Геополитика. Карл Хаусхофер и его учение о пространстве. 1919 –1945 гг.

Глава 9.
Карл Хаусхофер и национал-социализм

Франк Эбелинг

1. Геополитика и «расовый вопрос»

Исходным пунктом национал-социалистской внутренней и внешней политики был расизм. Сначала открытое поношение и дискриминация, потом выборочный террор и наконец массовое уничтожение в концлагерях — вот этапы порочного пути режима бесправия и гонений. На заднем плане можно дать пояснение к ответу на вопрос, который давала геополитика, о той позиции, которую занимало учение о пространстве к обязательному в то время соответствию догмам национал-социализма.

В научном плане бесспорно установлено, что гитлеровская программа завоеваний стояла в непосредственной взаимосвязи с планом истребления евреев Европы. Несомненно также, что в сфере научной геополитики смогли закрепиться партийные установки национал-социализма, которые в их изложении псевдо-геополитически обобщали социал-дарвинистское восприятие, и таким образом создавали атмосферу биологистического высокомерия и расовой ненависти. Вышеупомянутый Альфред Гробманн писал:

«Исследователям необходимо отношение к империи освещать с разных сторон, для того, неопровержимо и окончательно прийти к заключению, что эта сердцевина, сердце части Земли, представляет собой жизненный нерв Европы и белого человечества. Исходить ли из истории, вскрывать ли духовно-научные взаимосвязи, выдвигать ли на передний план геополитические или экономические положения, на передний план, пожалуй, выдвигая фактические достижения народов, противостоящие друг другу, но каждое подобное рассмотрение оставляет в любом случае остаток, оставляя расовый вопрос, «ключ к мировой истории» ...» (1).

В сравнении с подобными концепциями Хаусхофер был явно не готов положить в основу своих взглядов «расовый вопрос» вместо исторического развития. Он видел ключ к пониманию истории и мировой политики во взаимосвязи «Человека и Пространства». На этом положении он воздвигал по-настоящему адекватные комплексные модели развития, в которых одномерные, основанные на концепции крови, национал-социалистские концепции не находили себе места. Поэтому неопределённость, с которой профессор высказывался по «расовому вопросу», смахивала на рассмотрение его сквозь пальцы. Карл Хаусхофер видел осуществление государствообразующего принципа

«в национальном, по возможности расово разделённом выражении национал-социалистских идей, в единстве с ... поддержанием фюреризма, лучше всего, на аристократическом, постоянно определяемом вновь, а не наследственном (генетическом) уровне, и не на принципе владения имуществом» (2).

Только на первый взгляд — что следует ясно понимать — Хаусхофер соглашается здесь с идеологической линией НСДАП. Профессор скорее отграничивал свои модели от биологистических ложных мудрствований национал-социализма, выделяя особо социальную квалификацию элиты вместо генетической. Следовательно, можно видеть в уходе от национал-социалистского понятия «расовое единство» и замене его термином «расовое единообразие» не случайный подбор слов. В этом, скорее, проявлялось его неприятие политической реализации стремления к расистскому фанатизму.

Хаусхофер, в какой-то мере вообще принимая понятие расы в своих моделях и концепциях, никогда не выступал в поддержку биологических теорий. Напротив, в сравнении с модернистскими пессимистическими теориями он всегда выражал скептическое отношение к расовым обоснованиям консерватизма. «Классическая» геополитика была далека от того, чтобы думать расистски, и потому поддерживать расистскую программу она могла только молчанием. Однако раскол геополитической науки в этом вопросе уже произошёл, и, как ни велико было расстояние между «классической» линией и догмами расовой идеологии национал-социализма, он вскоре был вынужден открыть в «Геополитическом журнале» дискуссию между представителями различных лагерей.

Бросается в глаза, что хотя во многих статьях, опубликованных в «Геополитическом журнале» после овладения властью национал-социалистами, формально и подчёркивается значение «расового вопроса», но, по сравнению с другими политическими журналами национал-социалистской Германии, «расовый вопрос» в геополитических статьях во главу угла не ставился. Хаусхофер, к 1941 г. вынужденный, в конце концов, выказать определённое внимание к расово-политическим основам национал-социализма в своих работах, продолжал, что подтверждается наблюдением, в известной степени третировать эту политику в качестве издателя «Геополитического журнала». До 1941 г. геополитик мог сохранять свои убеждения вопреки всем попыткам государственной системы поставить его на линию национал-социалистической идеологии (3). В этой работе характерно то, что Хаусхофер противопоставляет расовым концепциям национал-социализма идею «социальной аристократии», отвергая деспотию генов.

«Расовый вопрос» был внесён национал-социалистами в сферу жизненных интересов почти всех немцев. Расовые представления стали составной частью повседневности и критерием «нормальности» в Третьей империи. Это вызвало к жизни некоторые формы «привыкания» к ним. Таким образом в коллективное сознание был внесён фанатичный антисемитизм, потерявший тем самым свою радикальность. Большинство немцев не связывало реальную программу действий с антисемитизмом, хотя национал-социалисты никогда не скрывали обусловленность своей программы с этими краеугольными моментами. Немногим приходило в голову, что именно связывали национал-социалистские фюреры c лозунгом Кровавого Эрнста (4) «разрешение расового вопроса», несмотря на то, что «расовый вопрос» оценивался как опорный пункт национал-социалистской программы действий. От средств массовой информации государство требовало, чтобы они постоянно внедряли в население понимание актуальности и тотальной обязательности учёта расовых положений и концепций. Однако в 1936 г. произошло нечто совершенно удивительное и небывалое в условиях существования определённых господствующих рамочных условий деятельности прессы: «Геополитический журнал» опубликовал, воздержавшись от редакционных комментариев, статью очень известного в то время геополитика Рихарда Хеннига, в которой основы национал-социалистического расового учения совершенно открыто были поставлены под сомнение. Вследствие этой публикации разгорелись публичные дебаты, в ходе которых обсуждалась адекватность основ национал-социалистического государства.

2. Дискуссия вокруг постановки оценки значения «расового вопроса» (5)

Рассматривая и анализируя ситуацию и развитие регионов планеты, геополитика неизбежно сталкивалась с фактом различия человеческих рас и степени их развития. Являясь наукой о пространстве, она признавала это явление и существующие различия между расами как факт. Точно так же признавался факт региональных различий населения в качестве фактора исторического развития. Наконец, геополитика рассматривает народы, как промежуточную ступень в классификации, но генетически обоснованная методология распределения при этом вводится задолго до рассмотрения самих народов. Она объясняет различия между расами воздействием пространственно обусловленных избирательных факторов. Каждая раса, считает геополитика, имеет своё жизненное пространство, оптимально приспособленное для её развития. Эта форма рассмотрения рас, во всяком случае, не приводит к отбрасыванию чувства биологического превосходства. С учётом эволюционных факторов геополитика выработала свой взгляд на расовый вопрос, который неверно было бы понимать, как ранжирование рас по качеству. Представление это было выражено авторитетным геополитиком Рихардом Хеннигом ясно и недвусмысленно:

«Налицо опасность, что в национал-социалистическом государстве вместо удачно ликвидированной классовой спеси возможна замена её, возможно, много более опасным расовым высокомерием. Мы хотим в нордической и салической расовой обёртке сохранить гораздо драгоценнейшую возможность усилить наш народ, но при этом не должны забывать, что другие расы и смешанные типы могут иметь свойственные именно им преимущества».

