ДЕРЖАВЫ, ПРИЧАСТНЫЕ К ГЕНОЦИДУ АРМЯН, ДОЛЖНЫ ИСКУПИТЬ СВОЮ ВИНУ

Юрий Барсегов,
доктор юридических наук, профессор международного права;
статья была опубликована в "НГ"

Наряду с уголовной ответственностью физических лиц и политической ответственностью государства в виде лишения права управлять народом, ставшим объектом его политики геноцида, международное право связывает с совершением этого преступления и материальную ответственность в виде возвращения имущества и восстановления других прав собственности, возмещения ущерба и убытков, а также в виде возмещения морального ущерба как физическим лицам, так и всей национальной группе.

Установление материальной ответственности вызвано не только соображениями справедливости, необходимостью восстановления нарушенных имущественных и иных прав собственности. Юридический смысл материальной ответственности за геноцид заключается в том, что насильственным лишением средств к существованию создаются условия для разрушения национальной группы, что является частью состава преступления геноцида, и потому противодействие этому преступлению предполагает, во-первых, восстановление нарушенных прав и, во-вторых, соответствующую санкцию против тех, кто их совершил. Все, кто причастен к этим действиям — частные лица, государствообразующий народ и само государство, подпадают и под действие экономической санкции. Материальную ответственность должны нести и иностранные государства, банки и частные лица, присвоившие плоды ограбления народа, ставшего объектом геноцида.


ОСМАНСКИЕ ЗАКОНЫ О ПРАВЕ ГРАБИТЬ И УБИВАТЬ АРМЯН

Целенаправленным лишением армянского населения средств к существованию занималось само турецкое государство. На первой стадии геноцида армян в 1878-1915 гг., делая ставку на организацию массового исхода, оно организовало повсеместное ограбление армянского населения турками и курдами, обеспечивая их безнаказанность. Когда же правительство Османской империи в 1915 г. перешло к повсеместному поголовному уничтожению своих подданных-армян и их ограбление стало осуществляться в масштабах всего государства, оно приняло специальные меры, чтобы, с одной стороны, создать видимость законности, а с другой — обеспечить себе достойную долю добычи.

Для ограбления целого народа имущество армян нужно было сделать бесхозным. С этой целью 26 мая 1915 г. (по новому стилю) министр внутренних дел Османской империи своим меморандумом предложил великому визирю принять через кабинет закон, разрешающий депортацию населения. Парламент "закона" не принимал, хотя этого требовала ст. 36 Конституции.

На основании этого никогда не имевшего юридической силы временного закона о депортации уже 10 июня 1915 г. был введен дополнительный закон, содержавший указание о порядке обращения с "движимым и недвижимым имуществом, оставленным депортированными армянами в результате войны и чрезвычайных политических условий". Все армянское имущество объявлялось "покинутым", и на него налагался арест. Предусматривалось создание специальных комитетов, на которые возлагался учет "покинутой" собственности и ее надежное сохранение на имя собственников. Скот и другое не подлежавшее сохранению имущество должно было продаваться с публичных торгов, а вырученные средства — сохраняться на счетах собственников якобы для передачи им после их возвращения.

13/26 сентября 1915 г. был принят временный закон об экспроприации и конфискации, которым устанавливался порядок регистрации и рассмотрения исков в отношении "покинутого" имущества депортированных, их банковских счетов и авуаров. Этот закон, опять же в нарушение Конституции, был введен в действие без рассмотрения парламентом. Уже при принятии этого акта в самой же Турции признавалась незаконность определения собственности и имущества армян как "покинутого", т.к. они не отказывались от своей собственности добровольно. Через три года, 4 ноября 1918 г., когда Турция потерпела поражение в войне и члены младотурецкого правительства бежали из страны, парламент Османской империи признал этот акт неконституционным и юридически недействительным.


КАК ПРОИСХОДИЛО ОГРАБЛЕНИЕ ЦЕЛОГО НАРОДА

Относительно того, как происходило ограбление народа, ставшего объектом геноцида в пределах Османской империи, имеются многочисленные свидетельства не только уцелевших жертв этого преступления, но и показания немцев, американцев, арабов и др.

Приведем показания немца — очевидца резни армян в Муше: "В конце октября [1914 г.], когда для турок началась война, турецкие чиновники начали отбирать у армян все, в чем турки нуждались для ведения войны. Их имущество, их деньги — все было конфисковано. Позднее каждый турок мог войти в армянский магазин и взять то, в чем он нуждался, или что хотел бы иметь...".

Американский консул Джексон, наблюдавший события на месте, прямо указывал на роль турецкого правительства в организации ограбления армянского народа: "гигантский план ограбления и финального удара для уничтожения этой расы".

Еще одно показание из опубликованного 4 октября 1915 г. доклада Комиссии США по расследованию зверств, совершаемых в отношении армян: "Полиция забирает мебель из тысяч армянских домов города один за другим... и толпа турецких женщин и детей следует за полицией, как свора кровопийц, и хватает все, что может; после того как полиция забирает из дома все ценные вещи, они врываются в помещение и хватают все, что осталось. Своими глазами вижу я, как это происходит каждый день. Полагаю, что понадобится несколько недель, чтобы опустошить все дома, потом опустошат лавки и магазины армян".

Посол США в Турции Моргентау в своих мемуарах сообщает о "самом удивительном на белом свете событии" — попытке турецкого правительства завладеть даже страховыми суммами армян в американских страховых компаниях "New York Life Insurance Company" и "Equitable Life of New York". Великий визирь просил посла об "одолжении" — помочь получить полный список армян — клиентов этих компаний, "так как почти все они теперь умерли, не оставив наследников, и потому их деньги переходят к правительству, которое должно ими воспользоваться".

Очевидно, с аналогичной просьбой турецкое правительство обращалось и к своим союзникам — Германии, Австро-Венгерской империи, а также к тем европейским государствам, с которыми оно не воевало. Речь должна была идти о довольно значительных суммах — поскольку имущество и сама жизнь армян были всегда под угрозой, все, кто мог, страховали свою жизнь и свое имущество.

Имеются данные, что часть реквизированных армянских денег была депонирована турецким правительством в банках Германии и Австрии, а после их поражения в войне перешла в распоряжение держав Антанты. Так, Герберт Асквит и Стэнли Болдуин, в разное время занимавшие пост премьер-министра Великобритании, в меморандуме, направленном премьеру Рамзею Макдональду в сентябре 1924 г., отмечали, что "переведенные турецким правительством в Берлин в 1916 г. и захваченные союзными державами после заключения перемирия 5 миллионов фунтов стерлингов (в турецком золоте) были в большей части (возможно полностью) армянскими деньгами". В меморандуме отмечалось также, что после насильственной депортации армян их банковские счета и вклады "были переведены по приказу правительства в государственную казну в Константинополе" и "благодаря этому турки смогли послать 5 миллионов фунтов в Reichsbank в Берлин". По подсчетам немецких исследователей, переведенная в 1916 г. сумма составляла 100 миллионов золотых марок.

Министр экономики Джавид в своих мемуарах сообщил, что 9 ноября 1918 г. он дал распоряжение об использовании 1 миллиона турецких фунтов из сумм, вырученных от реализации "покинутого имущества".

В 1919 г. по инициативе армянской национальной делегации из иностранных специалистов была создана специальная комиссия по оценке материального ущерба, нанесенного армянам в Османской империи в результате геноцида. Комиссия единогласно пришла к выводу, что у армян захвачены турками ценности на сумму 3 миллиарда 750 миллионов долларов.

Армяне подвергались ограблению не только на территории Османской империи, но и за ее пределами, на территории бывшей Российской империи — в Карсской области, Александрополе, Ереване...

Во многих армянских семьях хранятся выданные комиссией союзных держав удостоверения прав владельцев или их правопреемников на получение указанных в них сумм в качестве компенсации "убытков, понесенных населением гор. Баку от хищений турецких войск".

В 1919 г. Парижской мирной конференции была представлена примерная оценка подлежавшего репарации и компенсации ущерба, причиненного армянам на территории Турецкой Армении и Армянской республики Кавказа. По времени оценка охватывала только период с 1915-го по 1919 г. и, следовательно, не учитывала ущерб, причиненный на ранней стадии геноцида в 1878-1914 гг. Не мог быть охвачен и ущерб, причиненный в ходе продолжавшегося геноцида как в пределах границ Османской империи в 1920-1923 гг., так и в пределах границ Республики Армения.

По самым предварительным и далеко не полным подсчетам сумма ущерба за 1915-1919 гг. составила 19 130 932 000 французских франка, из коих на долю армян Турецкой Армении приходилось 14 598 460 000, а на долю кавказской Республики Армения — 4 532 472 000.


ВОПРОС О ЗАЩИТЕ СОБСТВЕННОСТИ АРМЯН В МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРАХ

Принцип нерушимости права собственности подтверждался на международном уровне. Наиболее полно вопрос о материальной ответственности за геноцид и уважении прав собственности жертв преступления регламентировался в Севрском мирном договоре. Турецкие законы 1915 г. о "покинутом" имуществе армян были объявлены недействительными, а права собственности на все недвижимое и движимое имущество восстанавливались. Соответственно все акты продажи или передачи прав на имущество армян, совершенные после 1 января 1914 г., подлежали аннулированию. Ущерб, который могли понести лица, приобретшие это имущество, подлежал возмещению турецким правительством, а их права не могли служить основанием для задержки реституции имущества армян. В случае смерти или исчезновения собственников при отсутствии наследников имущество подлежало передаче общине, все иски подлежали рассмотрению арбитражными комиссиями, назначенными Советом Лиги Наций.

Султанское правительство Турции, собираясь подписать Севрский мирный договор, уже 8 января 1920 г. аннулировало "Временный закон". Подписав договор, оно признало ответственность Турции за геноцид армян со всеми международно-правовыми последствиями. Однако в результате тайной сделки турецких националистов-кемалистов с российскими большевиками и политических манипуляций западных держав Севрский мирный договор был подменен Лозаннским договором 1923 г., который не содержал положений об Армении и армянском народе. Для защиты своих имущественных прав армяне — жертвы геноцида, осуществлявшегося в пределах Османской империи, могли ссылаться только на статьи 38-44 Лозаннского договора, посвященные национальным меньшинствам.


ЗАКОНЫ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ — ВЫЗОВ ПРАВОСОЗНАНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Уже 14 сентября 1922 г. кемалисты объявили о непризнании ими акта аннулирования Временного закона султанским правительством, а перед самым заключением Лозаннского мирного договора в Турции 15 апреля 1923 г. был принят Закон о "покинутом имуществе", по которому все имущество армян конфисковывалось независимо от того, когда, по каким мотивам и при каких обстоятельствах они покинули страну. Сославшись на положения этого закона, турецкое правительство заявило претензии на вклады армян в турецких банках и отделениях иностранных банков, а также на вклады, переведенные этими филиалами в Европу, и тем самым помешало возвращению этих денег их законным собственникам.

Чтобы не допустить применения положений Лозаннского договора о национальных меньшинствах и исключить возможность вмешательства Лиги Наций, кемалистское правительство Турции решило лишить беженцев-армян турецкого гражданства. В сентябре 1923 г., сразу после ратификации Лозаннского договора, в Турции был принят закон, по которому армяне, "эмигрировавшие" из Киликии и восточных вилайетов, лишались права на возвращение. 26 декабря 1925 г. турецкие газеты поместили объявление, что ввиду того, что распродажа принадлежащего армянам покинутого имущества наносит ущерб интересам страны, заинтересованным органам дано распоряжение провести оценку покинутого армянами недвижимого имущества, принадлежавших им земель и пр. и выставить их немедленно для продажи с торгов.

В августе 1926 г. правительство Турецкой республики объявило о своем намерении оставить за собой всю собственность, конфискованную до вступления в силу Лозаннского договора, т.е. до 6 августа 1924 г., и о реституции только той собственности, которая была конфискована после этой даты и только при условии, что оно не знало о существовании покинутого имущества.

