130

ЗА РУБЕЖОМ

 

ПСИХОЛОГИЯ СРЕДЫ:

ИСТОЧНИКИ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ

 

Ю. Г. АБРАМОВА

 

Характерной особенностью развития научного знания на современном этапе является его своеобразная гуманитарно-экологическая ориентация. Ее смысл заключается в том, что человек пытается предохранить себя от возвращающегося бумеранга антропогенной деструкции природы. Эпоха натиска человека на природу закончилась или, во всяком случае, заканчивается. Необходимо повернуться лицом к человеку и спасать Землю от собственного усердия не по разуму. Изменилась сама цель развития. Еще недавно казалось, что достаточно человека накормить и сделать богатым. Сейчас же выяснилось, что для того, чтобы жить долго и не болеть, этого мало. Нужна еще благоприятная для жизни среда.

Влияние окружающей среды на различные структуры человеческой психики — область исследования настолько широкая, что охватывает практически все направления психологического знания. В нашем обзоре мы затрагиваем исключительно аспект взаимоотношений между человеком и пространственно-предметной средой его повседневного окружения, изучаемый самостоятельной отраслью психологического знания — психологией среды. Под пространственно-предметной понимается среда, элементами которой являются материальные, созданные человеком объекты, предметы, расположенные определенным образом в физическом пространстве.

Актуальность анализа развития данного направления, определения основных областей исследования и рассмотрения некоторых методологических вопросов обусловлена явным несоответствием характера организации окружающей человека пространственно-предметной среды его природе, что изначально деструктивно влияет на различные структуры человеческой психики, а впоследствии деформирует и разрушает личность.

Психология среды как самостоятельное научное направление окончательно сформировалась в первой половине 70-х гг., а до этого она развивалась в рамках таких метанаук, как экология человека и социальная экология. Исторически и семантически экология человека старше и шире по содержанию, чем социальная экология. Линия география человека — экология человека — социология зародилась в трудах Августа Конта в 1837 г. В настоящее время экология человека представляет собой комплекс дисциплин, исследующих взаимодействие человека как индивида и личности с окружающей его природной и социальной средой. Социальная экология в современном ее понимании фактически зародилась одновременно с экологией человека в работах того же А. Конта, развитых Д. Миллем и

 

131

 

Г. Спенсером, но до 20-х гг. нашего века понятие и термин “социальная экология” в принятом ныне смысле не существовали. Социальной экологией называли раздел биоэкологии, исследующий общественных (“социальных”) животных, прежде всего насекомых. Видимо, в новом смысле термин “социальная экология”, а именно как объединение научных отраслей, изучающих связь общественных структур (семейных и других малых социальных групп) с природной и социальной средой, впервые использовали американские социологи Р. Парк и Е. Берджес в приложении к теории поведения людских популяций в городской среде. Ученые использовали понятие “экосистема” в качестве системообразующей категории для характеристики города как результата взаимодействия большого числа индивидов. Предполагалось, что поведение человека будет приемлемым и желательным для системы в том случае, если окружающее пространство, среда “конгруэнтны” человеку; “неконгруэнтность” же деятельности индивида данному окружению является основой для возникновения фрустрации, тревожного состояния, что в свою очередь приводит к асоциальным поступкам [21].

Еще в 1916 г. Р. Парк отмечал, что психологи начинают употреблять средовые понятия и категории в качестве системообразующих для исследования влияния среды на поведение человека. В целом, период с 20-х гг. и до 60-х (60-е гг. принято считать началом системного изучения взаимодействия человека и окружающей среды именно в рамках психологической науки) можно назвать подготовительным этапом, включающим различные эмпирические исследования, связанные с изучением влияния на человека тех мест, где он живет, работает и отдыхает, и оформление новых теоретических направлений в данной области.

Данный подход (“человеческая экология”) стал одним из наиболее влиятельных в западной социологии.

Существенное влияние на формирование эколого-психологического подхода к изучению взаимодействия человека и среды оказали работы этологов и орнитологов, изучавших пространственную ориентацию и видовое поведение животных. В 1960-е гг. в русле данного подхода появляются исследования, посвященные проблеме пространственной организации человеческого общения [13], [14], [30]. Изучение пространственного поведения человека базировалось на трудах этологов [9], [20] и орнитологов [16]. Внимание ученых было сфокусировано на территориальном поведении и регуляции расстояния у птиц и животных. В результате многочисленных исследований и с учетом разработанных в этологии и орнитологии положений Э. Холл выдвинул и обосновал понятие “проксемика”, которое имело отношение к изучению того, как человек бессознательно структурирует микропространство — определяет расстояние между собой и другими в условиях ежедневного общения” организует пространство в своих домах и зданиях и, в итоге, расположение самих городов [14]. Оригинальный подход Э. Холла к проблеме использования человеком пространства очень четко показал, как люди могут активно использовать и манипулировать физическим окружением с целью достижения желаемого результата в процессе взаимодействия друг с другом. Предложенные им четыре- типа дистанций отразили четыре принципиальных типа взаимоотношений: интимный, личностный, социальный, публичный.

В 1969 г. появляется монография Р. Соммера “Персональное пространство” [30]. Впервые этот термин был использован этологами [17], [15]. Ученые предположили, что каждое животное окружено “своеобразным пузырем”, который позволяет ему должным образом располагаться между другими животными. Позже Э. Холл и Р. Соммер адаптировали эту операциональную дефиницию к анализу регуляции пространства вокруг себя человеком. Так, Э. Холл определял персональное пространство как “небольшую защитную сферу или пузырь, который поддерживает, сохраняет и защищает человека от других” [14]. Р. Соммер обозначал персональное пространство как “площадь с невидимой границей, которая 

 

132

 

окружает тело человека и в которую может войти чужой” 30]. По его мнению, термин “персональное пространство” является самым используемым для объяснения пространственного поведения человека; вместе с тем его недостатком является то, что содержание данной категории выражает защитный механизм пространственного поведения, т. е. предполагает статичный, а не развивающийся характер этого феномена [4], [18], [25]. Тем не менее концепция персонального пространства Р. Соммера, безусловно, считается одной из базовых в трактовке пространственного поведения человека.

Таким образом, проксемика — наука, изучающая пространственное поведение человека, наряду с “человеческой экологией” является важным источником развития эколого-психологического подхода к изучению взаимодействия человека и среды, который лежит в основе современной психологии окружающей среды.

Возникший к концу 60-х гг. комплекс средовых проблем (кризисное состояние природной среды, разрушительное влияние города на человека) нашел отражение и попытку разрешения в работах представителей экологической психологии, чьи концепции основывались на теоретических положениях бихевиоризма. Наиболее известной является концепция “места поведения” Р. Баркера. Он объединил характеристики конкретных паттернов поведения, которые имеют место в определенное время и в определенном пространстве. Основным методом являлось наблюдение, сопровождаемое беспристрастным описанием событий. С помощью метода поведенческих карт составлялся список всех видов деятельности, осуществляемых в данном месте;

предварительно выбирались категории описания, затем фиксировались все поведенческие единицы, свойственные данной территории. В итоге исследователь получал сводную таблицу, позволяющую сравнивать места поведения между собой. Так, например, в 40-е гг. Р. Баркер изучал и сравнивал поведение детей в привычном для них окружении, а также в новой обстановке. Проведенные исследования показали, что разные дети ведут себя почти идентично в одной и той же среде, в то время как один и тот же ребенок может вести себя очень по-разному, оказываясь в новых для него условиях [6], [7]. Подобные факты послужили основанием для вывода о возможности прогнозирования поведения ребенка путем организации определенного типа пространственной среды и использования этого в педагогической практике. По мнению Р. Баркера, полное описание существующих мест поведения дает возможность создавать новые типы сред с заданными свойствами и определенным типом деятельности [8].

Экологический подход Р. Баркера к изучению поведения человека в его окружении оказал существенное влияние на развитие и формирование взглядов, характеризующих современную психологию окружающей среды.

Не менее важным источником для развития эколого-психологического подхода явились исследования в области пространственной репрезентации окружающей среды, восприятия и оценки субъектом различных ее качеств. Особенно интенсивно работа в данном направлении проводилась в 60-70-е гг.; она объединяла теоретические подходы и эмпирический материал когнитивной психологии, психологии архитектуры и географии. Проблемы, которые поднимались в этом русле исследований, были связаны с изучением представлений людей об окружающем их пространстве, отражением физических характеристик среды в памяти человека, формированием и функционированием образа пространственного окружения — когнитивной карты.

Необходимо отметить работы, анализирующие пространственные представления о городе, те процессы, через которые человек познает среду и ориентируется в ней.

Одним из первых данную проблематику разрабатывал С. Троубридж (1913). Его исследование было посвящено изучению причин плохой ориентации некоторых людей в окружающем их городском пространстве. С использованием метода оценок направлений было показано, что причиной подобного поведения являются

 

133

 

грубые нарушения локализации объектов в “умственных образных картах”. Это исследование доказывало безусловное влияние пространственных представлений на повседневное поведение человека.

Изучению пространственных представлений человека и животных посвящена работа Э. Толмена “Когнитивные карты у крыс и человека” (1948). Им было разработано понятие “когнитивная карта”, под которым понимается особая ментальная структура переработки информации, поступающей от сенсорных органов, которая указывает линии поведения, маршруты и ответные реакции животных и человека в физическом пространстве.

Необходимо отметить вклад в развитие проблем пространственного познания Ж. Пиаже. Он считал, что по мере овладения пространственным поведением ребенок сначала спонтанно, а затем все более осознанно использует накопленный концептуальный опыт, который в результате своего развития и приобретает статус абстрактной системы познавательных операций, обеспечивающих адекватное отражение пространственных отношений.

Важным событием в изучении проблем восприятия и оценки субъектом городской среды стало появление работы [2]. К. Линч применил структурный подход к изучению образа типичного американского города, на основании чего были выделены и проанализированы инвариантные элементы, из которых состоит этот образ. Автор отмечает важность “хорошего” образа города для поддержания эмоционального благополучия человека. Интересен тот факт, что вводится категория осмысляемого пространства города, которая утверждает, что в образах города воплощается его смысл.

Дальнейшая разработка проблемы восприятия субъектами городского пространства шла в направлении абстрагирования от конкретных перцептивных характеристик среды, но отличалась повышенным вниманием к таким факторам, как субъективная значимость отражаемого пространства, социокультурные традиции, эмоциональное отношение субъекта к тому или иному окружению. Интересным с этой точки зрения является исследование [3], посвященное разработке модели такого физического окружения для человека, который в максимальной степени соответствовало бы его “полнейшему и наилучшему развитию”.

Важное значение имеют работы по изучению влияния эстетических качеств среды на поведение и эмоциональное состояние субъектов. Так, в некоторых исследованиях испытуемым предлагалось представить настроения или эмоциональные состояния, которые они бы испытывали, находясь длительное время в показанных на слайдах различных по своим эстетическим качествам пространствах. Ученые предположили, что основным связующим звеном между поведением и средой является эмоциональная реакция [26].

Таким образом, рассмотренные работы, реализующие эколого-психологический подход к проблеме взаимодействия человека и среды (“человеческая экология”, изучение пространственного поведения, экологическая психология и исследование репрезентаций пространства городской среды), оказали действительно формирующее влияние на возникновение на рубеже 80-х гг. нового направления в психологической науке, которое получило название психология окружающей среды.

В течение последнего десятилетия диапазон исследований за рубежом в области психологии окружающей среды значительно расширился. Сегодня получили теоретическое и экспериментальное развитие такие направления, как изучение реакций человека на взаимодействие с окружающей средой и возникающего в связи с этим стресса, пространственного поведения, восприятия качества окружающей среды и связанные с этим предпочтения того или иного пространственного окружения, процессов пространственного познания и пространственного мышления.

Мы остановимся на рассмотрении наименее изученного, но, на наш взгляд, весьма важного направления психологии среды — средовой персонологии. Ее задачей

 

134

 

является нахождение своеобразного общего поля и анализ взаимосвязей между личностью, ее внутренним миром и тем пространством, той средой, где находится субъект.

Одним из первых теоретических представлений о психологическом характере взаимодействия человека и среды является концепция “жизненного пространства” К. Левина. Эта концепция выражает постоянное, непрекращающееся взаимодействие внутренних и внешних сил (потребности, мотивация, настроения и условия среды, которые поддерживают либо препятствуют осуществлению целей человека в конкретной ситуации). По формуле К. Левина, поведение рассматривается как объединение усилий личности и воспринимаемого окружения. Однако большее внимание К. Левин уделяет не внешнему объективному окружению, а индивидуальному характеру восприятия этого окружения. Ученый выделяет понятие “пограничной зоны” жизненного пространства, подразумевая под ним определенную часть физического и социального мира, которая влияет на жизненное пространство в данный момент времени [13], [19].

Важную роль в развитии теории взаимоотношений человека и среды сыграл Х. Мюррей [28]. Он считал, что в любой момент, когда организм находится в определенной среде, которая детерминирует его поведение и, возможно, изменяется при этом, образ действий индивида не может анализироваться без учета характеристик этой среды. Ученый придавал важное значение развитию методологического аппарата психологии среды. Он предложил своеобразный критерий для характеристики окружающей среды: “средовой пресс”, отмечая, что имеет место равное влияние как потребностей и личных характеристик субъекта, так и средового пресса, в результате чего субъект либо удовлетворен местом своего пребывания, либо фрустрирован.

Несколько иная трактовка характера взаимосвязи личности и окружающего пространства была предложена в работе [22]. Основным положением было то, что в целом поведение человека в какой-либо ситуации невозможно описать в категориях только психологии личности, и для того, чтобы предугадать принятие того или иного решения индивидом, обязательно должны рассматриваться структурные и функциональные критерии тех мест, в которых индивид находится.

Кроме того, в рамках психологии среды существует целый ряд теорий, основанных на постулатах бихевиоризма и объясняющих особенности взаимовлияния человека и среды [5], [26], [29]. В этих теориях средовые объекты рассматривались как стимулы (сильные, нейтральные, специфические и т. д.), которые вносят изменения в поведение человека.

Дальнейшее развитие психологической науки (когнитивная психология, неофрейдизм, гуманистическая психология) определило новые подходы к изучению взаимодействия человека и среды. Требования, предъявляемые к новым направлениям, заключались в необходимости решения следующих задач:

соблюдение преемственности и целостности с классическими парадигмами в изучении личности и, возможно, в их объединении;

четкое очерчивание круга проблем, вытекающих из смежных областей знания, которые могли бы обеспечить концептуальную базу для разработки так называемого “средового уровня” оценки личности;

создание адекватных принципов для развития способов оценки различных типов сред [11].

В решении этих задач ударение было сделано на необходимости изучения различий в отношении физического окружения и развитии такого измерительного оценочного аппарата, который связал бы воедино все проблемы, касающиеся физического окружения и личности.

На основании результатов эмпирических исследований, которые были использованы для разработки таксономии окружающей среды в ее взаимодействии с человеком, ученые сделали вывод, что дальнейшее изучение проблемы необходимо проводить в двух направлениях:

1) таксономии “внутреннего поля” средовых феноменов (необходимость

 

135

 

проверить, могут ли различные шкалирования и другие методики изучения личности быть адаптированы и применяться в области психологии среды);

2) более тесной интеграции изучения средовых явлений с исследованиями в области индивидуальных различий (для этого нужно усовершенствовать методический аппарат внутри каждой области).

Исходя из развития отдельных направлений исследований в области средовой персонологии, была четко сформулирована задача — изучить характер и пути влияния окружающей среды на человека. Наиболее разработанными и непосредственно отвечающими поставленной задаче стали такие области исследования, как изучение значения среды и ее влияния на сообщество индивидов.

Данные направления рассматривают характер воздействия окружения с позиции того, насколько физическое пространство может способствовать чувству комфорта, гармонии, . согласованности человека с его окружением через механизм идентификации с конкретным местом, либо, наоборот, может вызывать чувство отчужденности.

Одна из первых попыток проанализировать механизм персональной идентификации с местом принадлежит З. Фрейду, а непосредственно в рамках психологии среды — Г. Сирлсу [28]. Ученый подчеркивал существование “значимого родства” индивида и определенных материальных пространств и утверждал, что нормальное развитие человека подразумевает движение от глобальной общности с окружением у новорожденного к увеличению своеобразной дистанции между человеком и окружающим пространством. Отмечалось, что в основе механизма адаптации, приспособления человека к окружающему миру лежит чувство единства, тождества с окружающим его физическим пространством, причем это чувство заложено в глубинных уровнях человеческой психики.

Несколько иная трактовка механизма идентификации с местом основана на концепции К. Юнга, которая рассматривает пространство человека, его дом как его собственный символ [10]. Предполагается, что дом и различные пространства внутри него символизируют различные составляющие структуры психики человека. Так, например, гостиная или общая комната является эквивалентом той личности, каковой мы стремимся презентировать себя для “социального потребления”, своеобразным индикатором того себя, которого человек хочет представить окружающим людям.

Оригинальный взгляд на данную проблему предложен в работе [12], посвященной изучению символики домашних вещей и организации пространства как характерного показателя взаимовлияния человека и окружающей его среды. Вещи и предметы гораздо больше говорят о том, что человек может сделать и как он может повести себя, чем само его поведение и мысли. Именно поэтому предметы, которые окружают человека, играют важную роль в презентации его Я, что позволяет понять всю значимость отношений, которые существуют между человеком и окружающим его предметным миром. Физические объекты, как показали эмпирические исследования, могут символизировать широкий спектр значений: от инструмента для самовыражения, самоописания через механизм идентификации до символов, выражающих определенные духовные и культурно-исторические ценности.

Необходимо отметить, что, несмотря на существенные различия в подходах, все эти взгляды на характер взаимоотношений между человеком и окружением едины в том, что признают важную роль физического окружения в развитии чувства места, в идентификации себя с конкретным местом, независимо от функциональной предназначенности данного окружения. Безусловно, что значение места, его символика тесно связаны с демографическими, половыми, возрастными и индивидуальными различиями. Изучение подобных различий — одна из задач средовой персонологии.

Такова краткая характеристика основных направлений исследования средовой персонологии.

Необходимо отметить, что существует несколько концептуальных подходов к проблеме взаимодействия человека и

 

136

 

среды в рамках психолого-экологического подхода.

На уровне эмпирического анализа различные области научных разработок могут быть классифицированы в зависимости от основных способов взаимоотношений в системе “человек — среда”.

В этих целях основные процессы, определяющие способы и условия взаимодействия организма и среды, могут быть охарактеризованы двумя парами переменных, различающимися в зависимости от:

1) способа взаимодействия человека со средой (поведенческого или когнитивного);

2) реакции человека на воздействие среды (активной или пассивной).

Таким образом, можно рассматривать проблемы взаимодействия человека и среды с точки зрения когнитивного (символического) способа взаимодействия организма и среды и с точки зрения поведенческого (физического) способа интеракции, учитывая активную либо пассивную фазу средового взаимодействия.

Взятые вместе, эти переменные дают четыре способа транзакции человека и окружающей среды: интерпретативный (активно-когнитивный), оценочный (реактивно-когнитивный), оперативный (активно-поведенческий), респонсивный (реактивно-поведенческий).

 

Таблица

Основные способы взаимодействия человека и среды и области исследования транзакции человек — среда

Фазы транзакции

                              Основные способы

Активная

Когнитивный способ

Поведенческий способ

 

1)интерпретативный:

2) оперативный:

 

а) когнитивная репрезентация пространственного окружения;

а) экспериментальный анализ экологически релевантного поведения;

 

б) личность и среда

б) пространственное поведение(проксемика)

Пассивная

3) оценочный:

4) респонсивный:

 

а) аттитюды относительно среды;

а) воздействие физического окружения;

 

б) оценивание среды

б) экологическая психология

Примечание: Таблица цитируется по [31].

 

Каждое из этих качественных состояний модели, в свою очередь, включает свои направления исследования, которые и составляют общий научный фонд исследовательских разработок в области взаимодействия человека и окружающей среды.

 

1. 3ейгарник Б.В. Теория личности К. Левина. М., 1981.

2. Линч К. Образ города. М., 1961.

3. Саймондс Д. Ландшафт и архитектура. М., 1965.

4. Aiello 1. Human spatial behavior // Stokols D., Altman (eds.) Handbook of environmental psychology. N. Y., 1987.

5. Bandura A. Principles of behavior modification. N. Y., 1969.

6. Barker R. Midwest and its children: The psychological ecology of American town. Evanston: Peterson, 1954.

7. Barker R., Gump P. Big school, small school. Stanford, 1964.

8. Barker R. Ecologycal psychology: Concepts and methods for studying the environment of human behavior. Stanford, 1968.

9. Calhoun J. B. Population density and social pathology // Scientif. America. 1962. V. 206. №2. Р. 139— 148.

10. Cooper C. The house as symbol of the self. California, 1971.

11. Craic К. Environmental psychology // Ann. Rev. of Psychol. 1973. V. 24. P. 403 — 422.

12. Csikzentmihalyi М., Rochberg-Halton E. The meaning of things: A study of domestic symbols and the self. Cambridge, 1981.

13. Hall E. The silent language. N. Y.: Doubleday, 1959.

14. Hall E. The hidden dimension. N. Y.: Doubleday, 1966.

15. Hediger H. Wild animals in captivity. L.: Butterworth, 1950.

16. Howard P. Territory in bird life. L.: Murray, 1920.

17. Katz D. Animals and men. N. Y.: Longmans Green, 1937.

18. Knowles E. An affiliative conflict theory of personal and group spatial behavior // Paulus P. (ed.) Psychology of group influence. N. Y.: Erlbaum, 1980. P. 132.

19. Lewin К. Principles of topological psychology. N. Y., 1936.

20. Lorenz К. Man meets dog. Cambridge, 1955.

21. McKenzie G. The ecological approach to the study of human community // Park. R. (ed.) Chicago, 1925.

22. Mishel W. Personality and assessment. N. Y., 1968.

23. Murray H. Explorations in personality. N. Y., 1938.

24. Park R. Human communities: The city and human ecology. Illinois, 1936.

25. Patterson М. Personal space: Time to burst the bubble? // Man — Environment Systems. 1975. V. 5, №2. P. 67.

 

137

 

26. Rotter J. Social dearning and clinical psychology. Englewood, 1954.

27. Russell J; Mechrabian A. Some behavioral effects of the physical Environment. N. Y. — L.: Plenum Press, 1975. P. 5 — 8.

28. Searles H. The non-human environment: In normal development and in schizophrenia. N. Y., I960.

29. Skinner В. Science and human behavior. N. Y., 1953.

30. Sommer. R. Personal space: Behavioral basis of design. N. Y., 1968.

31. Stokols D. Environmental psychology // Annual Rev. of Psychol. 1978. V. 29. P. 258.

 

Поступила в редакцию 10. VIII 1994 г.