Проявление расово-типических особенностей Хенниг понимает в первую очередь как результат эволюционного процесса приспособления человека к среде. Кроме того, они возникают вследствие действия селективных факторов пространства или вследствие чистых случайностей, и не в меньшей степени, чем вследствие воздействия генетического фонда; для Хеннига не существует превосходства генетической линии формирования расы, но только различные воздействия, смотря по обстоятельствам, принуждающие к оптимальному приспособлению к среде. Это мнение было резко оспорено Гейдельбергской группой «Общества разработки геополитики», представлявшей догматическую линию национал-социалистической идеологии. Хенниг был ими представлен как «либерал» и «рационалист». Хенниг с горечью писал о вульгаризации расоведения:

«Должны ли мы теперь в нашем предисловии (Хенниг говорит здесь о предисловии к своему «Справочнику по геополитике» — Ф. Э.) заявить на будущее, что было чистейшей случайностью желание всех морских народов при наблюдении островов или близких побережий добраться до них, что норманны стремились к господству над миром благодаря их нордической крови и стремления к опасности, а финикийцы — вследствие их низменного торгового духа и ничтожного рвачества?»

Представитель национал-социалистической линии в рядах геополитиков считал себя обязанным призвать Хеннига к ответу, так как

«мы должны в неясных вопросах занимать позицию, в которой приходить к восприятию геополитики, согласующемуся с мировосприятием национал-социализма».

Здесь на заднем плане скрыто прежде всего присущее Гейдельбергской группе стремление к внедрению исподволь положения, что наука должна состоять на службе государства и подстраиваться под мировоззренческие догмы национал-социализма. Эта попытка идеологизации геополитической позиции делает в то же время совершенно ясным, что призыв к отказу от принципа свободы научного исследования в пользу государственно-лояльного отношения исходил не от издателя «Геополитического журнала» и, собственно, ведущего мозга геополитики, Карла Хаусхофера. Неизбежно возникает предположение о том, что он считал геополитику долженствующей сохранить независимость от государства и его мировоззрения. В представлении Хаусхофера план политизации и инструментализации геополитики в русле национал-социалистической идеологии был ещё в процессе складывания. Напротив, «Общество по разработке геополитики», организуя Гейдельбергскую группу, добивалось слияния науки и государства воедино. Этот напор имел целью преобразование геополитики в служебный инструмент пропаганды «Третьей империи». Могучие силы были приведены в движение, чтобы пользующийся большим уважением за границей «Геополитический журнал» начал приносить пользу в качестве проводника национал-социалистической идеологии (6).

Дискуссия в «Геополитическом журнале» вокруг «правильного» понимания расового вопроса была больше чем только чистый спор о мнениях; открытая борьба направлений, которая вспыхнула в этом вопросе, ясно давала понять, что раскол в геополитике на два различных лагеря не способствовал преодолению кризиса, на что прежде всего надеялся Хаусхофер. Гейдельбергская группа ставила свою деятельность в рамках геополитики полностью на службу распространения и легитимизации псевдонаучных положений национал-социалистической идеологии. По сравнению с этим Карл Хаусхофер видел также в противопоставлении «долга и обязанности» противопоставление долга учёного перед истиной и обязанности гражданина в подчинении отечеству (7).

Так же, как и Хаусхофер, Рихард Хенниг стремился охранить основы геополитики как науки. Истоки непримиримости его точки зрения ясны; геополитик отвергал требования возникавшего тоталитарного режима и претендовал на свободу исследования, чтобы сохранять возможность объективного изучения реальной действительности. Очевидно, Хенниг лучше понимал, что научный статус геополитики подвергался опасности вследствие идеологических установок национал-социализма, чем это получалось у Карла Хаусхофера. Неоднократно настаивал он на том, чтобы профессор использовал свои познания и личный авторитет для решения одного из основополагающих моментов геополитики, касающегося «расового вопроса», чтобы, наконец, принципиально уяснить его:

«Я буду и далее бороться против преувеличений в понимании расового вопроса, и, кроме того, в этом есть риск, что наряду с высоконаучным и достоверным подходом возникнут положения, смехотворность которых будет очевидной, как оно в данном случае уже и сложилось. Я не помню, писал ли я уже Вам, что здесь в декабре в общем собрании расовых фанатиков была выяснена причина вражды между кошкой и собакой — по их мнению, суть в том, что собака издревле домашний зверь нордической расы, в то время как кошка в доисторические времена мигрировала из Азии. И вот теперь «нордическая природа собаки» противится «восточной сути» кошки!!! » (8).

Наконец, Хенниг протестовал против способа подачи его материала в «Геополитическом журнале»:

«Что болтовня о «материализме» геополитики нацелена на самые основы науки и может не остаться незамеченной и тем принести большую опасность ... Реплика господина Фовинкеля — не что иное как пустозвонство и фехтование с зеркалом. Я намереваюсь раскрыть пустоту этих и подобных им заявлений ... В январской тетради г-н Фовинкель намеревался, между прочим, убить сразу двух зайцев ... Фовинкелевская статья, конечно, представляет собой мутную воду под видом познания, так что её можно занести на текущий счёт только как «курьёз». При этом он знал, что подобным образом действий дискредитирует журнал! — И в этом случае можно признать наличие расовой неполноценности, которая ясно показывает промах» (9).

В то время, как Хенниг развёртывал активное противодействие, всегда агрессивный Хаусхофер пребывал в пассивности. Для Хаусхофера уже наступил момент заключения частичного компромисса с государственной идеологией, в надежде благодаря этому спасти учение от полного разгрома, и он не собирался дать отговорить себя оставить этот курс. К тому же нельзя не видеть, что Хенниг с его требованием созвать конгресс геополитиков для определения основ науки апеллировал к авторитету Хаусхофера, которым тот фактически уже не обладал.

«...Я повторяю Вам уже недавно мною высказанное убеждение, что мы должны встречать это словесное толчение воды в ступе с единым чётко определённым мнением, и я могу упрекнуть господина издателя Фовинкеля не столько в том, что он «анти-геополитик», сколько в том, что он рубит сук, на котором сидят он сам и его журнал. Теперь именно должна быть проведена отчётливая граница между геополитикой и расовым учением. Снисходительное молчание только поощряет зло. Расовое учение представляет только набор ссылок недостаточной авторитетности, но сегодня оно очень авторитетно, так что возникла опасность превращения его в культ окоченелых догм, не терпящий никакого противоречия, и геополитика будет нести по меньшей мере частично ответственность за это! Я могу Вам сделать предложение ... как-нибудь провести конгресс, чтобы в общем обмене мнениями объективно обсудить эти проблемы и заткнуть рты дилетантам ... Пожалуйста, обдумайте это предложение! Инициатива в этом вопросе может исходить только от Вас» (10).

Хаусхофер, однако, оспаривал необходимость созыва конгресса и категорически отказывался предпринимать какие-либо шаги для этого. Кроме всего, сказывалось давнее и принципиальное отсутствие интереса у Хаусхофера к чёткой методике и дидактике, парализующее все инициативы по приданию геополитике жёсткой структуры (11). При этом Хаусхофер разделял обоснованные сомнения Хеннига (12). Вопреки необходимости, бедственное положение в науке и давление на дела его журнала, которое угнетало его внутренне и внешне и оказывало влияние на его поведение и действия, Хаусхофер принимал решения сомнительной ценности о «поддержании спокойствия», когда они соответствовали его линии равновесия интересов. С ними Хаусхофер, однако, не оправдывал ожиданий ни одного, ни другого лагеря; Хаусхофер, сохраняя ещё внешний имидж ведущего немецкого геополитика, фактически был изолирован в геополитике.

Вне всякого сомнения, имело место прогрессирующее снижение авторитета Хаусхофера, раз уж «Общество разработки геополитики» могло противоречить мнению руководящей фигуры в геополитике. Хаусхофер утратил даже влияние на публикации в своём журнале (13). Вероятно, он очень хорошо понимал, что атака «гейдельбергской группы» на Хеннига была направлена также и против него самого. В его угрозе редакции и издательству «Геополитического журнала» сложить с себя полномочия (14) чувствовалось, в конце концов, бессилие в противостоянии единственной и неповторимой ведущей фигуры в геополитике нападкам немецкого «фюреризма» (15).

«Не каждый народ может поступить так, как советский, который с помощью ЧК, потом ОГПУ ... путём убийства около 6 миллионов человек, голодной смерти примерно 4 миллионов человек за 2 года (1922 и 1931), изгнания из домов и сельских усадеб около 22 миллионов человек временно дал свободу толпам; малые высокоразвитые культуры, как японская, итальянская и германская, не выдержали бы таких нагрузок — им свойственно бережное отношение к культурным достижениям отдельных людей, и в них невозможно таким способом обращаться с массами» (16).

Искренность, с которой Хаусхофер представлял на всеобщее ознакомление свои ориентированные на будущее мнения, неизбежно должна была привести его к открытому столкновению с Гитлером осенью 1938 года.


Перевод с немецкого Евгения Морозова.

Перевод выполнен по изданию: Frank Ebeling. Geopolitik. Karl Haushofer und seine Raumwissenschaft. 1919–1945. Berlin: Akademie Verlag, 1994. — 272 s.

Примечания

1. Grobmann Alfred. Die Sendung des Reiches. Berlin, 1943.

2. Haushofer Karl. Die nationalsozialistische Gedanke in der Welt. Munchen: R. Haushofer, 1933, S. 14.

3. Haushofer Karl. Einflusse bei den Verkoerperundsversuchen von nationalen Sozialismus und sozialer Aristokratie // "Zeitschrift fur Geopolitik", 1924. S. 124, 131.

4. Возможно, автор имеет в виду Э р н с т а К а л ь т е н б р у н н е р а, начальника полиции безопасности с 1943 года, позднее также начальника СД и РСХА, или видного деятеля пангерманского движения Э р н с т а Р е в е н т л о в а (прим. пер.).

5. Hennig R. Geopolitik und Rassenkunde. Eine notwendige Klarstellung // "Zeitschrift fur Geopolitik", 1936, S. 58-63, а также Arbeitsgemeinschaft fur Geopolitik (Gruppe Heidelberg), Zur «notwendigem Klarstellung» von Rudolf Hennig // "Zeitschrift fuer Geopolitik", 1936, S. 63.

6. Geopolitik als nationale Wissenschaft // "Zeitschrift fur Geopolitik", 1933, S. 301-304.

7. Haushofer Karl. Pflicht und Anspruch der Geopolitik als Wissenschaftler // "Zeitschrift fur Geopolitik", 1935, S. 443.

8. Из письма Рихарда Хеннига Карлу Хаусхоферу от 12 февраля 1936 года. Цит. по: Jacobsen Hans-Adolf. Karl Haushofer. Leben und Werk: Bd. 2. Ausgewahlte Schriftwechsel 1917-1946. Boppard am Rhein, 1979, S. 236.

9. Там же, с. 237.

10. Письмо Рихарда Хеннига Карлу Хаусхоферу от 18 июня 1936 года. Там же, с. 254.

11. Письмо Карла Хаусхофера Рихарду Хеннигу от 19 июня 1936 года. Там же, с. 255.

12. Письмо Карла Хаусхофера Курту Фовинкелю от 21 февраля 1936 года. Там же, с. 238.

13. Jacobsen Hans-Adolf. Karl Haushofer. Leben und Werk: Bd. 1. Lebensweg 1869-1946 und ausgewahlte Texte zur Geopolitik. Schriften des Bundesarchives. Boppard am Rhein: 1979.

14. Jacobsen: Bd. 2, S. 363.

15. Haushofer Karl. Apologie der deutschen Geopolitik // Edmund A. Walch. Wahre anstatt falsche Geopolitik fuer Deutschland. Frankfurt/M: 1946, S. 18-27.

16. Haushofer Karl: Starke Huter des gewesenen Standes (Status Quo) als Hemmungen waren Friedens, als Ursache von Umsturz statt Umdruch und Lebensneuerung // Welt in Garing. Zeitberichte deutscher Geopolitiker, Leipzig — Berlin: v. Karl Haushofer und Gustav Fochler-Hauke, 1937, S. 7–19.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
>