БАЛКАНСКИЙ КРИЗИС и БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ

Елена Гуськова

Российское аналитическое обозрение №3, 1996

РАО: Елена Юрьевна, в чем состоит, на Ваш взгляд, ситуация, и какие основные силы действуют сейчас на Балканах?

Е.Г.: Балканский кризис начала девяностых годов серьезно подорвал существующие системы международной и европейской безопасности, заложенные пятьдесят лет назад и рассчитанные на предотвращение мировой войны, показав их неэффективность и не способность решать локальные конфликты. За последние четыре года в урегулировании Балканского конфликта принимали участие многочисленные организации и институты — среди них и старые, заслужившие славу миротворцев (это ООН, ОБСЕ, ЕС) и новые: Женевская конференция, большая и малая контактные группы, комиссии и комитеты. Но в результате ни одна традиционная международная организация не смогла остановить войну: ни Европейский Союз, ни ООН, ни ОБСЕ. Поэтому балканский кризис можно рассматривать как общеевропейское явление, отразившее крах прежней системы безопасности в Европе и в мире. 

Используя беспорядочные колебания баланса сил в постсоветском пространстве, США и Германия сделали все для того, чтобы расширить свое политическое, экономическое и военное присутствие за счет вытеснения России из зоны ее традиционных интересов. Инструментом этой экспансии стало НАТО, силовое давление которого вызвало появление Дейтонского соглашения, отражающего, прежде всего геополитические интересы США и Германии. Именно включение НАТО в Балканский конфликт инициировало появление политики "двойных стандартов", при которой интересы разных стран диктуют неравноправное отношение к участникам столкновения. В этом уже признаются и те, кто непосредственно участвовал в его урегулировании, то есть практически все командующие миротворческими силами на протяжении этих лет. 

РАО: Какие, по Вашему мнению, инициативы должны быть выдвинуты Россией в отношении к Балканскому вопросу? 

Е.Г.: На сегодня, по моему мнению, национальные интересы России должны заключаться в следующем: геостратегическая безопасность, неприкосновенность внешних и внутренних границ, сохранение исторического, культурного, географического пространства, сохранение традиций, духовного единства. Каждый из названных элементов тесно связан с Балканами на этом историческом этапе развития России. 

Соответственно политическим и геополитическим интересам основные задачи России, возникающие в области внешней политики, должны быть следующими: разработка концепции внешней политики, определение приоритетов, заявка России на Балканах. Только при условии ясного понимания этих задач Россия сможет сыграть роль контрбаланса негативных явлений, связанных с изменением равновесия сил в Европе. Организуя дипломатическую деятельность по этой схеме Россия могла бы плодотворно участвовать в урегулировании конфликта. 

Россия не может допустить, чтобы созданные в ходе балканского кризиса прецеденты, такие как интернационализация конфликта, отсутствие договорно-правовой базы под мирными усилиями международных структур и другие, стали правилами. Характерно, что многие из элементов, мною названных, фактически уже опробованы на Балканах, и происходят попытки их применения в Чечне. В частности, наши миротворцы пытались еще в самом начале чеченского конфликта призвать международные организации к его урегулированию. Последствия этого участия предельно ясны: сначала международные наблюдатели, потом голубые каски и в конце — диктат условий. 

Из понимания таких перспектив возникает не менее важная задача препятствования попыткам американской дипломатии по усилению исключительно одной державы на международном уровне, результаты которого были нам уже продемонстрированы фактом подписания Дейтонского соглашения. 

РАО: Как Вы считаете, возможно ли в сложившейся ситуации решение конфликта, например, дипломатическое или военное? 

Е.Г.: По моему утверждению, решить Балканский конфликт можно было еще в 1991 году, если бы было такое желание со стороны мирового сообщества. Но интересы западных стран, в первую очередь, заключались в том, что нужно было легитимизировать новую роль НАТО в Европе, попытаться передать этой организации новые функции, опробовать новое вооружение. Я считаю, что вмешательство НАТО в этот конфликт было грубейшей ошибкой. 

Сегодня необходимо и возможно только дипломатическое решение этого вопроса. Военное урегулирование кризиса и дальнейшее участие в нем НАТО (с использованием военной силы, бомбардировок и с применением новых видов вооружения), не только усугубит кризис, но и даст толчок для постановки схожих сценариев в Таджикистане и Чечне. 

Ситуация, когда уже подписано мирное соглашение, а США начинает не только снабжать оружием, но и обучать мусульманскую сторону, демонстрирует нам полное игнорирование странами, входящими в блок НАТО, мирной ориентации на решение конфликта. Поэтому Россия могла бы также попытаться предотвратить начавшуюся подготовку мусульманской армии и придать этой акции общественный резонанс. Не менее необходимо поставить вопрос о том, кто будет контролировать деятельность НАТО на территории Боснии и Герцеговины — ООН или само НАТО. 

РАО: Какова, на Ваш взгляд, возможная роль Секретаря Совета Безопасности генерала Лебедя по обеспечению внешнеполитической безопасности России? 

Е.Г.: Наряду с глобальными стратегическими проблемами, не менее необходимо разработать тактику поведения на Балканах. Это один из серьезнейших вопросов, связанных с будущей ролью Совета Безопасности. Дело в том, что в России не существует механизма выработки внешнеполитической концепции. По Конституции России, разработкой концепции занимается Президент и осуществляет ее МИД. Законодательный орган, он же Парламент, никакого влияния на этот процесс не имеет, как впрочем и все другие органы, имеющие совещательный характер. В новой разрабатываемой Александром Лебедем концепции должна присутствовать новая структура в рамках СБ, которая могла бы координировать, а может, и корректировать деятельность внешнеполитических ведомств. В формируемый орган могли бы входить специалисты по стратегии из всех наших силовых структур, самые крупные теоретики из МИДа, и, обязательно, ученые — специалисты по внешней политике. Надо сказать, что эта идея выдвигается и обсуждается в московских кругах, но непосредственного предложения "наверх" еще не было. Поэтому если Ваш журнал его подержит и напечатает, то это будет одним из маленьких шагов, который будет способствовать иному взгляду на проблему внешней политики России. Нет сомнения, что новый министр иностранных дел РФ сделает все возможное, чтобы уберечь Россию от повторения ошибок предшествующих лет.


От редакции: На наш взгляд, в балканском кризисе в полной мере проявилось отсутствие у России идеального видения ее роли в будущем других государств — то есть, отсутствие стратегических целей России во внешней политике. Практически это означает ее самоустранение из пространства политического действия. Исходя из этого, у России остается только две возможности на Балканах: либо забыть балканский кризис, как страшный сон, либо запоздало отстаивать интересы своего давнего геополитического протеже — Сербии. Как в первом , так и во втором случаях Россия остается не у дел, поскольку либо разрушается веками сложившаяся духовная и братская связь двух народов, либо начинают сильно обостряться отношения России с крупнейшими мировыми державами — США и Германией, и, заодно, с мусульманским миром. 

Исходя из этого, безопасность России на Балканском полуострове будет определятся не столько военным или дипломатическим анализом расстановки сил и обнаружением своего места при такой расстановке, сколько попыткой предложить новый проектный ход, превращающий точку напряжения в точку стечения "мирных" капиталов и стратегического партнерства со странами, задействованными в конфликте, то есть в точку развития всех включенных в данный проект сторон. На наш взгляд, такой проектный ход может быть связан только с формированием на Балканах вместо государств-марионеток самостоятельного геополитического субъекта. Для определения исходных задач, которые будут закладываться при проектировании данного субъекта необходимо провести ряд сессий и конференций по стратегическому планированию на уровне рабочих групп с участием всех заинтересованных сторон. 

Одновременно, через вовлечение в урегулирование конфликта мусульманских республик СНГ (как представителей интересов боснийских мусульман) Россия могла бы сформировать сильный мусульманский центр, построенный на принципах, не конфронтационных по отношению к России и Западу, тем самым решив проблему безопасности своих южных границ.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |