Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Эгоист подобен давно сидящему в колодце

Есть предание, относящееся ко временам греко-персидских войн эпохи античности. Многочисленная армия и флот Персии, которая к тому времени уже подчинила многие народы и вышла к берегам Средиземного моря, нависали над цивилизацией Эллады, на первый взгляд, обладавшей гораздо меньшей мощью и контролировавшей меньшие “людские” и материальные ресурсы, чем ее потенциальный поработитель. И с началом войны кто-то из мудрых решил показать греческому войску их будущих противников такими, какие они реально есть. Войско построили на поле и перед его рядами в голом виде выпустили группу пленных персов. Как известно, хотя бы по античной скульптуре, греки в те времена особое внимание уделяли военно-прикладному телесному развитию. Когда эти люди, с детства целенаправленно занимавшиеся физической подготовкой, увидели голых персов, то они чуть не попадали со смеху, поскольку не могли представить себе, что такие хилотусы, пусть даже и собранные в многочисленное войско, могут быть опасным противником на поле боя. Последующие военные действия завершились решающей победой греков над хилотусами, претендовавшими в ту эпоху на установление безраздельного мирового господства своей державы и последующее определение облика всего мира.

Теперь перейдем к основной теме настоящей записки. Автор книги, бывший советник по национальной безопасности американского президента в 1977 — 1981 гг., консультант Центра стратегических и международных исследований[1], профессор американской внешней политики в Школе современных международных исследований Пола Х.Нитце при Университете им. Джона Хопкинса в Вашингтоне, округ Колумбия (это сообщается в Аннотации). Он предпослал книге посвящение: “Моим студентам — чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня”. Как можно из этого понять, З.Бжезинский выступил, по существу, с напутствием будущим преемникам, которым еще только спустя какое-то время предстоит занять место у государственного кормила США.

Российского читателя издатели тоже не оставили без “напутствия” и поместили предисловие генерал-майора СВР (Службы внешней разведки) Ю.Г.Кобаладзе. Как сообщалось (“Правда” от 21.12.96), Юрий Кобаладзе (по крайней мере в то время) занимал должность руководителя пресс-бюро СВР. “В одном из своих интервью он категорически заявил, что не верит в существование каких-то заговоров, “жидомасонских центров, агентов влияния”. Он утверждает, что “Советский Союз развалило не ЦРУ. Мы сами его развалили””[2] (там же). С учетом этого следует смотреть и на мнение Ю.Г.Кобаладзе о книге З.Бже­зин­ского. Ю.Г.Кобаладзе  пишет:

“Эту книгу полезно прочитать всем, кто занимается внешней политикой, увлекается или интересуется ею. Потому что никто еще не рассказал нам проще, жестче и откровеннее об Америке как “единственной сверхдержаве” и никто еще не раскрыл столь обнаженно, какими способами удержать и упрочить ее исключительное положение. <...>

Пожалуй, может вызвать шок постановка вопроса о политике США относительно России: “Какой должна быть Россия, чтобы соответствовать интересам Америки, и что и как должна Америка для этого сделать? Ответу на этот вопрос автор посвящает специальную главу. Он называет её “черной дырой”. И, строго говоря, это странно и вовсе не отвечает тому, о чем идет речь. Ведь в астрофизике “черная дыра” — это некое тело, которое безвозвратно поглощает окружающую материю. Россия, напротив,  теряет части своего “тела”. А в книге, говоря о России, З.Бжезинский формулирует двойственную проблему американской политики: каким образом оказать поддержку демократическим преобразованиям в России и ее экономическому восстановлению и в то же время “не допустить вновь возрождения евразийской империи, способной помешать американской геостратегической цели формирования более крупной евроатлантической системы, с которой  в будущем Россия могла бы быть прочно и надежно связана””.

Свое предисловие Ю.Г.Кобаладзе завершает так:

“Разумеется, концепции многополярного мира чужды Бжезинскому по самой его природе. И тем более интересно, что свою книгу он заключает разделом, который назван: “После последней мировой сверхдержавы”. Да, автор признает, что США — первая и последняя глобальная сверхдержава. Что наступит время, когда “мировой политике непременно станет все больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства”. А может быть, такое время уже наступает?

Конец “холодной войны” значительно осложнил позицию США как лидера “свободного мира”. Книга З.Бжезинского, одного из кузнецов американской внешней политики, — это поиск новой стратегии мирового господства США. Слон в посудной лавке старается разбить как можно меньше тарелок”.

Является ли Россия “черной дырой”, как определил её роль З.Бжезинский, или же прав Ю.Г.Кобаладзе, изумившийся такой заморской оценке? — ответ на этот вопрос позволит ответить и на другой вопрос, к которому пришли и З.Бжезинский, и Ю.Г.Кобаладзе: “Что будет после последней мировой державы?” Или еще более точно: “Глобальная ли политика США сформирует облик того будущего мирового устройства, которое наступит “после последней мировой державы”, либо будущее общемировое устройство поставит США в состояние невозможности дальнейшего существования в их исторически сложившемся к настоящему времени виде?”

Для ответа на эти вопросы, какое бы раздражение ни вызывали взгляды, выраженные З.Бжезинским в его книге, прежде всего, не следует становиться на иждивенчески-лицемерную точку зрения деморализованного холодной войной генерал-майора внешней разведки. Его слова: “никто еще не рассказал нам проще, жестче и откровеннее об Америке как “единственной сверхдержаве” и никто еще не раскрыл столь обнаженно, какими способами удержать и упрочить ее исключительное положение”, — следствие либо его полного служебного несоответствия, либо откровенное лицемерие.

По своему служебному положению он обязан был знать содержание многих документов, в которых ясно выражено отношение заправил США и их консультантов к СССР и России. В частности, Директива СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 года так прямо и называлась “Наши цели в отношении России”. От книги З.Бжезинского она отличается еще большей откровенностью, поскольку предназначалась не для благонамеренных идеалистов, не видевших реальной политической практики, из числа студенческой молодежи, а для уже состоявшихся руководителей американской государственности, прошедших тщательнейший отбор как в публичной политике, так и в системе интер-нацистских масонских лож — внутреннем скелете демократической по-западному государственности, о чем постоянно забывают.

Фрагменты этой директивы ниже цитируются по книге Н.Н.Яковлева[3] “ЦРУ против СССР” (М.: Политиздат. 1985. С. 38 — 40, выборочно):

“Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:

а) Свести до минимума мощь Москвы;

б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России.

...Мы не связаны определенным сроком для достижения своих целей в мирное время.

...Мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несем хоть какую-нибудь ответственность за эти события (курсив наш при цитировании: США несут вину, коли отказались принять на себя заботу и ответственность)…  Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события... Как правительство, мы не несем ответственности за внутренние условия в России...

...Нашей целью во время мира не является свержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые не прийдутся им по вкусу. Возможно, что оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует со всей силой подчеркнуть — это их, а не наше дело...

...Речь идет прежде всего о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля.

...Не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории,  как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим.

...Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей нынешней советской территорией, то мы должны потребовать:

а) выполнение чисто военных условий (сдача вооружений, эвакуация ключевых районов и т.д.) с тем, чтобы надолго обеспечить военную беспомощность;

б) выполнение условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость от внешнего мира.

...Другими словами, мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:

а) не имел большой военной мощи;

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;

г) не установил ничего похожего на железный занавес.

В случае, если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и дружбу к нам, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом. Но мы обязаны не мытьем, так катаньем навязать их для защиты наших интересов”.

И это не отдельный эпизод, своего рода “выброс” из общей статистики фактов, характеризующих внешнюю политику США. Из Директивы СНБ-68 от 30.09.1950 года (там же, с. 64, 65):

“...сеять семена разрушения внутри советской системы с тем, чтобы заставить Кремль по крайней мере изменить его политику...[4] Но без превосходящей наличной и легко мобилизуемой военной мощи политика “сдерживания”, которая по своему существу политика рассчитанного и постепенного принуждения, не больше, чем блеф.

...Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушить иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах.



[1] Названия такого рода организаций говорит о многом. В Японии — Институт изучения глобальных проблем; в США — Центр МЕЖДУнародных исследований…

[2] Как “мы сами его развалили”, см. в аналитической записке “Четыре ступени информационной безопасности” (970109OP.DOC).

[3] Этого историка не следует ошибочно отождествлять с его однофамильцем А.Н.Яковлевым, бывшим членом Политбюро.

[4] Своя политика по умолчанию подразумевается безупречной.



Размер файла: 200 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров