Без ущерба для интересов россии

Пришло время переоценки ценностей в политике по отношению к ближнему зарубежью

Константин Затулин

Каждый раз, когда встречаются главы стран СНГ, усилиями чиновников из президентских администраций, дипломатов поднимается очередная пропагандистская волна: эпохальное событие, грядущий прорыв... Встреча проходит - и выясняется, что снова не решена ни одна из назревших проблем экономической интеграции, создания единого таможенного пространства, утряски тарифов и тому подобное. В чем тут дело? Почему СНГ спотыкается на экономических вопросах, ради решения которых оно и было задумано? Попробуем разобраться.

Прежде всего, существует логика развития национальных экономик и их неодновременного и разнохарактерного вхождения в мировой рынок. У экономики Туркмении - одни интересы и направления поиска собственной ниши в мировом экономическом разделении, у экономики Молдавии - другие. Россия с ее периодическими дефолтами и деревянным рублем - этот тот бездонный колодец, из которого наши союзники по СНГ вынуждены постоянно черпать только потому, что сами недостаточно экономически востребованы за пределами Содружества. То есть не от хорошей жизни. Однако национальные элиты еще на что-то надеются, молятся на доллар и не хотят, по крайней мере некоторые - например, Украина и Азербайджан, - брать на себя слишком далеко идущие интеграционистские обязательства в рамках СНГ. А если и берут, то стараются избежать их исполнения.

Не будем также забывать, что экономика тесно переплетена с политикой именно в приватизирующихся постсоветских обществах, и большинство национальных элит рассматривает сохранение тесных экономических связей с Россией как одну из главных угроз своей независимости. Ведь правящие в странах СНГ группы, за редким исключением, так и не смогли объяснить населению, зачем простому человеку нужна государственная независимость от Москвы. Тем более что нефть, газ и свет по-прежнему идут из России и только там можно сбыть свой товар и "продать" свои руки.

В общем, как в сказке о вершках и корешках. Страны СНГ берут у России то, что им выгоднее, стараясь при этом избежать необратимого сближения.

Характерно, что государства СНГ в международных политических вопросах демонстрируют порой куда больше единодушия, чем в экономических. Совпадение точек зрения, скажем, по вопросу о развертывании американской системы ПРО вполне объяснимо: для бывших советских республик эта тема не относится к приоритетным. Под давлением России они солидаризировались с ее позицией. В определенном смысле это наш успех, но не в последнюю очередь он обусловлен тем, что Вашингтону просто пока нет дела до того, как настроены по отношению к ПРО Ташкент и Астана. Но в вопросе о военных базах просматривается прямая заинтересованность США и Запада в выдавливании России из Армении, Молдавии, Грузии.

А ведь присутствие российских войск в горячих точках является главным стабилизирующим фактором. Типичный пример - Таджикистан. Россия не собирается выводить оттуда войска, а в целях обеспечения мира и безопасности ее подразделения преобразуются в военные базы, становятся костяком миротворческих сил. Такое стало возможным только потому, что таджикская оппозиция и власти в Душанбе не в состоянии без помощи России помириться и сохранить территориальную целостность страны. Таджикистан, как и другие государства Средней Азии, ощущает угрозу со стороны агрессивного афганского движения "Талибан". Для Душанбе российские войска - это гарантия безопасности, а для СНГ в целом - обеспечение мира и спокойствия на южных границах Содружества.

Политика внутри СНГ - это политика двуличия и двойных стандартов в слабом и взаимозависимом мире. Игра, в которую с Россией играют едва ли не все лидеры новых независимых государств. У нас нет никаких шансов добиться своего, если мы не включимся в эту игру. Поэтому к саммитам СНГ необходимо относиться как к элементам игры: внешнее благополучие, объятия, поцелуи - и очень жесткая калькуляция наших возможностей, интересов, прав и всего остального. Судить о том, что происходит в СНГ, по саммитам - это означает впадать в самообман.

Симптоматично недавнее заявление секретаря Совета безопасности РФ Сергея Иванова о готовности Москвы выйти в одностороннем порядке из Бишкекских соглашений 1992 г. Выход России из Бишкекских соглашений не может не затронуть интересы подавляющего большинства живущих на просторах СНГ людей. Для самой России - это признание того факта, что она начинает приводить прекраснодушные идеи в соответствие с хмурой реальностью. Москва этим заявлением вынуждена расписываться в серьезной неудаче: она не смогла за прошедшее после распада СССР время реализовать в СНГ интеграционный потенциал упрощенных человеческих контактов. Вместо того чтобы служить орудием наших интересов, безвизовый режим оказался в значительной степени обращен нам во вред. Так считают сегодня в Кремле и публично говорят лишь про одну сторону медали - экспорт преступности, наркотиков, терроризма и т.п.

Напомним, что вопрос о введении визового режима был поднят лично Владимиром Путиным в связи с началом войны в Чечне, после проникновения туда наемников из Грузии и Азербайджана. И смысл решения не в том, чтобы заставить наемников получать визы - они их все равно просить не будут. Это решение - наказание, серьезно подрывающее экономику Грузии, Азербайджана и вообще целого ряда стран, которые привыкли через неконтролируемое безвизовое сообщение решать проблему занятости, отправляя своих людей на заработки в Россию, как "отходников" в прежние времена.

В России находят себе работу и пропитание огромные массы сезонных мигрантов из закавказских республик, из Украины, Молдавии и т.д. Большинство коттеджей для новых русских в Московской области строится бригадами из Украины, Армении и других государств. На наших рынках выходцы из этих национальных республик сбывают свой товар. Заработанные мигрантами деньги подпитывают их семьи и, в целом, работают на экономику соседних стран. Эта сторона дела, как следствие безвизового режима, значительно важнее, чем экспорт преступности, который в конечном счете зависит от профессионализма спецслужб. Но минимизировать экономический ущерб от сезонной миграции и вывоза капитала можно и нужно было бы не затрагивая сам принцип свободы передвижения.

Решение об отмене Бишкекских соглашений, конечно, подорвет все эти сферы. Многие люди приветствуют его до тех пор, пока оно не коснется их самих, пока не выяснится, что оно серьезно нарушает контакты со многими миллионами наших соотечественников за рубежом. Значит, это решение как минимум не до конца продуманное. Нужно было бы по примеру западных стран ограничить не въезд, а возможность трудоустройства для неграждан, ввести необходимый контроль и т.д. Вместо этого - полицейская мера, которая, я уверен, в случае ее осуществления будет использована враждебными национальными элитами для усиления давления на русское население стран СНГ.

Теперь - что касается реальных перспектив введения визового режима. По-видимому, Россия перейдет на визы в СНГ не со всеми и не сразу - хотя бы потому, что необходимая для этого дипломатическая, консульская инфраструктура в странах Содружества или отсутствует, или явно недостаточна. Однако угроза перехода на визовую форму предоставляет верховной власти России определенную свободу маневра в отношениях с государствами СНГ. В конечном счете, одни из них будут вознаграждены сохранением прежнего безвизового режима за близость к позиции России, например Белоруссия и Армения. Прочие - Грузия, Азербайджан и др. - будут наказаны.

Наконец, главное - о философии самого подхода. Не в наших интересах быть могильщиками СНГ, на эту роль найдется много других, желающих устроить ГУУАМ или какие-то еще другие объединения без России. Но мы ни в коем случае, особенно наша власть, не должны обольщаться союзничеством в рамках СНГ, нам следует принимать вещи такими, какие они есть, и вести очень жесткий двусторонний диалог с государствами СНГ. Кто-то с нами, кто-то против нас. Если вы с нами, значит - вот вам свободная торговля, вот вам безвизовое сообщение. Если вы не с нами, то вопрос решается по-иному, но без ущерба для интересов России. За такой подход я всегда выступал, и, надеюсь, время переоценки ценностей в политике по отношению к новому зарубежью, наконец, пришло.


Константин Федорович Затулин - директор Института стран СНГ, советник мэра Москвы.

НГ-Содружество, # 06 (39) 27 июня 2001 г.