ВЫБОР БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ

Владимир МАХНАЧ, Сергей МАРОЧКИН

Святой благоверный князь. С него начинается, в некотором смысле, наша история. Не история государства, не история культуры — история русского народа, великорусского этноса. До него были восточные славяне, древнерусский этнос. Со времени его правления начинаются русские, начинается воссоздание русской государственности в самую тяжелую эпоху, подобной которой не было затем до ХХ в.

Александр Невский. Рюрикович, сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, внук Всеволода III Большое Гнездо, потомок Владимира Мономаха, Ярослава Мудрого, равноапостольных Владимира и Ольги. Пожалуй, он всегда помнился и почитался больше любого правителя в русской истории. Даже больше, чем былинный равноапостольный Владимир — Красное Солнышко. И, правд у сказать, не много государственных деятелей такого масштаба и в нашей, да и во всемирной истории. Немного, но есть. Но совсем уже трудно найти государственного мужа такого нравственного величия.

Доблестный воин и великий полководец, защитник русской земли, одержавший славные победы. С ними он и вошел в историю, об этом помнят все. Поэтому хочется поговорить о выборе, который стоял перед Александром Ярославичем, который он обязан был сделать и сделал, как мы теперь можем судить безошибочно. Судьбоносный был выбор! Не менее ответственный, чем тот перед которым стоял в конце Х века равноапостольный князь Владимир. Выбор веры, выбор культуры, выбор пути... во многом за весь русский народ.

Середина XIII в. Годы княжения, годы правления, годы очень недолгой, всего 42 года, жизни Александра Невского — это время иноземных вторжений. Со всех сторон. Как плохо, что в школе мы обращаем внимание только но Орду, на Батыево нашествие. А посмотрите на карту, и попытайтесь обойти русские земли по часовой стрелке.

Итак, Батыева Орда: не всегда враг, но зато абсолютно непобедимая, могущественнейшая, созданная монголами держава.

Дальше. Степи Причерноморья. Еще недавно там жили скорее старые друзья и союзники русских: свои поганые (свои язычники, это слово не было оскорбительным). Многие из них становились христианами. Торки, берендеи, половцы... Александр Невский по материнской линии был внуком хана Кончака. Теперь этих союзников не стало. Все захватила Орда.

Дальше идет часовая стрелка. Наша церковная метрополия, историческая родина нашей восточнохристианской культуры, наш культурный старший собрат — Восточная Империя, Империя Ромеев, Золотая Византия. Но и ее не стало. В 1204 г. Крестоносцы-католики взяли Константинополь, и на месте старинного союзника и друга — враждебное латинское государство.

Дальше. Юго-запад. Венгры, поляки. Выдающийся военный и политик, современник и в конце жизни союзник Александра Невского, Даниил Романович, великий князь Галицкий, не случайно всю жизнь укреплялся, возводил крепость за крепостью. И не на востоке, не от ордынского вторжения — от непрерывного натиска с Запада, вторжений мадьяр, часто в союзе с поляками. Город Львов, город Холм (ныне Хелм, подаренный полякам сначала Лениным, а затем Сталиным) — вот твердыни Даниила Галицкого.

Дальше к западу. Литва. Потомки древних балтов, литовцы, переживали в это время подъем, и их подъем опережал наш почти на сто лет. Это энергичный и очень опасный сосед. Полоцкое княжество подчинится литовским князьям еще при жизни Александра Ярославича. Правда, у литовцев страшные враги на западе, немцы-крестоносцы, и в конце жизни Александра Невского великий князь Литовский Миндовг, Миндаугас — его союзник, но недолгий, ненадежный. Назревал литовский натиск на русские земли.

А вот еще дальше. Теперь часовая стрелка пришла в самое страшное место. В Прибалтике, к северо-востоку от Литвы, враг смертельный, чудовищный продукт разложения крестоносной идеи, которая зародилась как светлое стремление освободить восточных братьев-христиан, но за столетия успела деградировать. Ордена немецких рыцарей, тогда Тевтоны и Меченосцы. Эти не знают ни пощады, ни компромисса. Знают лишь “натиск на Восток”.

Еще севернее. Швеция. В Невской битве 1240 год. Александру Ярославичу придется отбивать шведское вторжение. Попытку захватить устье Невы, окончательно закупорить наш выход к морю.

Северо-восток. Языческие племена, тогда — недружелюбные. Правда, от них набегов можно не ждать, но и помощи никакой, и к себе не пустят.

Итак, со всех сторон недруги. Таких моментов немного в русской истории. У нас много было врагов, но почти всегда были и союзники, иногда даже друзья. По-разному бывало.

Насколько серьезным был натиск крестоносцев? Посмотрите: в Ледовом побоище латиняне потеряли 50 рыцарей убитыми и 400 рыцарей пленными. Из них только 20 убитых 50 пленных были орденскими рыцарями, “крестоносцами-профессионалами”. Из участвовавших в сражении примерно 2 тыс. рыцарей лишь около 200 были орденскими рыцарями. Остальные — “интернационалисты”. Не вся ль Европа здесь была? В “Кентерберийских рассказах” Чосера свидетельствуется, что даже в XIV в., во время Столетней войны (!), в послужном списке образцового английского рыцаря значилось: “Ходил на русских”.

Рыцарей сопровождали примерно 4 тыс. оруженосцев и до 10 тыс. кнехтов-пехотинцев. Среди них были и слуги, прибывшие вместе с рыцарями, но большинство кнехтов составляли эстонцы и латыши — орденские холопы. Они шли со своими хозяевами за легкой добычей, словно воронье слетается на покойника.

Много ли это, 2 тыс. рыцарей, 4 тыс. оруженосцев и 10 тыс. кнехтов? Для сравнения, в 1204 г. в IV крестовом походе, в захвате Константинополя — превосходно укрепленного крупнейшего и богатейшего города Европы с населением 300 тыс. человек, — участвовали 4,5 тыс. рыцарей, 9 тыс. оруженосцев и 20 тыс. пехотинцев. Так что Александр Невский в 1240 г. разгромил крупную общеевропейскую армию.

Могли ли мы победить Орду с помощью Запада, если бы князь согласился принять католичество и окатоличить страну? Насколько реальной была бы военная помощь Запада? Вряд ли против Орды католическая Европа смогла бы выставить намного больше воинов, чем для завоевания Константинополя в 1204 г. И то, это был бы единичный поход. Для постоянной обороны осталось бы небольшая часть рыцарей (земля наша богата, но не забывайте про холодные зимы).

А Орда? По оценке крупнейшего историка Великой Степи, Льва Николаевича Гумилева, численность войска хана Бату, Батыя, в нашествии на Русь и Центральную Европу колебалась от 30 до 50 тыс. конницы. Орда смогла бы выставить еще больше воинов, но более крупную армию просто невозможно было прокормить за счет грабежа тех земель, по которым она проходила. Но и этого хватало: мы не успевали своевременно мобилизовать, развернуть, сосредоточить наши войска, и ордынцы били нас по частям. Не из-за “феодальной раздробленности” — могли же преодолевать политическую разобщенность Владимир Мономах и Дмитрий Донской! Из-за недостаточной сплоченности народа, упадка внутриэтнической солидарности.

Ордынцы побеждали не только русских. Но и доблестных польских и венгерских рыцарей, которым могла быть оказана помощь от их братьев-католиков из других западео-европейских стран. Вообще, крестовые походы против хорошо организованного противника в дальних странах неизменно терпели поражение, несмотря на великолепную индивидуальную подготовку и тяжелое вооружение рыцарей. Им не удавалось победить ни Салах-ад-дина в конце XII в., ни турок в конце XIV в., ни Александра Невского.

Даже если бы Запад оказал максимально возможную помощь, то в идеальном — для Запада — варианте дело кончилось бы тем, что после нескольких тяжелых поражений соединенных войск русских и крестоносцев, немцы укрепились бы не только в Прибалтике, но и в Новгородской земле, и на верхней Волге — везде, куда ордынцам не далековато совершать частые карательные экспедиции — а вся Залесская Русь, Владимиро-Суздальская земля, будущая Московия (в этом случае не состоявшаяся Московия) превратилась бы в постоянное поле боя между немцами и ордынцами. Русским пришлось бы проливать кровь в бесчисленных сражениях, прикрывая немецкие колонии в бывших северных русских землях.

Предвидим возражения: но как же!? Ключевский!? Карамзин! Сам Пушкин! Все отмечали, что колоссальная заслуга России в том, что она прикрыла от ордынцев цивилизованный мир... Мы чтим эти имена, но позволим с ними не согласиться. Если бы это было правдой, то значило бы, что историческая заслуга России в том, что она спасла рыцарей, которые ходили грабить и убивать в русские земли, купцов, торговавших русскими пленниками, католических монахов, проклинавших нас как еретиков, и тем самым оправдывавших все преступления Запада против православных.

Ордынцам хватило бы сил совершить рейд через всю Западную Европу до Атлантики. Они дошли до Адриатики и отступили лишь из-за смерти великого Хана, торопясь назад, в столицу Монголии Каракорум, для участия в решении вопроса о престолонаследии. Ордынцы могли совершить грабительский поход на Запад — но не могли завоевать Западную Европу. Потому же, почему они пограбили, но не завоевали Польшу и Венгрию (кто там сейчас помнит об ордынском нашествии?) Потому же, почему они не завоевали и Русь, но ограничились протекторатом, наложением дани. Дело в том, что ордынцы были кочевниками и не хотели менять образа жизни. А кочевой образ жизни возможен только в Великой Степи. Ни в Западной Европе, ни на Руси степной образ жизни невозможен. Русь для Орды не могла быть объектом завоевания, но лишь источником добычи, взятой в набегах. Или дани, отступного.

Русь была рядом с Великой Степью, поэтому она была уязвима для постоянных набегов. И вынуждена была согласиться на протекторат. А Западная Европа — Польша, Венгрия, не говоря уже о Германии и Франции — далековато, за горами, за лесами...

а что мог дать нам Запад “в нагрузку” к сомнительной, как мы убедились, помощи? Что дал бы переход в католичество для нашей культуры, для нашей государственности? Народ может сменить культуру, но только одной ценой: оказаться провинцией, захолустьем, оказаться на периферии новой культуры. В лучшем случае потребуются века, чтобы “выйти в люди”, преодолеть культурный разрыв.

Посмотрим на историю тех исконно русских земель, которые постепенно попали под власть Литвы, а затем достались Польше. Оказалось под властью католического Запада. Современная Украина: Галицко-Волынские, Киевские, Черниговские земли. Современная Белоруссия: Полоцкие, Туровские земли. Смоленская земля... там не осталось православной знати, аристократии, русской национальной элиты, почти не осталось следов русского православного просвещения. Элита была уничтожена, или вытеснена в Россию, или ополячена.

Посмотрите: в домонгольской Руси было более 300 каменных храмов. Две трети из них находились в тех русских землях, которые потом оказались в составе Речи Посполитой, побывали под католической оккупацией, и лишь одна треть в землях, которые побывали под протекторатом Орды — но спаслись от католиков. И что мы видим теперь? К 1917 г. сохранилось около 50 домонгольских храмов. Но из них больше половины сохранились в землях, бывших под Ордой. В западнорусских землях, переживших католическую оккупацию, и доля сохранившихся памятников гораздо меньше, и большинство из них сохранились гораздо хуже — почти все с тяжелыми повреждениями. В западных русских землях ни сохранилось ни одной иконы. Анализируя выбор Александра Невского, вспомним, что незадолго до ордынского нашествия на Русь, крестоносцы захватили и дотла разорили Константинополь. Память об этом была еще свежа, и гибель Константинополя ясно показывала, чего следует ожидать православным от католиков. А еще чуть раньше немцы завоевали земли северо-западных славян. Выбирая между ордынским протекторатом и подчинением Западу, князь не мог не сравнивать ордынское нашествие на Русь с разгромом Константинополя и истреблением западных славян латинянами. И ордынское иго казалось меньшим из зол...

Одно из великих деяний Александра Ярославича — создание в 1261 г. в Сарае, столице Орды православной епархии. Много писалось о том, для чего она была нужна Орде (в частности речь идет о дипломатических отношениях с освобожденной уже от латинян Византией). Но ведь открыли-то не ордынцы! Зачем русским была нужна эта епархия? Ответ прост: с одной целью — миссионерской! И действительно: карательную экспедицию на Владимир против брата Невского Андрея Ярославича возглавлял темник Неврюй. Его сын. Олекса Неврюй, высокий ордынский чиновник — уже православный христианин. Крестником Александра Невского был великий владимирский баскак Амирхан, в крещении Захар. Дети Амирхана-Захара жили на Руси, его правнук — преподобный Пафнутий Боровский. Посмотрите, сколько дворянских родов, сколько русской национальной элиты ордынского происхождения: Суворовы, Кутузовы, Ушаковы, Карамзины, Аксаковы, Тургеневы, Тенешевы, Балашовы...

Нам не удалось крестить Орду (если бы выиграли состязание с исламом и Орда стала бы православной — чести было бы, думается гораздо больше, чем от Куликовской победы). Не удалось может быть потому, что слишком рано не стало Александра Ярославича. Нет, его не убивали в Орде, это нелепица, его там ценили, если кто и был заинтересован в устранении Невского — то это был Ватикан и его передовые отряды, орденские немцы. Он надорвался. Он дважды защищал Новгород — и дважды новгородцы его изгоняли. Он всю жизнь спасал Русь, а Русь тогда вовсе не хотела, чтобы ее спасали. На Руси был упадок народного духа, ослабление сплоченности и деятельной энергии народа, нарушение внутриэтнической солидарности. Заслуга Александра Невского в том, что, приняв протекторат Орды и отразив католическую экспансию, он сохранил нашу православную культуру и русскую государственность. Когда князя не стало, в надгробном слове его соратник, который вместе с ним нес бремя власти, спасал Русь, великий Киевский и Владимирский митрополит Кирилл сказал: “Уже зашло солнце земли Суздальской!” И народ рыдал. А позднее летописцы переиначили фразу и писали ее: “Уж зашло солнце земли русской”.

Существует легенда, связанная с культурным выбором Александра Невского. Рассказывают, что, когда Петр I переносил мощи святого князя из Владимира в Санкт-Петербург, в Александро-Невскую Лавру, князь увидел, что Петр I одет в голландский кафтан, сбрил бороду и курит трубку. Нелюбо это пришлось благоверному князю, плюнул он в лицо императору-западнику и ушел обратно во Владимир. И когда большевики вскрыли великолепное серебряное надгробие а Александро-Невской Лавре — оно оказалось пустым...


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |