Все точки над «Ї» расставлены

Самый удачный проект львовских интеллектуалов

Андрей Окара

«Ї». Незалежний культурологічний часопис.
Число 16. Праві та Европа. Львів, 2000. 223 с.
Число 17. Ґендерні студії. Львів, 2000. 168 с.
Число 18. Україна, Росія, Білорусь: три проекти. Львів, 2000. 271 с.
Число 19. Ґлобалізація, Европейський Союз та Україна. Львів, 2000. 279 с.
Интернет-версия: www.ji-magazine.lviv.ua

Что может объединять столь разноплановых людей, как второй президент Украины Леонид Кравчук, киевская интеллектуалка, трагически погибшая полтора года тому назад, Соломия Павлычко, румынский традиционалист Мирча Элиаде и один из лидеров революции 1968 года Даниель Кон-Бендит? Именно обличия этих людей украшают обложки четырех последних выпусков львовского культурологического альманаха «Ї», названного вполне постмодернистки — украинской буквой, отсутствующей в других славянских языках.

«Ї», несомненно, — самый репрезентативный образ интеллектуального Львова и шире — Галичины, самый интересный и познавательный проект изо всех львовских издательских некоммерческих проектов. Именно проект, поскольку наряду с выпуском альманаха, редакция и близкий к ней круг львовских интеллектуалов регулярно проводят всевозможные международные семинары и конференции, посвященные разнообразным актуальным проблемам современности, прежде всего — о поиске Украиной своего места в новой Европе или в ее окрестностях. Особенно много материалов о ЕС и его возможном расширении на восток (возможно, именно эта тема считается особо актуальной грантодателями).

Среди авторов — ученые, писатели, политологи, философы из многих стран мира, в том числе самые известные и «раскрученные»: Милорад Павич, Сергей Аверинцев, Вацлав Гавел, Збигнев Бжезинский, Самуэль Хантингтон, Бенедикт Андерсон, Френсис Фукуяма, Александр Дугин. На таком фоне не теряются и львовские интеллектуалы и эссеисты — Тарас Возняк, Кость Бондаренко, Андрей Павлишин, Ярослав Дашкевич, Владимир Ешкилев, Роман Кись, Оксана Кись, Игорь Балинский, Тарас Батенко, Орест Семотюк, Любовь Старецкая… Собственно говоря, задающими тон являются именно львовские авторы, а все остальные нужны для демонстрации палитры взглядов и мнений, для создания всеохватывающей и универсальной картины идеологий.

Сам журнал «Ї» заставляет вспомнить сакрально-географическую максиму о неоднокачественности земной поверхности. Где-то те или иные провиденциальные идеи приживаются как бы сами по себе, а где-то — вовсе не приживаются, сколько не старайся. «Ї» четко фиксирует не просто прозападные симпатии его редакции и основного творческого ядра, но более того — цивилизационную инаковость львовского культурного пространства, причем не только в сравнении с московским или питерским, но также и в сравнении с киевским и харьковским — это особенно четко проявилось в ходе недавнего папского визита на Украину. Возможно, есть какая-то закономерность, что наиболее известными уроженцами Львова считаются Леопольд Захер-Мазох, Григорий Явлинский, Юрий Башмет, Анжелика Варум, Роман Виктюк — неплохая компания, не правда ли? Недавно почетными гражданами Львова стали политический «шахматист» Збигнев Бжезинский и папа Римский Иоанн-Павел II. Впрочем, основатель Львова — князь Даниил Галицкий — запечатлен в истории своим нетвердым духом и компромиссами с папой Римским, воплощавшим в Средние века идею Global Government.

Кроме того, на выборе авторов и при проведении конференций проявляется еще одна характерная особенность современной галицкой культурной жизни: обширные контакты и связи с интеллектуалами Центральной и Западной Европы (Польши, Чехии, Венгрии, Австрии, Германии), но почти полное отсутствие контактов с коллегами из России. И дело тут вовсе не в предубежденности — просто и путь до той же Москвы из Львова неблизкий, да и в самой России за последние десять лет утрачено понимание того, что надо работать над собственным имиджем и быть привлекательными во всех отношениях (в том числе в интеллектуальной области — по части проведения всевозможных акций) для коллег с постсоветского пространства. Россияне (особенно москвичи) нередко не имеют никакого интереса к коллегам из СНГ или же демонстрируют по отношению к ним неоправданную надменность, что также не способствует взаимопониманию. Кстати, именно по этой причине Россия, русская культура, русский интеллектуализм на постсоветском пространстве, и «Ї» тут не исключение, чаще всего бывают представлены наиболее антитрадиционалистскими и контринициатическими текстами и персонажами, нередко — откровенными русофобами.

При всём при этом проект «Ї» в целом нельзя назвать контртрадиционалистским (хотя именно так можно определить творчество доброй половины авторов и симпатии большей части редакции). Традиционалистская тематика не игнорируется, но, во-первых, проходит как бы по касательной к основному корпусу текстов, во-вторых, рассматривается исключительно в постмодернистской «оптике» — то есть как забавная (а иногда и опасная — как, по мнению политкорректных авторов журнала, в Европе 1920—1930-х) игра ума, но не как концептуальная основа для переделки мира.

Наиболее интересен с этой точки зрения шестнадцатый номер, посвященный «новым правым», «консервативной революции» и т.д. «Гвоздем» номера, видимо, является статья о румынском исследователе, писателе и идеологе «Железной Гвардии» Мирче Элиаде. Тут же помещен первый перевод на украинский язык известного эссе Александра Дугина «Консервативная революция» и его интервью польскому журналисту Гжегошу Гурны, провокативность которого для «толерантной» и «политкорректной» львовской публики начинается с названия «Чекаю на Івана Лютого», то есть «Ожидаю Ивана Грозного». Изысканные сопоставления ОУН с европейской Консервативной Революцией чередуются со странными откровениями профессора-антрополога о том, что «зараза» евразийской идентичности приходит на Галичину вместе с русскоязычным «блатняком» и тюремым шансоном. Вообще же, сам термин «евразийство» и производные от него в галицком словоупотреблении имеют исключительно негативную (вплоть до инвективной) стилистическую и содержательную окраску.

«Новая правая» идея рассматривается прежде всего как универсальное лекарство от цивилизационной маргинализации и национальной нивеляции. По мысли львовских авторов, для Украины и Европы две главные опасности — это Россия (евразийский вектор; радует, что сторонников такой позиции в украинском обществе пока не большинство) и США (атлантистский вектор). Поэтому «золотым путем» Украины они видят центральноевропейскую цивилизационную идентичность и среднеевропейскую геополитическую — у «новых правых» львовян привлекают как раз идеи «Средней Европы» как локальной альтернативы — в том числе мондиализму, глобализации и атлантизму.

Семнадцатый, «гендерный» выпуск, посвящен модной и «грантабельной» ныне теме феминизма, интерпретации современной культуры в категориях мужского / женского. Украинское понимание феминизма особенно интересно, потому что, из-за сильно проявленного в украинской культуре и национальных традициях женского начала, самого феминизма в привычном европейском смысле там практические не было.

Авторам и составителям «гендерного» тома явно не хватает метафизичности в понимании сакральной природы пола. Впрочем, это претензия не столько к ним, сколько вообще к современному дискурсу всех гендерных исследований — и в Украине, и в России, и на Западе. Удивительно, но гендерные исследователи до сих пор не открыли для себя традиционалистский тип отношения к полу, зафиксированный, например, в книгах Юлиуса Эволы «Метафизика пола» и «Восстание против современного мира», — это, несомненно, снижает общую ценность подобных «студій».

Занятен также номер восемнадцатый, ориентированный на круглую дату договора в Белой Веже о прекращении существования СССР. Прошло десять лет — чего за этот период достигли раздельновзятые Россия, Украина и Беларусь?

Над этим размышляют российские, украинские, белорусские и прочие Владимир Цибулько, Алексей Кара-Мурза, Глеб Павловский, Ричард Пайпс, Сергей Аверинцев, Борис Парамонов, Владимир Махнач, Кость Бондаренко, Алесь Анципенко, Вацлав Гавел, Гюнтер Фергойген, Анна-Вероника Вендлянд, Александр Панарин, Виктор Ерофеев, Тарас Батенко и другие.

Номер девятнадцатый продолжает постоянную для «Ї» тему — европейская интеграция, глобализация и всё такое прочее. Наряду с почти шаманскими заклинаниями и бодрым зомбированием читателей о «европейскости» Украины, есть и предостерегающие материалы. Есть и нечто среднее — попытка сохранить собственное достоинство при не очень «веселых» обстоятельствах. Один из таких пишет, что в ЕС надо войти с гордо поднятой головой, а не «вползти на пузе» — как Польша.

Кстати, в завершение темы о «европейской интеграции». В новом кабмине Украины предполагается создать одноименное министерство (!). А в городе Каневе Черкасской области (именно там могила Тараса Шевченко!) в самом центре находится магазин, название которого заставляет крепко задуматься о трансмутациях цивилизационной идентичности: «Second hand Європа-стиль».

«Ї» интересен также и с эстетической точки зрения. Львовский украинский язык (например, пишут не «Європа», а «Европа», что звучит как «Эуропа», злоупотребляют буквой «ґ» и т. п.), квадратный формат, клиповая манера верстки (все страницы разделены на верхнюю и нижнюю часть, где параллельно печатается два текста)… Но, как оказывается, формировать собственный интеллектуальный стиль намного сложнее, нежели эстетический. Впрочем, альманаху «Ї» это иногда удается.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |