9.2812

116

 

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ И АППАРАТУРА

 

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ — ТИПИЧНОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОТКЛИКА

Е. В. ЗАИКА, О. Г. КАРТАШОВ

 

Эмоциональная сфера человека чрезвычайно сложна и многообразна в своих проявлениях и в высшей степени индивидуализирована. В многочисленных психологических исследованиях,направленных на изучение индивидуальных особенностей эмоций, рассматривались и фиксировались преимущественно лишь явные, выраженные их проявления, играющие достаточно заметную роль в развитии личности и организации ее деятельности: устойчивые характеристики человека по содержанию преобладающих эмоций (радости, гнева, страха), по вероятности возникновения тех или иных эмоций в условиях актуализации различных потребностей (в успехе, в доминировании и др.), по степени эмоциональной лабильности (легкая возбудимость, застойность и т. п.) и др. [7] - [9], [15], [20] - [22]. При этом в гораздо меньшей степени оказались изученными индивидуальные особенности слабо выраженных, едва заметных, мимолетных эмоциональных проявлений, в частности, эмоциональных откликов, что, вероятно, было обусловлено недооценкой их значимости в жизни человека.

Эмоциональный отклик (ЭО) представляет собой одно из наиболее элементарных и распространенных проявлений эмоциональной сферы человека. Он возникает непосредственно в процессе восприятия (шире: познания) объекта и характеризует, как правило, небольшое по силе и краткое по длительности переживание отношения субъекта к объекту в целом или отдельным его свойствам, которое может быть выражено словами: приятно — неприятно, нравится — не нравится,    безразлично. В этом смысле «каждый сенсорный раздражитель обладает определенной эмоциональной значимостью. Иначе говоря, он вызывает состояние удовольствия или неудовольствия» [11; 76].

ЭО может возникать в ответ на физические, функциональные, семантические, ассоциативные и другие признаки объекта. В описываемой методике исследуется эмоциональный отклик на его физические признаки, являющиеся, в отличие от других, наиболее универсальными, объективными, однозначно трактуемыми и доступными для точного учета.

Среди разнообразных физических признаков объекта, ЭО на которые более или менее изучены (цвет, запах, звук, очертания контура) [1], [2], [10], [14], [19], [25], особое место занимают относительные элементарные характеристики его формы (пропорции, взаиморасположение элементов, величина угла, форма изгиба и т. п.), изучение которых составляет предмет особого направления в эстетике — эстетики простых форм [13], [17].

В ряде теоретических работ убедительно обоснованы положения о единстве эмоций (в том числе и ЭО) и акта познания и о соотношении характеристик объекта и содержания потребностей субъекта как основной детерминанте ЭО [4], [11], [12], [23]. Однако «удельный вес» факторов «признаки объекта» и «потребности субъекта» в зависимости от конкретных условий может быть различным. В одних случаях преобладающими оказываются потребности (пример: при неудовлетворенной потребности отрицательный ЭО может вызываться широким кругом разнообразных по физическим признакам объектов и относительно независимо от этих признаков). В других случаях ведущими выступают признаки объекта относительно независимо от содержания потребностей (пример: ЭО на сверхсильные раздражители, на скрежет металла по стеклу). Что касается ЭО на простые признаки формы, то они, в отличие от ЭО на цвет, запахи и некоторые другие стимулы, существенно детерминируемые

 

117

 

потребностями субъекта, определяются в первую очередь самими признаками форм (их физическим качеством), а не потребностями субъекта.

Психологическим механизмом возникновения ЭО в этом случае выступает сличение воспринимаемого объекта с некоторыми обобщенными или конкретными эталонами, содержащимися в долговременной памяти и определяющими степень его привлекательности или непривлекательности. В русле проблемы возникновения эмоциональных отношений изучена в общем виде роль лишь очень сложных по своей структуре эталонов, определяющих, например, чувство симпатии или антипатии к человеку [3], [24]. Роль же относительно простых эталонов, соответствующих элементарным признакам формы, изучалась преимущественно лишь в когнитивной психологии в связи с решением проблем формирования перцептивного образа и вне связи с эмоциональными явлениями [5], [6], [16], [18]. Объединяя данные, полученные, с одной стороны, в когнитивной психологии и, с другой стороны, в эстетике простых форм, можно заключить, что эти относительно простые эталоны формы, помимо своей основной функции в организации когнитивных процессов (опознания, восприятия), выполняют и эмоциогенную функцию, определяя в процессе сличения с объектом специфику возникающего на него ЭО. Таким образом, ЭО на простые признаки объекта зависит от существующей у человека1 и актуализирующейся при его восприятии системы эталонов, при этом соответствие признаков объекта одним эталонам будет вызывать положительный ЭО, другим — отрицательный, третьим — нейтральный.

Индивидуальные особенности ЭО на простые признаки (и, соответственно, стоящей за ними системы эталонов) могут быть рассмотрены в различных аспектах. Один из наиболее естественных и практически значимых — рассмотрение ЭО конкретного человека по параметру их индивидуальности — типичности. ЭО конкретного человека на простые формы. являются типичными, если они по своему знаку совпадают с ЭО на эти же стимулы большинства людей — представителей той же половозрастной группы. Испытуемый в этом случае реагирует «как все», его предпочтения и отвержения не отличаются от предпочтений и отвержений большинства. А индивидуальные ЭО — это такие, которые по своему знаку не совпадают с ЭО большинства, отличаются от них и в этом смысле являются нетипичными. В действительности каждый человек по совокупности своих ЭО занимает некоторое промежуточное положение на шкале «индивидуальность — типичность ЭО», которое, очевидно, является относительно постоянной характеристикой его личности, в той или иной степени влияющей на его психические процессы и поведение.

В настоящей методике испытуемому предлагается сообщить о своих ЭО на серию простых признаков формы, затем на основе сопоставления его ЭО с общегрупповыми выносится заключение о степени их индивидуальности — типичности.

Экспериментальный материал — набор из 30 карточек размером 18Х8 см, на каждой из которых изображены черной тушью по три варианта (градации) одного и того же стимула. Стимулами выступают элементарные признаки объекта («простые формы»), варьируемые по некоторым своим характеристикам. На рис. 1 в качестве примера показаны стимулы, изображенные на первых трех карточках. Это отрезок прямой, варьируемый по углу наклона; треугольник, варьируемый по степени отличия от равностороннего; и ломаная линия, варьируемая по форме своих изгибов. Другими стимулами выступают

 

118

 

синусоиды с различной амплитудой и частотой, углы разной величины, дуги разного диаметра, простые геометрические фигуры с разным соотношением сторон и углов и др. Специфической особенностью такого экспериментального материала является относительно бедная представленность в нем социально выработанных значений или отчетливой выраженности сенсорно-перцептивных характеристик, образующих «чувственную ткань» сознания.

 

 

 

 

Рис. 1. Примеры представляемых испытуемому изображений

(цифры обозначают номер карточки, буквы – вариант стимула)

 

Процедура проведения эксперимента. Испытуемому предъявляют по одной карточке со стимулами и просят определить в отношении каждого из них тот вариант, который вызывает положительный ЭО, и тот, который связан с отрицательной эмоциональной реакцией. Инструкция испытуемому: «Посмотрите внимательно на три фигуры, нарисованные на карточке. Выделите из них ту, которая вам нравится больше, чем другие, наиболее приятна для глаза, и запишите рядом с номером карточки соответствующую ей букву. Затем выделите ту фигуру, которая вам наименее нравится, кажется наименее приятной, и соответствующую ей букву запишите в следующей колонке. Так же поступайте и в отношении последующих карточек. При этом полагайтесь на свою интуицию, на первое возникшее у вас впечатление». Если в отношении некоторых фигур испытуемый затрудняется определить наиболее приятную или неприятную, то эта карточка откладывается в сторону и в конце исследования предъявляется вторично; в этом случае делают однозначный выбор почти все испытуемые. Время обследования — от 6 до 14 минут.

В нашем исследовании принимали участие 450 юношей — выпускников школ в возрасте 17 лет.

Для выявления наиболее типичных ЭО для лиц указанной половозрастной группы подсчитывалось общее количество положительных и отрицательных выборов каждого из трех вариантов 30 стимулов и рассчитывалась их частота. В результате была составлена сводная таблица частот предпочтения и отвержения для каждой фигуры (см. ее фрагмент для первых трех карточек). В зависимости от соотношения частоты положительных и отрицательных выборов каждый из трех вариантов стимула был охарактеризован как положительный, отрицательный или нейтральный, и эти характеристики рассматривались как нормативные.

 

Таблица

Частоты положительных и отрицательных выборов простых фигур

 

Номер

карточ-

ки

Вариант 

фигуры

 

Положительные выборы

Отрицательные выборы

Их сумма

Характеристика

стимула

1

 

 

 

а

 

б

 

в

+0,56

 

+0,32

 

+0,12

-0,09

 

-0,20

 

-0,70

 

+0,47

 

+0,12

 

-0,58

положительный

 

нейтральный

 

отрицательный

2

 

 

 

а

 

б

 

в

+0,53

 

+0,29

 

+0,18

 

-0,11

 

-0,24

 

-0,64

 

+0,42

 

+0,05

 

-0,46

 

положительный

 

нейтральный

 

отрицательный

3

 

 

 

 

а

 

б

 

в

 

+0,23

 

+0,17

 

+0,60

 

-0,12

 

-0,71

 

-0,17

+0,11

 

-0,54

 

+0,43

 

нейтральный

 

отрицательный

 

положительный

 

Специальный анализ этих групповых данных об ЭО позволил заключить:

1. Имеются некоторые отчетливые межиндивидуальные предпочтения или отвержения тех или иных простых форм. Вероятности их положительного (от 0,40 до 0,76) или отрицательного (от 0,49 до 0,83) выборов статистически значимо отличаются от вероятности случайного выбора (0,33); минимальная вероятность выбора для некоторых стимулов лежит в пределах р=0,05—0,002.

2. Индивидуальные выборы тех или иных вариантов стимулов, как приятных, так и неприятных, характеризуются высокой устойчивостью. Коэффициент корреляции между результатами первого и второго тестирования, проведенного через 12 — 14 дней со 120 юношами, равен +0,90.

 

3. В основе предпочтений и отвержений подавляющего большинства вариантов стимулов лежит степень их соответствия или несоответствия основным принципам (законам) гармонии: симметрии (формы, имеющие центр или ось симметрии, эстетически привлекательнее не имеющих их), центризма (формы, выделенные каким-либо образом в центре, привлекательнее выделенных по краям), устойчивости (формы, основание которых более массивно, привлекательнее форм, у которых массивнее верхняя часть), горизонтали (горизонтальные формы предпочтительнее вертикальных и наклонных), «золотого сечения» (формы с

 

119

 

соотношением элементов 1:1,618 более предпочтительны, чем с другим отношением), и некоторым другим [13], [17].

4. Общегрупповые предпочтения и отвержения стимулов отражают лишь общую тенденцию, усредненный «вектор» ЭО, в то время как имеется широкий диапазон индивидуальных вариаций выборов, которые в каждом конкретном случае могут или совпадать с общей тенденцией или (в большей или меньшей степени) отличаться от нее. Этот факт свидетельствует о наличии выраженных индивидуальных особенностей ЭО человека.

Изучение ЭО конкретного, человека направлено на получение их количественной и качественной оценки.

Количественная оценка ЭО по параметру «индивидуальность — типичность» может проводиться, в зависимости от задач исследования, с помощью как приближенной, так и точной процедур подсчета.

В основе приближенной процедуры подсчета лежит сопоставление положительных, а затем отрицательных выборов испытуемого по каждой карточке с характеристиками соответствующего стимула, указанной в последней колонке таблицы. Например, положительные выборы испытуемого составляют 1a, 2б, 3б (цифры означают номер карточки, а буквы — вариант стимула на ней, рис. 1). Выбор стимула 1a соответствует его общегрупповой характеристике «положительный», такое совпадение оценивается в два балла. Выбор стимула соответствует его характеристике «нейтральный», такое небольшое расхождение оценивается в 1 балл. Выбор же стимула прямо противоположен его характеристике, такая наименьшая степень соответствия его типичному выбору оценивается в  0 баллов. Общий показатель индивидуальности — типичности ЭО вычисляется как сумма полученных баллов (в нашем примере для трех карточек: 2 +1+0=3). Минимальное его значение для 30 карточек равно 0 (все выборы противоположны типичным), максимальное — 60 (все выборы совпадают с типичными).

В основе точной процедуры подсчета лежит суммирование частот выборов каждого варианта стимула, указанных в таблице. В приведенном выше примере положительному выбору здесь приписывается частота 0,56, выбору 2б — 0,29, выбору 3б — 0,17. Показателем индивидуальности — типичности ЭО является их сумма: 0,56+0,29+0,17=1,02. Максимальное его значение равно сумме наиболее частых выборов по каждому стимулу (для трех карточек: 0,56+0,53+0,60=1,69), минимальное — сумме наименее частых выборов (0,12+0,18+0,17=0,47).

 

-

Рис. 2. График распределения показателя индивидуальности — типичности ЭО.

 

Аналогично проводится вычисление показателя индивидуальности — типичности и в отношении отрицательных ЭО.

График распределения значений показателя индивидуальности — типичности как положительных, так и отрицательных ЭО представляет собой кривую, изображенную на рис. 2. С целью более четкой интерпретации полученных показателей осуществлен их перевод в «стены» (шкалу с М=5,5 и ст=2), значение которых от нуля до трех свидетельствует о высокой степени индивидуальности ЭО, от 8 до 10 — высокой степени их типичности, а от 4 до 7 — средней степени индивидуальности и типичности.

Полученные значения индивидуальности — типичности положительных и отрицательных ЭО в отдельности высоко коррелируют друг с другом и у большей части испытуемых совпадают или отличаются лишь на 1 стен. Однако у некоторых испытуемых (небольшой их части) они расходятся довольно значительно — до 3 баллов. Это означает, что один и тот же испытуемый может давать, например, достаточно типичные положительные ЭО (8 стенов) и гораздо менее типичные отрицательные (5 стенов), и наоборот, что является важной характеристикой его эмоциональной сферы.

В основе качественной оценки ЭО испытуемого лежит анализ случаев их несовпадения с типичными ЭО, отличий от них. Такой анализ направлен на выделение конкретных принципов гармонии, к проявлению которых в стимульном материале испытуемый оказывается недостаточно чувствительным. Так, в наборе содержится 11 карточек, варианты стимулов которых различаются по степени выраженности в них симметричности, 14 — устойчивости, 6 —центризма, 5 — горизонтальности, 6 — прямоугольности и др. (некоторые стимулы соответствуют одновременно двум признакам гармонии). Вычисляется доля типичных

 

120

 

ответов по карточкам, стимулы которых соответствуют каждому из этих принципов гармонии в отдельности (в процентах). Если при рассмотрении ответов испытуемого оказывается, например, что в отношении фигур, варьируемых по выраженности симметрии и устойчивости, он дает 80 — 90 % типичных ответов, а центризма и прямоугольности — лишь 40 — 50 %, то это означает, что индивидуальность его ЭО проявляется в отношении вполне определенного по физическим характеристикам класса объектов и не распространяется на другие. Индивидуальность ЭО примерно 1/3 испытуемых, получивших 7 и менее стенов, может быть охарактеризована как пониженная чувствительность к одному-двум принципам гармонии («парциальная» индивидуальность), у остальных индивидуальность ЭО проявляется относительно равномерным более или менее выраженным снижением чувствительности в отношении всех или почти всех принципов гармонии («диффузная» индивидуальность ЭО). При более тщательном исследовании испытуемого возможно проведение аналогичного качественного анализа в отношении фигур, вызвавших отрицательный ЭО (подсчитывается доля отвергнутых фигур, в которых наиболее полно воплощен каждый из названных принципов гармонии).

Описанная методика может применяться при исследовании проблем, возникающих в общении. Так, например, проводится сопоставление положительных и отрицательных ЭО обоих супругов на одни и те же стимулы, а также каждому из супругов предлагается предсказать, какие стимулы, по его мнению, окажутся приятными и неприятными для его партнера, а затем прогнозы и реальные выборы сравниваются.

В качестве примера использования методики в практике психологического консультирования приведем обследования супругов Г.: муж 22 г., студент, жена 21 г., рабочая, детей нет. Супруги отмечали частые конфликты «на пустом месте», приводящие иногда к длительным размолвкам и крайне тягостным переживаниям. В ходе получасовой беседы удалось установить, что в основе конфликтов лежит умеренно выраженная борьба супругов за лидерство, а также отчасти повышенная потребность жены в инициативном общении, которую она не имеет возможности удовлетворять на работе. Применение описанной методики позволило выделить, наряду с отмеченными, еще один пласт причин конфликтов. Жене было предложено предугадать положительные и отрицательные выборы стимулов, которые, по ее мнению, сделает муж. В ее представлении муж дает высоко типичные ЭО (по 8 стенов для положительных и отрицательных откликов), которые, как она отметила, очень сходны с ее вкусами. В действительности же положительные ЭО мужа были менее типичными (4 стена) и, естественно, часто не совпадали с ее прогнозами, а отрицательные ЭО составляли 6 стенов. Качественный анализ показал, что для мужа заметно снижена привлекательность форм, основанных на принципах симметрии и центризма (55 и 50 %), в то время как к другим принципам гармонии он достаточно чувствителен (доля предпочтений соответствующих им форм не ниже 70 %). Другими словами, муж откликается на многие явления не только иначе, чем жена, но и иначе, чем большинство людей, т. е. его восприятие мира более своеобразно, причем в наибольшей степени это выражено в отношении его предпочтений по сравнению с отвержениями.

Сравнение результатов обоих выборов произвело на супругов довольно сильное впечатление. Так, жена, считавшая, что вкусы людей зависят в основном от объективных свойств вещей, и, естественно, вкусы мужа и ее совпадают, и в связи с этим интерпретировавшая попытки мужа отстаивать иные предпочтения исключительно как его действия назло ей, отчетливо столкнулась с убедительным фактом, что муж действительно иначе откликается на события, вовсе не имея при этом в виду выпады против нее. В результате абстрактная и наверняка часто слышанная ею истина об индивидуальности предпочтения каждого человека приобрела для нее чрезвычайную конкретность и осязаемость, заставила о многом задуматься в их взаимоотношениях с мужем. В свою очередь, и муж в этой ситуации предельно отчетливо осознал, что многие выпады жены против него могут быть объяснены вовсе не ее вредностью и ненавистью к нему, а тем, что она ошибочно приписывает ему другую систему вкусов. Таким образом, благодаря описанной методике удалось, во-первых, перевести субъективные представления обоих супругов о причинах конфликтов из мотивационно-эмоциональной плоскости («он вредит мне») в когнитивную («мы плохо знаем друг друга») и тем самым заметно снизить их взаимное неприятие и, во-вторых, найти убедительные аргументы в пользу необходимости более пристального внимания супругов к внутреннему миру друг друга и нюансам их эмоциональных откликов на различные объекты и события. За счет этого супруги

 

121

 

получили реальный весомый шанс разобраться друг в друге и нормализовать свои взаимоотношения.

Предложенная диагностическая методика (или ее усовершенствованная модификация) может оказаться, на наш взгляд, одним из эффективных инструментов разработки и решения целого ряда теоретических и прикладных проблем, связанных с исследованием места и роли эмоциональных откликов в формировании индивидуальности человека и детерминации его поведения.

1. Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980.

2. Базыма Б. А. К вопросу об эмоциональных основах индивидуальных цветовых предпочтений в норме и при паталогии // Вестн. Харьк. ун-та. Психология личности и познавательных процессов. 1989. № 337.

3. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

4. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.

5. Грановская Р. М. Восприятие и модели памяти. Л., 1974.

6. Заика Е. В. Исследование продуктивных функций памяти в восприятии // Вестн. Харьк. ун-та. Психология деятельности и познавательных процессов. 1984. № 253.

7. Ольшанникова А. Е., Рабинович Л. А. Опыт исследования некоторых индивидуальных характеристик эмоциональности // Вопр. психол. 1974. № 3. С. 65 – 74.

8. Ольшанникова А. Е., Семенов В. В., Смирнов Л. М. Оценка методик, диагностирующих эмоциональность // Вопр. психол. 1976. № 5. С. 103 –111.

9. Практикум по экспериментальной и прикладной психологии / Под ред. А. А. Крылова. Л., 1990.

10. Ратанова Т. А. Субъективное шкалирование и объективные физиологические реакции человека. М., 1990.

11. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций / Пер. с польск. М., 1979.

12. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1940.

13. Торшилова Е. М. Можно ли поверить алгеброй гармонию. М., 1988.

14. Урванцев Л. П. Психология восприятия цвета: Учеб. пособие. Ярославль, 1981.

15. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. / Пер. с нем. М., 1986.

16. Хофман И. Активная память: Экспериментальные исследования и теория человеческой памяти. М., 1986.

17. Шевелев И. Ш., Марутаев М. А., Шмелев И. А. Золотое сечение. М., 1990.

18. Шехтер М. С. Зрительное опознание. Закономерности и механизмы. М., 1981.

19. Эткинд А. М. Цветовой тест отношений // Общая психодиагностика / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. М., 1987.

20. Boyle G. 1. Faсtor structure of differential emotions scale and eight state questionnaire revisited // Irish J. Psychol. 1989. 10. N 1. Р. 56 — 66.

21. Brunstein 1. С. Handlungsorientierte versus lageorietierte Reaktionen auf versuchsleiterinduzierte Misserfolgsereignisse // Z. Exp. und Angew Psychol. 1989. 36. N 3. Р. 349 — 367.

22. Caprara G. V. Indicators of aggression. The dissipation — rumination scale // Pers. and Individ. Differ. 1986. 7. N 6. Р. 763 — 769.

23. Ortony A., Clore G. L., Collins A. The cognitive structure of emotions. Cambridge, 1988.

24. Srull J. К., Wyer R. S. Person memory and judgment // Psychol. Rev. 1989. 96. N 1.         Р. 58 — 83.

25. Lagodska W. Znaczenie emocionale barw dia chorych na schizofrenie // Zdrow. psych. 1985. 26. N 1. Р. 52 — 60.

Поступила в редакцию 23.III 1992 г.

 

26 — 28 января 1994 г. Вторые Международные научные Ломоносовские чтения, посвященные анализу и развитию творческого наследия Б. Ф. Ломова. Справки: Россия, Москва, 129336, ул. Ярославская, 13, Институт психологии РАН, ученому секретарю ИП РАН Дорофееву Евгению Дмитриевичу. Тел: (095) 282 — 84 — 61.

6 — 7 января (Лондон), 24 — 25 марта (Оксфорд), 7 — 8 июля 1994 г. (Эксетер). Конференции Британского общества психологов (конференции не предполагают взноса, но и не имеют фонда для оплаты поездки). Справки: Dr. Funnel, Department of psychology. Royal Holloway and Bedford New College, University of London, Egham Hill, Surrey TW20 DEX, U. K.

17 — 22 июля 1994 г. 23-й Международный конгресс прикладной психологии. Мадрид,

Испания. Справки: Colegio Oficial de Psicologos, 23 IAAP Congress, Nunez de Balboa, 58, 5*, 28001 Madrid, Spain.

Август 1994 г.   16-й   Международный конгресс по психотерапии. Сеул, Южная Корея. Seoul, R. О. South Korea.

12 — 16 августа 1994 г. Ежегодное собрание Американской психологической ассоциации. Лос-Анджелос, США. Справки: American Psychological Association, 1200 Seventeenth St. N. W., Washington DC, 20036, USA.

5 — 9 сентября 1994 г. III Международная конференция по клиенто-центрированной и опытной психотерапии. Гмунден, Австрия. Справки: III-d ICCCEP 1994, А-1091, Vienna, Р. О. В. 33.



1 Вопросы о происхождении этих эталонов и их эмоциональной функции, а также об их связи с эстетической потребностью человека выходят за рамки данной статьи.