Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО. СПЕКТР. (КАЖДЫЙ ОХОТНИК ЖЕЛАЕТ ЗНАТЬ)

Анонс

 

     Поклонники Сергея Лукьяненко!

     Книга, которую вы так долго ждали, - передвами!

    Самая крутая отечественная"космическая опера" со времен "Лорда с планеты Земля"!

     Прыжки через "звездные врата",невероятные миры, увлекательные приключения и головокружительные погони!

     Читайте новый шедевр лидера отечественнойфантастики!..

 

 

     Роман в семи частях, с семью прологами иодним эпилогом

 

Часть первая

КРАСНЫЙ

 

Пролог

 

     Каждый современ Александра Сергеевича знает, что навещать пожилых родственников - не точтобы непременный долг, но обязанность воспитанного человека, и Мартин ею непренебрегал. Помимо вежливости, ему было по-человечески радостно увидеть дядю,посидеть с ним на кухне за чашкой кофе и поговорить о чем-нибудь мелком,незначительном, или же, напротив, - о проблемах философских, разгадка которыхчеловечеством пока не найдена. Была в этих регулярных посещениях и еще однамаленькая человеческая приятность - во многих компаниях Мартина уже звали поотчеству, чего он ужасно не любил. Да и как русскому человеку любить такоенелепое сочетание - Мартин Игоревич? Ну а дядя никогда по отчеству его не звали звать не собирался. В хорошем расположении духа он окликал Мартина Мартом, вплохом (что, впрочем, случалось нечасто) желчно называл Иденом. Был, видимо,тридцать с лишним лет назад между дядей и отцом Мартина какой-то суровыйродственный спор по поводу имени. Сам дядя был закоренелый холостяк, на вопросыо детях сухо отвечал “не знаком”, но почему-то считал своей законнойобязанностью принимать полнейшее участие в жизни любимого племянника. По сутидела, дядя проиграл лишь один бой - по поводу имени, зато по всем остальнымвопросам ему всегда удавалось настоять на своем. Иногда Мартин был за это отдуши благодарен, например, за сорванные планы учить его с младенчества игре нафортепьяно, за разрешения отправиться в многодневный поход или поехать сдрузьями в Питер автостопом. Все попытки родителей спорить кончались тяжелымвзглядом из-под бровей и вопросом: “Вы мужика растите или певца эстрадного?”Эстраду дядя и впрямь не любил, а из всех певцов уважал лишь Кобзона иЛеонтьева, и то виновато прибавляя: “За голос и характер”. Впрочем, при всейсуровости характера не лишен был дядя и маленьких человеческих слабостей,особенно сильно проявившихся в последние десять лет, когда на всей земле жизньпошла наперекосяк. Проснулись в нем дремавшие прежде кулинарные склонности, иесли раньше мог он прожить целую неделю на яичнице и дешевом пиве, то теперьпроводил у плиты полдня, а вечерами либо звал к себе гостей, либо самотправлялся в гости. Мартину эта слабость нравилась, ибо делала визиты ещеприятнее. Вот и сегодня, созвонившись с дядей предварительно и выяснив, что наужин планируется утка Вайдахуньяд, Мартин зашел в магазин у метро и придирчивовыбрал вино. Конечно же, в данном случае полагалось пить венгерское. Пустьэстеты и патриоты насмешливо улыбаются, услышав про “венгерское вино”, пустьодни нахваливают сладковатый сотерн и терпкий тавель, а другие спорят о сравнительномчисле путонов токая в массандровском и венгерском токайском. Мартин же давноубедился, что к каждой пище есть свой, географией и историей дарованныйаккомпанемент. К вареной картошечке и малосольной селедочке не придумано ничеголучше простой русской водки, к пряной бастурме годится густой армянский коньяк(хотя по широте кавказской души бастурма примет и водочку), к нежным устрицам -белое французское вино, прохладное и легкое, к жирным и вредным для организмасосискам - чешское или баварское пиво. Так что при выборе вина Мартин неколебался. Выстояв маленькую очередь - впереди две привередливые пенсионерки,долго выбиравшие кусочек испанского хамона “позапашистее”, потребовали нарезатьего, да потоньше, - Мартин подошел к усталой молоденькой продавщице. Купилбутылку белого балатонского и бутылку красного эгерского, чуточку поболтал сдевушкой, благо за спиной пока никто не стоял. Девушка была симпатичной иумненькой, училась в институте, а в магазине подрабатывала вечерами, чтобызаработать на летнюю поездку по Европе. Через минуту Мартин безошибочныминстинктом понял, что хотя девушка и не прочь с ним поболтать, но серьезнознакомиться не собирается, у нее уже есть хороший и верный друг. Пришлосьоткланяться и уйти, тихонько погромыхивая бутылками, завернутыми вгофрированную бумагу и упрятанными в прочный пакет. На улице было хорошо. НаМоскву опустился вечер - первый по-настоящему теплый летний вечер после долгойпрохладной зимы. То, что сегодня был вечер пятницы, только добавляло емуприятности. Поток машин со стремящимися на дачи горожанами уже схлынул, сталотихо. Немногочисленные ребятишки, оставшиеся в городе на выходные, носились потротуарам на самокатах, в скверике у метро настраивался маленький джаз-банд, ипервые пенсионеры уже собирались на скамеечках, чтобы послушать музыку,посудачить и потанцевать. Старенькая девятиэтажка, в которой обитал дядя,стояла неподалеку, Мартин пошел к ней не по пешеходной дорожке, а напрямик,через запущенный старый садик. По пути он едва не спугнул влюбленную парочку,обнимавшуюся на скамейке, но вовремя услышал жаркий шепот и двинулся совсемтихо, придерживая пакет с бутылками перед собой, чтобы не гремел. Пришел Мартинвовремя. Открыв дверь, дядя буркнул что-то, долженствующее служитьприветствием, и бросился на кухню - вынимать утку из духовки. Мартин жепривычно сунул ноги в безразмерные гостевые тапочки и прошел в гостиную. Жилдядя скромно, в малоразмерной двухкомнатной квартире, съезжать отсюда несобирался, заявляя, что в шестьдесят семь лет думать о кладбище еще рано, но опереезде - уже поздно. В спальне - а по совместительству кабинете - все стеныбыли заставлены старыми-престарыми книжными полками, хранящими не менее древниекниги, зато гостиная была меблирована современно, где-то даже модно, под“хай-тек”, с обилием стоек из никелированных труб и небьющегося стекла, хитройаппаратурой, воспроизводящей изображение и звук, с пижонскими французскимиколонками “Водопад” - стеклянными, ценящимися знатоками за отсутствие призвукакорпуса. Дожидаясь дядю, Мартин порылся в дисках, выбрал Бетховена в исполненииЭмиля Гилельса, после чего снял пиджак и устроился у стола поудобнее. Дядя незаставил себя долго ждать. Уже через минуту он появился в гостиной сознаменитой уткой на противне - шипящей, благоухающей, обложенной крошечнымиголубцами, успевшими вволю пропитаться утиным жирком. При виде утки Мартинвоспрял, бросился открывать бутылки, кляня себя за то, что не пришел пораньше -по-хорошему, вину бы стоило полчасика подышать, избавиться от запаха пробки ираскрыть аромат во всей красе. Но дядя вино похвалил и так, после чего онинекоторое время отдавались гастрономическим удовольствиям, перебрасываясьрепликами не то чтобы совсем пустячными, но интересными лишь близким людям - ородителях Мартина, уже второй месяц проводящих на солнечных пляжах Кубы, онепутевом младшем брате Мартина, который, едва окончив один институт, поступилв другой - ибо в профессии юриста успел разочароваться, зато к исконным ихврагам журналистам проникся неизъяснимой симпатией. Поговорили и о дяде, о егобольной печенке, которой, конечно же, не понравится нынешнее угощение, о вознес перерасчетом пенсии, не позволяющей дяде исполнить мечту детства и посетитьМадагаскар. За разговором Мартин с удовольствием отметил, что дядя бодростидуха не теряет, за собой следит и даже не поленился повязать к ужину галстук,что для холостяка приравнивается к подвигу. Потом дядя начал исподвольрасспрашивать Мартина о его работе - очень осторожно и тонко, надеясь застатьплемянника врасплох и заставить проговориться. Но Мартин был начеку,отделывался общими фразами, “да” и “нет” не говорил, на белую лесть и черныенамеки не покупался, так что дядя с досадой бросил расспросы и приналег наутку. Тут за окнами раздался тихий гул, перекрывший, однако, Патетическуюсонату, и низко-низко над домами прошло летающее блюдце, заходящее на посадку.Радостно загалдели дети, а у какой-то машины сработала сигнализация и сполминуты заливалась неприятными для уха трелями.

     Пустячноеэто происшествие, однако, сразу же сменило тему разговора. Речь за столомтеперь пошла о вещах серьезных, государственных, и дядя начал высказывать своюточку зрения о Чужих, Мартину давно известную, но все равно регулярновыслушиваемую.

     Нельзясказать, что Мартин этой темы чурался, но мнение имел все-таки свое, а споритьс дядей не хотел. Так что остаток вечера прошел скомканно, под дядин монолог,и, решившись наконец-то откланяться, племянник почувствовал некое облегчение.Хорошо еще, что была уважительная причина - завтра он отбывал “в командировку”и даже понятия не имел, сколько она продлится.



Размер файла: 350.82 Кбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров