем, что основы знания стали наукой  если: 1) явления поддаются количественному измерению;

2) фактами признаются только те результаты, которые получены много раз, многими наблюдателями при одинаковых методах измерения:

3) гипотезы выдвигаются для объяснения уже существующих фак­торов и проверяются всеми доступными воображению способами;

4) гипотеза, не рухнувшая под грузом фактов в течение многолет­ней проверки, приобретает статус Закона; 5) чтобы объяснить зако­ны, создаются теории, которые в свою очередь подвергаются про­верке.

Приведенные этапы невозможно расположить в хронологическом порядке. Кажется очень разумным, что факты надо собирать преж­де, чем выдвигать теорию. На самом же деле это не всегда пра­вильно и даже не всегда возможно. Иногда необходима хоть какая-нибудь теория, чтобы решить, какие именно факты накапливать или же каким способом их измерять. Но исторически зачатки науки возникали, по-видимому, в указанном здесь порядке хотя бы пото­му, что первые стадии менее сложны, чем последующие.

Таким образом, наука обычно начинается с попыток проведе­ния количественного анализа. И в былые времена начинающий уче­ный часто не получал признания исключительно из-за того, что он втайне верил в необходимость измерений. Ему говорили, что такие попытки либо невозможны, либо безнравственны, либо богохульны, либо даже опасны. А ученого-новатора часто пытались обезвредить, подвергая его труды самой жестокой цензуре. Область управления в этом отношении не была исключением. Самые первые попытки включить в процесс, который, как считалось, подчинялся лишь проницательности и чутью, столь прозаическую процедуру, как изме­рения, насмешливо отвергались. Но этот этап, вне всякого сомне­ния, уже позади. Сегодняшний организатор прекрасно знает, что для того, чтобы успешно управлять, ему необходимы всевозможные цифровые данные.

Прошла большая часть нашего века прежде, чем в управлении окончательно утвердились точные методы. В битве, закончившейся в пользу новой науки, родились две основные ее задачи. Первое- это деловой учет, который ни в коем случае не следует путать с давно известной практикой подсчета прибылей и убытков, чем зани­мались финансисты старой закалки. Деловой, учет исследует деталь­но все относящееся к прибылям и убыткам, проводя строгое разли­чие между ценой продукта и его стоимостью.

Вторая задача-это изучение рабочего процесса. Теперь это считается обычным методом хорошего управления, но появление этого метода было началом науки об управлении, ибо те люди, которые принимаются за подсчеты использованных материалов и потраченного времени после того, как работа уже сделана, выдают желаемое за действительное. И по сей день организатор, распоря­дившись изучить какой-либо метод работы или отхронометрировать какую-нибудь рабочую операцию, может столкнуться с самыми неожиданными результатами.

ЦИФРЫ - ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ

Большинство людей среднего поколения помнят старую шутку, бывшую в ходу около пятнадцати лет назад: «Я уже все решил, и не пытайтесь сбить меня с толку фактами!». В этом анекдоте, помимо того, что он с бородой, сейчас уже нет ничего смешного. Мы очень хорошо понимаем теперь необходимость точных фактов и измерений. Однако это пока только начало; к сожалению, слишком, много организаторов полагают, что внедрение научных методов в их рабо­ту полностью завершено. В промышленности часто считается неопровержимым довод, подкрепленный стоимостными оценками. Когда какой-либо доклад сопровождается таблицами, графиками и статистическими приложениями, он приветствуется как глубоко научный. Но такая подборка фактов в действительности лишь начало научного процесса.

Вообще говоря, мы должны употреблять, слово «научный» с большой осторожностью, так как за последнее время оно сильно обесценилось. С одной стороны, благодаря ядерным бомбам и ис­следованию космоса человек уверовал в могущество науки. С другой стороны, эта новая, могущественная репутация науки используется в коммерческом мире для рекламы высокого качества продукции. Таким образом, мы моем голову научным способом, чистим зубы научно созданной зубной пастой и покупаем любой товар, снабжен­ный магическим ярлычком «чудо современной науки».

Суть в том, что мы не можем позволить себе остановиться на  столь тривиальном представлении о науке. Хотя наука начинается с наблюдения и регистрации данных, основная ее задача заключается в построении моделей окружающей действительности и в  особенности «самовоспроизводящихся» моделей. Ибо только в про­цессе понимания таких моделей мы проявляем способность, которая отличает человека от остальных животных: способность предсказы­вать. Наличие у человека именно этой способности, причем специфи­чески развитой, делает успешной работу хорошего организатора.

Организатор видит модель в поведении всего производства или тон его самостоятельной части, которой он занимается. Он может сказать бухгалтеру: «Вы представили мне данные, и, вне сомнения, они точны; но вопрос не только в цене! Я должен считаться с впечатлением, которое останется у заказчика, с деловыми отноше­ниями и многими другими вещами». Таким образом, если управле­ние производством действительно становится наукой, то эта наука  должна продолжать изобретать и выбирать способы для измерения ) таких явлений, которые в настоящее время, казалось бы, не подда­ются учету. Нельзя почивать на лаврах, когда в некоторых случаях удается проделать количественный анализ и получить необхо­димые данные. В частности, нельзя удовлетвориться проведением количественного анализа только процессов.' Самые важные модели деятельности администрации не имеют отношения к процессам; они связаны, как уже говорилось вначале, со стратегией, решениями и управлением.

Мы подошли к критическому месту. Наука об управлении, используя методику, источником которой в основном явилось изуче­ние природы, исследует работу организатора. Работа же эта лишь незначительным образом определяется тем процессом, которым управляют. Она протекает в области предсказаний и оценки различных факторов, с тем чтобы определить, какие из них действи­тельно влияют на ход дела; эти факторы и необходимо количествен­но оценить. Цель науки управления состоит также в том, чтобы снести полученные количественные данные в некоторую систему, характеризующую ситуацию. Это предполагает выдвижение гипотез о том, почему данные факторы действуют именно таким образом, а также позволяет сформулировать «законы», действующие в дан­ной ситуации. Для выполнения всего этого необходимо проведение не только измерений, но и исследование операций.

ИСТОКИ ИССЛЕДОВАНИЙ ОПЕРАЦИИ

Ведущие фирмы начали понимать необходимость в проведении исследования операций уже в годы между двумя мировыми война­ми. Однако понадобилась Вторая мировая война, чтобы подтолкнуть процесс образования науки об управлении и поднять ее на ступень выше. Это происходило примерно следующим образом. Незадолго до начала войны началось очень быстрое развитие науки и техники. однако новые .возможности не были полностью осознаны военной мыслью ни одной из воюющих сторон. Когда разразилась война. противники обнаружили, что их стратегии рухнули под давлением этих новых возможностей, предоставленных наукой и техникой, ко­торые они до этого не сумели должным образом оценить.

Давайте рассмотрим несколько примеров. Французская армия убедилась, что она не в состоянии защитить границы своей страны при помощи неуязвимых укреплений линии Мажино, потому что существуют новые методы обхода таких укреплений. Англичане об­наружили, что их убежденность в том, что Британия-владычица морей, не более, чем иллюзия; блокада едва не привела Англию к поражению, поскольку новые, усовершенствованные методы напа­дения оказались полностью неожиданными. Германские воздушные силы обнаружили, что их бомбовая стратегия не всегда приводит к ожидаемым результатам, так как к тому времени уже изобрели радар. Несомненно, все эти случаи не являлись результатом отсут­ствия знаний и опыта; и мощные армии различных наций, вступив­шие в военные действия в 1939 г., не испытывали недостатка в точ­ных данных, доказывающих правильность применяемой тактики и стратегии. Но взаимодействие новых стратегий не было проверено, и результаты были предсказаны неточно.

Очень важно понять, в чем тут дело. На первый взгляд, одна из воюющих сторон просто не додумалась до лучшего вооружения, существующего у другой воюющей стороны. Проблема, казалось бы, чисто технического порядка: надо изобрести ответ на это оружие или придумать новое, еще более эффективное. На самом деле про­блема значительно глубже. Сухопутная армия, подготовленная к ве­дению траншейной войны, оказывается ввергнутой в хаос воздуш­ными десантами противника, так как ее оборонительная стратегия не учитывает этой возможности. Она могла бы действовать гораздо более успешно даже при существующем вооружении, если бы при­держивалась более подходящей стратегии. Подобно этому органи­затор может распоряжаться техникой или другими средствами более или менее эффективными по сравнению с тем, что имеется у их соперников. Но это только один из компонентов борьбы. Битву решает стратегия, учитывающая все возможности, имеющиеся у противной стороны.



[1] Под словом организатор здесь и далее мы подразумеваем человека, чья главная задача - правильно организовать управление производством. На современных предприятиях руководитель и орга­низатор - как правило, одно и то же лицо-управляющий, заве­дующий, директор и т. п. (П р и м. р е д.)



Размер файла: 1.31 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров