128

 

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ И АППАРАТУРА

 

ИССЛЕДОВАНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ГРУППЫ МЕТОДОМ

ВЗАИМНОГО ЦВЕТОВОГО ОЦЕНИВАНИЯ

 

П.В. ЯНЬШИН

 

Статья посвящена результатам проводимого нами в течение нескольких лет изучения применимости в группе цветового теста отношений (ЦТО) [3], [18], [22]. Согласно его автору, А.М. Эткинду, ЦТО является клиническим психодиагностическим методом, предназначенным для изучения эмоциональных компонентов отношений человека к значимым для него людям и отражающим как сознательный, так и частично неосознаваемый уровень этих отношений. ЦТО основан на процедуре косвенного шкалирования объектов посредством сопоставления цвета, атрибутированного этим объектам, с местом этого цвета в ранжировке по предпочтению набора из восьми люшеровских цветов.

При разработке группового варианта ЦТО, условно названного нами цвето-социометрическим методом (ЦСМ), мы преследовали цель создать технологичную процедуру комплексного измерения эмоционального состояния группы. Известно, что ни клинические методы, ни процедуры социально-психологического исследования не обладают качествами психометрических тестов ([3], [8] и др.), и ЦТО А.М. Эткинда не составляет исключения. Но, как выяснилось в ходе исследования, будучи применен в группе, ЦСМ сочетает достоинства клинического проективного метода с характеристиками психометрического теста. В частности, это становится возможным благодаря переводу основных показателей ЦТО из шкалы порядков в шкалы интервалов и отношений, что повышает надежность измерений [8; 23].

Эмоциональное состояние — важная составляющая взаимоотношений в группе. В социальной психологии используется ряд понятий, близких ему по смыслу: «дух группы» [18], «эмоциональное единство группы» [1], «эмоциональный климат группы» [9], «социально-психологический климат группы», «групповая сплоченность» [17]. Вместе с тем анализ статей в «Вопросах психологии» по социально-психологической тематике за последние десять лет свидетельствует об отсутствии публикаций на тему собственно эмоционального состояния группы. По большей части исследователей интересует уровень развития группы, определяемый в рамках известной стратометрической концепции развития коллектива и принципа деятельностного опосредствования межличностных отношений [16]. Эмоциональные связи, главным образом и представляющие эмоциональный климат группы, отнесены в этой концепции к «поверхностному» слою межличностных отношений, т.е. рассматриваются как производные от трех более «глубоких». В результате фокус исследования смещается от фактического

 

129

 

самочувствия людей в группе к более важным, с точки зрения динамики развития коллектива, но и более «обезличенным», с точки зрения индивидуальной психологии. Показательно, что и в понятие «социально-психологический климат» не включены характеристики эмоционального состояния членов группы [17; 162].

Исследование эмоционального состояния группы по-прежнему актуально в контексте диагностики адаптации индивида в группе [6], особенно если его членство в ней носит принудительный и длительный характер, как, например, в школьном классе или армейском подразделении. Немаловажным фактором, влияющим на психологический климат, является также и личность формального лидера, например, учителя. Как эмоционально воспринимается учитель учениками? Каково качество и интенсивность его эмоционального воздействия на класс? Насколько он внимателен к психологическим особенностям учеников и к каким именно? В какой мере его симпатии и антипатии к ученикам разделяются остальными учениками и кем именно? Эти вопросы призваны раскрыть существенные стороны источников и динамики эмоционального климата класса. В настоящее время для ответа на них в отношении только одного класса потребуется длительное и дорогостоящее исследование с использованием целой батареи не всегда хорошо сочетающихся между собой методик. Решить же перечисленные задачи можно, использовав при обследовании унифицированный оценочный конструкт: цвета, выстроенные в порядке предпочтения.

Одним из классических методов, предназначенных для изучения психологического состояния группы, является социометрия [9], [11], [13]. Полувековое использование этого метода подтверждает его эффективность, а простота проведения определяет его популярность. Но социометрия не лишена и ряда недостатков. Специфическая процедура проведения ЦСМ позволяет снять целый ряд методических трудностей, существующих в социометрии; идентичность операционализации основных показателей позволяет а) сравнивать состояние групп разного возраста (при лонгитюдных исследованиях)1; б) минимизировать зависимость результатов от интерпретации задаваемых вопросов или инструкций (при интервью, в классической социометрии или методе групповой оценки личности); в) защитить результаты от сознательного искажения; г) защитить результаты от влияний языковых различий, культурного и образовательного уровня респондентов, препятствующих сравнительным межкультурным исследованиям; д) ослабить психологические барьеры респондентов; е) минимизировать влияние рациональных мотивировок при выражении отношения к значимому другому.

Эмоциональное состояние группы складывается из состояний всех ее членов, но только в случае, если в процедуре оценки самочувствия личности будет органично учтено влияние групповых процессов. Например, если мы применим методику САН или опросник тревожности индивидуально к каждому члену группы, а затем усредним результаты, то не получим полной характеристики эмоционального состояния группы. Такой подход методологически ущербен, поскольку не учитывает, что «именно личные взаимоотношения представляют собой один из важных факторов эмоционального климата группы, эмоционального благополучия ее членов» [9; 43].

В качестве основного теоретического конструкта исследования мы приняли взаимоотношение. Вслед за Я.Л. Коломинским под взаимоотношениями мы понимаем «личностно значимое образное, эмоциональное и интеллектуальное отражение людьми друг друга, которое

 

130

 

представляет собой их внутреннее состояние» [9; 53] (курсив мой. — П.Я.). Таким образом, предполагается, что эмоциональное состояние отдельного члена группы и групповые взаимоотношения взаимно отражаются, порождая нечто новое, уникальное. Недаром в качестве «внутреннего манометра» самочувствия личности в группе А.В. Петровский предложил использовать три показателя: самооценку, ожидаемую оценку со стороны группы и оценку личностью группы [16]. Существуют метафорические обороты: «теплые взаимоотношения», «холодные взаимоотношения». Эта «температура» и отражает степень благоприятности эмоционального состояния группы. Взаимоотношение в этом смысле слова присутствует в группе любого уровня развития и, на наш взгляд, не может быть сведено к известным понятиям «групповая сплоченность», «ценностно-ориентационное единство», «уровень развития группы» и т.п. Чем же определяется эта «температура»?

Являясь психологически сложным образованием, взаимоотношение органично включает отношение к себе, а в качестве индивидуальной характеристики выступает как отношение к другому, т.е. опосредствовано личностно-смысловыми образованиями: мотивационными и ценностными структурами, характеристиками Я-концепции респондента и образом Я значимого другого. Бытие в группе отражает эти личностные образования, поскольку они проецируются на экран индивидуальностей, составляющих эту группу, в форме отношения к каждому отдельному ее члену и, в свою очередь, возвращаются назад в форме отношения всех к одному. Психологическим ядром взаимоотношений, как представляется, должна быть не просто симпатия, как это принято считать в классическом социометрическом исследовании, а  удовлетворенность: собой, другими и встречная удовлетворенность со стороны группы. Симпатия же является только субъективным эмоциональным отражением личностно-смыслового опосредствования деятельности [12], самосознания [19] и межличностного восприятия [4].

Нашей задачей, таким образом, было разработать или подыскать среди имеющихся, но не использующихся в групповом исследовании ту процедуру, которая операционализирует теоретический конструкт взаимоотношение. Это значит, что в эксперименте испытуемые должны выражать отношение друг к другу через некую субъективную шкалу, которая, в свою очередь, отражает их отношение к себе (Я-концепция) и символически выражает их потребности, степень их удовлетворенности, внутреннюю напряженность и т.п. Суммарный показатель, полученный этим способом, и будет отражать «температуру» взаимоотношений.

Процедура проведения ЦСМ2. В настоящий момент исследование проводится индивидуально. На первом этапе респондента просят проранжировать восемь цветов теста Люшера в порядке уменьшения предпочтения. На втором этапе, смешав цвета, просят оценить, какой цвет из лежащих перед ним больше подходит по характеру тому или иному человеку из заранее подготовленного списка группы. На третьем этапе респондента снова просят проранжировать цвета в порядке убывания предпочтения. Объектами оценки могут выступать не только люди. Мы используем пять обязательных объектов: «классный руководитель», «мама», «лучший друг», «класс», «настроение»; часто включаются фамилии других учителей и названия различных учебных предметов. «Сырой» протокол ЦСМ представляет собой квадратную матрицу взаимных цветовых оценок, диагональные клетки которой заполнены самооценками, и подматрицу оценок объектов. Учителя тоже

 

131

 

участвуют в опросе (т.е. оценивают цветами своих учеников, а ученики оценивают их), что позволяет понять степень эмоциональной и когнитивной интеграции учителей с классом. Следует особо подчеркнуть, что оценка цветом снимает этический барьер при оценке учеником учителя, давая возможность первому свободно выражать свое отношение. «Сырая» матрица цветовых оценок преобразуется в матрицу рангов, при этом используются индивидуальные ранжировки цветов во второй раскладке. Это соответствует упрощенному алгоритму обработки ЦТО, предложенному А.М. Эткиндом. Матрица ранжировки цветов по предпочтению содержит все данные, необходимые для дальнейшего анализа.

Усредненная сумма рангов по столбцам (показатель «предпочтение — отвержение») и строкам (показатель «доброжелательность, или удовлетворенность группой») дает представление об отношении группы к отдельному ее члену (аналог социометрического статуса) и об отношении каждого члена к остальной группе как об индивидуальной характеристике субъекта оценки. Диагональные оценки отражают отношение каждого к самому себе, так как представляют собой ранг цвета, атрибутированного собственному характеру (показатель «самооценка, удовлетворенность собой»). Дисперсия данных респондентами оценок характеризует «дифференцированность отношения», дисперсия полученных объектами оценок — «неоднозначность полученных оценок». Корреляция данных другим оценок с усредненной для всей группы ранжировкой членов группы по предпочтению позволяет судить о степени конформности эмоциональных оценок респондентов как их индивидуальной характеристике (показатель «конформность»). Корреляция рангов, «приписанных» испытуемыми другим членам группы, позволяет выявить группировки по принципу согласованности когнитивных установок и, согласно теории балансных моделей Хайдера [13], может являться дополнительным признаком взаимной симпатии. Фактически каждый респондент выставляет каждому члену группы балл от 1 до 8, где баллы выше 4 отражают степень непривлекательности. Это позволяет выделять группу не только «изолированных», но и собственно «отвергаемых», а также выявить полный спектр отношений, поскольку количество оценок не регламентировано. Исследование совпадений положительных и отрицательных рангов, атрибутированных друг другу, позволяет установить классические социометрические группировки по признаку взаимности предпочтения — отвержения, а также вычислять все известные социометрические коэффициенты.

Кроме перечисленных показателей групповой динамики цветовой тест Люшера дает представление о таких индивидуальных показателях [20], [21], как степень эмоциональной напряженности, вычисляемая как суммарное отклонение порядка предпочитаемых цветов от так называемой аутогенной нормы (показатель «дисгармоничность»), потребность в покое или активности, оцениваемая по соотношению предпочтения холодных и теплых цветов (показатель «потребность в активности — утомление»), «эмоциональная лабильность», «вычисляемая» как разница рангов цветов в первой и второй раскладках по предпочтению. Показатель «когнитивный компонент отношения» рассчитывается как суммарная детерминация отношения к другому присущими объекту оценивания описанными выше психологическими характеристиками (самооценка, дисгармоничность, доброжелательность, эмоциональная лабильность, потребность в активности, потребность в автономии). Этот показатель учитывает влияние на формирование субъективного эмоционального отношения объективных характеристик поведения и индивидуальности значимого другого.

 

132

 

В результате мы имеем шесть типов показателей, с разных сторон характеризующих эмоциональное состояние группы и каждого ее члена: 1) показатели эмоционального отношения к группе и группы к ее члену (результаты косвенного шкалирования); 2) индикаторы когнитивных установок в отношении общегрупповых тенденций взаимооценки и их попарных совпадений — расхождений (корреляции предыдущих показателей); 3) индикатор самооценки членов группы; 4) индикатор индивидуального эмоционального состояния каждого члена группы (интегральные показатели теста Люшера); 5) цветовой портрет каждого члена группы, доступный интерпретации в терминах универсальных эмоциональных значений цветов [3], [23] (цветовой эквивалент ГОЛ); 6) результаты шкалирования объектов. Те же показатели вычисляются для участвующих в исследовании учителей. Соотношения большинства из показателей могут быть представлены в едином семантическом пространстве, что снимает проблему их сопоставимости. Эти показатели могут быть использованы как для анализа индивидуального социально-психологического статуса членов группы, так и для сравнения различных групп между собой, что открывает новые перспективы в области сравнительной психологии групп. Это также позволяет объективировать индивидуальные проблемы, выделять группу риска психологической дезадаптации, давать обоснованные рекомендации и т.д.

Метод включает специально разработанную компьютерную программу, автоматизирующую все вычисления, а процедура опроса не утомительна даже для маленьких детей (время опроса одного испытуемого — 5–7 минут). В настоящий момент мы находимся на этапе анализа данных, полученных на более чем 140 классах (в общей сложности более 3000 детей всех возрастных групп и их учителей).

Конструктная валидность метода цветовой гетерооценки в группе. Конструктная валидность отражает степень репрезентации исследуемого психологического конструкта в результатах теста. Чем больше результаты теста соответствуют теоретической гипотезе о природе измеряемой переменной, тем выше конструктная валидность теста [8; 10].

Универсальной «линейкой», с помощью которой косвенно измеряется отношение испытуемого к чему-либо в ЦТО, является ранжировка по предпочтению цветов теста Люшера. В результате получаемый конструкт интерпретируется как оценочный [3], [22]. Однако следует отдавать себе отчет в том, что это операциональная интерпретация. Содержательная интерпретация конструкта требует выяснения его психологического смысла. Очевидно, что конструктная валидизация должна касаться не только оценочного конструкта (ранга цвета, атрибутируемого объекту оценивания), но и психологического смысла самой ранжировки цветов по предпочтению в тесте Люшера.

Задача исследования конструктной валидности состояла в подтверждении следующих пяти гипотез, вытекающих из приведенных выше теоретических рассуждений:

1. Предпочтения цветов в тесте Люшера отражают характеристики Я-концепции (самоотношение) испытуемых.

2. Предпочтения цветов в тесте Люшера отражает «модель желаемого настоящего» испытуемых — как характеристику их потребностно-мотивационной сферы.

3. Ранг цвета, атрибутированного другому человеку, отражает как характеристики Я-концепции, так и отношение к значимому другому.

4. Ранг цвета, атрибутированного другому человеку, отражает степень удовлетворенности этим человеком.

5. Атрибуция цвета самому себе также отражает все перечисленные моменты, но уже как аспекты самоотношения.

 

133

 

Было проведено четыре исследования на независимых выборках испытуемых (общей сложностью 123 человека в возрасте от 11 до 23 лет). В деталях исследования несколько отличались, но в основе всех лежала модель параллельного семантического шкалирования: наряду с проведением ЦТО испытуемые оценивали себя или значимого другого по личностному семантическому дифференциалу (ЛСД). Этот способ валидизации был выбран нами, поскольку семантический дифференциал, и ЛСД в частности, отражает личностно-смысловой аспект отношения к объекту [15], а при межличностном оценивании он отражает смысловые образования, зафиксированные в виде отношения [2].

Объем статьи позволяет только вкратце описать процедуру и результаты экспериментов. В первом исследовании (проведенном К. Андреевой) принимало участие 39 студентов IV курса психологического факультета СамГПУ. Для получения характеристик Я-концепции использовался 21-шкальный ЛСД. В ходе исследования испытуемые получали инструкцию оценить по этим шкалам свою актуальную и идеальную самооценку, что впоследствии позволяло вычислить степень их удовлетворенности собой. До и после этого им предлагался тест Люшера со стандартной инструкцией. Кроме этого испытуемые должны были указать цвет, «на который похож их характер». Результаты обрабатывались методом множественной линейной регрессии. В качестве независимых переменных использовались отдельные шкалы ЛСД (актуальная самооценка и разность между идеальной и актуальной самооценкой — удовлетворенность собой), а в качестве моделируемых (искомых, зависимых) переменных — ранги цветов теста Люшера в первой и второй раскладках.

Основной результат состоял в том, что все шестнадцать регрессионных моделей (для цветов первой и второй раскладок) позволили предсказать ранги соответствующих им цветов со 100 % вероятностью! Уровень значимости везде превышал р<0,0001. В каждую регрессионную модель вошли характеристики как актуальной самооценки, так и удовлетворенности собой примерно поровну. Уже этого достаточно для вывода о том, что порядок предпочтения цветов в тесте Люшера точно отражает личностно-смысловые аспекты самооценки, либо и то, и другое является проекцией более глобальной латентной переменной, что не меняет фактической стороны дела. Исследование О.В. Гришиной, проведенное по аналогичной схеме на выборке из 41 ученика VI классов (возраст 11–12 лет), дало сходные результаты. Хотя вычисленные регрессионные модели отличались меньшей точностью, для большинства цветов процент объясняемой моделью дисперсии превышал 70 %, а для черного и красного цветов приближался к 100 %. Уровень значимости также превышал р<0,001.

Сходные результаты были получены и для ранга цвета во второй раскладке, который испытуемый атрибутировал самому себе («На какой цвет ты похож по характеру?»). На приведенной выборке шестиклассников он предсказывался с 85 % вероятностью, и со 100 % вероятностью — на выборке студентов. Таким образом, гипотезы 1, 2 и 5 полностью подтвердились: сама «линейка» (предпочтение цветов в тесте Люшера) детерминирована личностно-смысловыми структурами испытуемых, отражает характеристики Я-концепции и «модель желаемого настоящего» в форме удовлетворенности/неудовлетворенности собой. Это же справедливо и для ранга первого цвета при самооценке.

Гипотезы 3 и 4 проверялись в трех экспериментах. В первом участвовали те же студенты VI курса, к которым был дополнительно применен «метод управляемой проекции» В.В. Столина [20], модифицированный таким образом, что испытуемые должны были оценить с помощью ЛСД двух искусственных

 

134

 

персонажей: того, который анонимно представлял характеристики самого испытуемого по тесту 16-PF              Р. Кеттелла3, и того, который анонимно представлял его «альтер-Эго». Кроме этого испытуемые ранжировали этих персонажей по ЦТО. Регрессионные модели, построенные на основании актуальной самооценки и удовлетворенности собой испытуемых по ЛСД, позволили со 100 %-ной вероятностью предсказать ранг первого цвета, атрибутированного обоим сконструированным персонажам. Модели, построенные на основании шкалирования по ЛСД «личности» искусственных персонажей, предсказывали с вероятностью 61 и 98 % ранг оценки «своего» персонажа и «альтер-Эго» соответственно. Это значит, что ранг цвета при гетерооценке интегрированно отражает отношение к себе и к «значимому другому» и что на отношение к другому в большей степени влияет самоотношение.

Второе исследование (Л. Никаноровой) было проведено на 29 учениках VII классов, которые шкалировали своих одноклассников (в общей сложности 75 человек) по 21-шкальному ЛСД («Каким ему видится он/она в настоящий момент, и каким он хотел бы его/ее видеть») параллельно с проведением ЦТО по описанной выше схеме. Это позволило проверить, насколько тесно связан ранг первого атрибутируемого значимому другому цвета во второй раскладке с прямой оценкой и степенью удовлетворенности им. Построенная на основании актуальной гетерооценки и удовлетворенности значимым другим модель множественной линейной регрессии дала 52 %-ное предсказание, что значимо на уровне р<0,0001. Показательно, что из шести статистически значимых коэффициентов формулы регрессии пять относились к характеристикам удовлетворенности/неудовлетворенности личностью оцениваемых одноклассников. Следовательно, ранг первого цвета гетерооценки правомерно интерпретировать как «степень удовлетворенности значимым другим».

В последнем исследовании (С. Неплох), проведенном в шести VII–IX классах от 22 учеников было получено в общей сложности 240 гетерооценок своих одноклассников по 9-шкальному ЛСД, проведенному параллельно с ЦТО по описанной выше схеме. Основной целью исследования было установление семантики восьми цветов Люшера («цветовой портрет»4) в ситуации гетерооценки. Испытуемый должен был охарактеризовать каждого из своих одноклассников одним из восьми цветов. Обработка результатов состояла в том, что множество гетерооценок разбивалось на группы в соответствии с тем, какой ранг в ранжировке цветов по предпочтению занимал атрибутированный им респондентами цвет во второй раскладке. Значения факторов  Оценка, Сила, Активность усреднялось для каждой группы. Эти данные графически представлены на диаграмме.

По вертикали отложены усредненные величины проекции объектов на оси факторов Оценка, Сила и Активность личностно-семантического дифференциала в соответствии с рангом цвета во второй раскладке респондентов, которым характеризовался оцениваемый ученик. Например, если одноклассники оценивались цветом, занимавшим в ранжировке цветов респондентами первое место (ранг в раскладке=1), их усредненная оценка по факторам была такой: Оценка=1,15, Сила=0,6, Активность= 1,35. Диаграмма для фактора Оценка наиболее близка к диагонали, что говорит о близкой к линейной связи оценок по этому фактору с рангом атрибутированного цвета. Это подтверждают результаты корреляционного анализа.

 

Ранг цвета в раскладке по предпочтению коррелировал с факторами:

 

135

 

Оценка — r =0,595, Силаr =0,27, Активность r =0,22. Несмотря на то, что все коэффициенты корреляции значимы на уровне р<0,01 (n=240) и выше, наиболее сильно ранг атрибутируемого значимому другому цвета был связан с симпатией — антипатией к нему (шкала, относящаяся к фактору Оценка). Это позволяет рассматривать показатель «принятие — отвержение» ЦСМ в качестве аналога социометрического критерия эмоционального предпочтения, или показателя социальной аттракции. Таким образом, психологическое значение ранга первого цвета при гетеро- и самооценке можно интерпретировать как «выражение симпатии/антипатии с превалированием удовлетворенности/неудовлетворенности». Этот конструкт имеет главным образом эмоциональное содержание и очень тесно связан с личностно-смысловым отношением. Из диаграммы видно, что с шестого ранга характеристики Активности и Силы начинают преобладать над Оценкой. Психологически это может быть расшифровано как «опасность» («активный + сильный + плохой») [7] или признак фрустрации со стороны оцениваемого объекта.

 

Далее из 22 респондентов были выделены две группы подростков, склонных оценивать одноклассников либо первыми, либо последними цветами в своих ранжировках цветов по предпочтению (т.е. первые другим «симпатизировали», а вторые — нет). В первую группу вошло четыре ученика (средний ранг — 3,2 по 44 сделанным ими гетерооценкам), а во вторую — шесть учеников (средний ранг — 5,76 по 63 сделанным ими гетерооценкам). Проверка различий усредненных гетерооценок, сделанных учениками обеих групп, дало значимые результаты по t-критерию Стьюдента только по фактору Оценка (на уровне р<0,001); еще большие различия наблюдались по шкале «обаятельный — непривлекательный» (р<0,0001). Это подтверждает предыдущий вывод и свидетельствует о том, что взаимная ранжировка цветами может отражать устойчивые диспозиции личности (аттитюды) по отношению к значимым другим.

Таким образом, гипотезы 3 и 4 полностью подтвердились. Вместе с ними подтверждена и конструктная валидность процедуры взаимной цветовой оценки в группе. Цвето-социометрический статус, следовательно, отражает совокупную удовлетворенность данным членом группы, а сумма всех взаимооценок отражает удовлетворенность друг другом, уровень взаимной симпатии и, таким образом, эмоциональное состояние группы в целом. Вывод: процедура ЦСМ точно операционализирует теоретический конструкт «взаимоотношение».

Конкурентная валидность. Конкурентная валидность определяется корреляцией результатов нашего теста с данными,

 

136

 

полученными при помощи других тестов, предназначенных для измерения той же самой переменной [8]. Она проверялась в двух исследованиях связи показателей цвето-социометрического метода с: 1) результатами классической социометрии и 2) данными 16-факторного опросника Р. Кеттелла.

 

                                                                   Таблица 1

Корреляция показателей ЦСМ с 16-факторным опросником Р. Кеттелла

 

В первом исследовании (М.Л. Меркуловой) участвовало 80 учеников: одного VI и двух VII классов, в среднем по 26 человек в каждом. Были использованы три социометрических критерия: «пригласить на день рождения» (рекреационный), «учиться в одном классе» (ведущая деятельность) и «выбрать в команду на викторину» (компетентность). Социометрический статус, вычисленный как сумма по всем трем критериям для каждого ученика, коррелировал с коэффициентом «предпочтение — отвержение» в ЦСМ на уровне р<0,01. Значимые корреляции с другими показателями ЦСМ отсутствовали.

Во втором исследовании (И.А. Никишиной) участвовало 154 ученика из шести X и XI классов двух общеобразовательных школ. Процедура состояла в параллельном обследовании с помощью ЦСМ и 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла. Результаты обрабатывались с использованием метода ранговой корреляции Ч. Спирмена (табл. 1).

Все показатели корреляции значимы на уровне не менее р<0,05. Поскольку показатели, связанные с ранжировкой, имеют обратный смысл (например, самооценка возрастает при снижении ранга цвета в раскладке), для облегчения понимания смысла связей знаки корреляций в показателях 2, 3 и 4 заменены на противоположные. Эти корреляции психологически понятны и совпадают с интуитивными и операциональными характеристиками, выраженными в названиях исследованных показателей. Например, «доброжелательные» ученики по данным 16-PF характеризуются как «общительные, добросердечные, доброжелательные, эмоционально чувствительные, доверчивые» и т.д. Показатель «конформность» коррелирует с сознательным следованием общественно одобряемым нормам поведения, жизнерадостностью, общительностью, энергичностью и т.д. Высокий показатель «когнитивный компонент отношения» предполагает скорее отстраненно-оценивающий, нежели эмоционально-эмпатийный стиль поведения.

 

137

 

Таким образом, можно говорить и о хорошей конкурентной валидности цвето-социометрического метода. Кроме этого, его можно рассматривать как дифференциально-психологический метод, поскольку его показатели соотнесены не только с социально-психологическими, но и с индивидуально-психологическими характеристиками членов группы.

Надежность ЦСМ. Надежность определялась как устойчивость показателей во времени при ретестировании спустя месяц с момента первого исследования (первый замер проводился в первой четверти, второй — во второй). В исследовании (Е.М. Микулицкой) участвовало пять классов: I, II, V, VIII и XI (в общей сложности 129 человек), что должно было отразить все возрастные параллели средней школы. Данные всех классов сводились в единую матрицу и обрабатывались как единый массив. Результаты ранговой корреляции между результатами первого и второго тестирования приведены в табл. 2.

 

                                         Таблица 2

Данные по ретестовой надежностии основных показателей ЦСМ

В литературе можно встретить различные требования к интервалу ретестового исследования: от двух недель [14] до шести месяцев [8]. Месячный интервал, на наш взгляд, является компромиссным сроком, учитывающим динамичность измеряемых показателей. Его достаточно, с одной стороны, для оценки надежности измерения, с другой — для оценки стабильности самого объекта исследования (эмоционального состояния группы). Поскольку процедура ЦТО практически исключает эффект запоминания предыдущих ответов, промежуток между измерениями не должен сильно влиять на увеличение коэффициента надежности. Следует также учесть, что все показатели получены в результате одной и той же измерительной процедуры при различных алгоритмах обработки исходной матрицы. Следовательно, максимальный уровень корреляции должен характеризовать доступную точность измерения, а различия корреляций по другим показателям — изменчивость вость во времени измеряемых ими психологических характеристик, т.е. их прогностическую валидность.

В литературе по психодиагностике ([5], [8], [14] и др.) приводится величина коэффициента надежности для психометрических тестов 0,7–0,8, превышение которой практически встречается редко. В нашем случае (см. табл. 2) величину 0,7 превышают коэффициенты надежности трех показателей ЦТО: «предпочтение — отвержение» (0,82), «дисгармоничность» (0,73) и «потребность в активности» (0,73). Первый — это главный показатель методики, конструктная валидность и психологическое содержание которого была детально рассмотрена выше; два других — интегральные показатели теста Люшера, отражающие индивидуальные характеристики членов группы. Этот результат в сочетании с данными по валидности позволяет отнести ЦТО в разряд собственно тестовых процедур, поскольку характеризует весьма низкую стандартную ошибку измерения всей процедуры в целом. Устойчивость этих показателей позволяет также говорить как о высокой

 

138

 

прогностической валидности ЦСМ, так и об устойчивости цвето-социометрического статуса и данных цветового теста Люшера. Поскольку это результат обработки совмещенных данных всех школьных классов, величина коэффициентов свидетельствует о высокой валидности ЦСМ вне зависимости от возраста исследуемых, о семантической стабильности психологического конструкта применительно к испытуемым в возрасте от 6–7 до 16–17 лет, т.е. о применимости теста для лонгитюдных и срезовых исследований в этих возрастных границах.

Ознакомление с данными по стандартизации ЦСМ не входит в задачу данной статьи и будет уместно параллельно с изложением психологических закономерностей и возрастных тенденций в изменении показателей, что представляет отдельную тему для рассмотрения.

 

1. Али-Заде А. Половой диморфизм и психологические проблемы формирования личных взаимоотношений: Автореф. докт. дис. Баку, 1974.

2. Артемьева Е.Ю., Ковалев Г.А., Семилет Н.В. Изображение как инструмент измерения межличностных отношений // Вопр. психол. 1988. № 6. С. 120–126.

3. Бажин Е.Ф., Эткинд А.М. Цветовой тест отношений: Метод. рекомендация. Л., 1985.

4. Бодалев А.А. О взаимосвязи общения и отношения // Вопр. психол. 1994. № 1. С. 122–126.

5. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989.

6. Диагностика школьной дезадаптации. М., 1995.

7. Журавлев А.П., Павлюк Н.А. Язык и компьютер. М., 1989.

8. Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. Введение в психометрическое конструирование. Киев, 1994.

9. Коломинский Я.Л. Психология детского коллектива. Минск, 1984.

10. Котаскова Я. Лонгитюдное исследование формирования личностных характеристик у детей // Вопр. психол. 1987. № 1. С. 51–56.

11. Лекции по методике конкретных социальных исследований / Под ред. Г.М. Андреевой. М., 1972.

12. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

13. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990.

14. Общая психодиагностика / Под ред. А.А. Бодалева и В.В.Столина. М., 1987.

15. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1987.

16. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982.

17. Проблемы детского коллектива в русской и советской педагогической мысли / Под ред. А.Ю. Гордина и Л.И. Новиковой. М., 1973.

18. Психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. М., 1990.

19. Сермягина О.С., Эткинд А.М. Применение цветового теста отношений при изучении неврозогенной семьи // Вопр. психол. 1991. № 3. С. 80–85.

20. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

21. Филимоненко Ю.И., Юрьев А.И., Нестеренко В.М. Экспресс-методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности человека // Личность и деятельность. Экспериментальная и прикладная психология / Под ред. А.А. Крылова и сотр. Вып. 11. Л., 1982. С. 52–57.

22. Шипош К. Значение аутогенной тренировки и биоуправления с обратной связью электрической активности мозга в терапии неврозов: Канд. дис. Л., 1980.

23. Эткинд А.М. Цветовой тест отношений // Общая психодиагностика: Основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева и В.В. Столина. М., 1987. С. 221–227.

24. Яньшин П.В. Эмоциональный цвет. Эмоциональный компонент в психологической структуре цвета. Самара, 1996.

 

Поступила в редакцию 27.X 1998 г.

 



1 Аналогичный прием применен в [10].

2 Процедура описана применительно к школьному классу, но легко модифицируется для любой группы.

3 Во всех исследованиях применялся вариант опросника в адаптации института им. В.М. Бехтерева.

4 В настоящей статье не обсуждается.

5 Такой же коэффициент корреляции получен и по отдельной шкале «обаятельный — непривлекательный» ЛСД.