Продолжая создавать ситуации де-факто, "новая" Турция 23 мая 1927 г. промульгировала еще один закон, в соответствии с которым полностью исключалась возможность возвращения армян на свою историческую родину. Этим законом исполнительная власть уполномочивалась объявить "подданных Оттоманской империи, которые во время войны за независимость не приняли участия в национальной борьбе, пребывали вне Турции и не реинтегрировались с турецкой территорией в период между 24 июля 1923 г. и промульгацией настоящего Закона, лишенными своего качества турецкого гражданина". Так кемалистская Турция лишила прав гражданства сотни тысяч армян, спасшихся от резни. Им отказали в праве на возвращение в свои дома без предъявления каких-либо обвинений, просто на том основании, что они как армяне имеют "плохое прошлое" — обвиняются в совершении преступлений против Турции.


КТО И ПОЧЕМУ ХОТЕЛ ЗАКРЫТЬ ВОПРОС

Отношение великих держав к ограблению армян было предопределено их отношением к так называемому армянскому вопросу. Закрыть вопрос о политической и материальной ответственности стремилась не только Турция. Вопрос этот стоял в практической плоскости и в отношении европейских держав, виновных в попустительстве геноциду армян (державы Антанты) и даже в соучастии (Германия).

В политических условиях, сложившихся после подмены Севрского мирного договора Лозаннским, когда западные державы принесли права армянского народа в жертву своим корыстным империалистическим интересам, вопрос о материальной ответственности за геноцид армян исподтишка, а потом и открыто переводился в совершенно иную плоскость "возмещения ущерба" или устройства беженцев.

Герберт Асквит и Стэнли Болдуин, "ввиду того, что обязательства, принятые по отношению к армянам, не были выполнены" и "последние имеют моральное право на компенсацию", поставили в указанном уже меморандуме вопрос о выплате армянскому народу гранта, чтобы "окончательно снять армянский вопрос". По словам инициаторов предложения, оно "не имело никакого политического значения", а его целью была "окончательная ликвидация ответственности союзных держав в отношении армян".

В такой постановке вопрос о выплате денег был воспринят самими армянами как попытка подмены политической ответственности турецкого государства, как откупные за лишение народа его национальной территории, как оскорбление памяти замученных.


ВОПРОС О ПОПРАНИИ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ АРМЯН И ЛИГА НАЦИЙ

Рассматривая деятельность Лиги Наций в вопросе о реституции или компенсации ущерба, причиненного жертвам геноцида армян, нужно прежде всего отметить сужение категории лиц, права которых подлежали восстановлению. Речь должна была бы идти о следующих категориях армян, которые подвергались ограблению в различные периоды геноцида:

1) те, кто покинули Османскую империю в 1878-1915 гг., спасаясь от резни и систематических безнаказанных убийств и произвола (террора) с турецкими паспортами или без них;

2) те, кому удалось бегством спастись от повсеместного поголовного истребления армян (в том числе и под видом депортаций) в 1915-1920 гг. без турецкого паспорта;

3) те, кто покинул Османскую империю в эти же годы с паспортами, выданными властями страны;

4) те, кто покинул территорию Османской империи во время оккупации союзными державами по акту Мудросского перемирия с паспортами, выданными оккупационными властями;

5) те, кто вторично бежал из Киликии после того, как французские власти по договоренности с кемалистами передали власть туркам;

6) те, кто покинул Смирну по приказу командования кемалистских войск под угрозой резни;

7) армянское население Карсской области, бежавшее в ходе вторжения армии Османской империи в 1918 г. и после вторжения кемалистской армии в Республику Армения в 1920 г. и ее аннексии по Московскому договору 1921 г.;

8) армянское население Нахичеванской области, Шахтахты и Сур-малу после вторжения турецкой армии, в ходе погромов и резни, устроенных совместно с татарскими (азербайджанскими) бандами, а также после передачи этих территорий Азербайджанской ССР по Московскому договору 1921 г.;

9) армяне Баку, Гянджи (Гандзака) и других включенных в состав Азербайджанской ССР территорий, жертвы ограбления и резни в период вооруженных турецких интервенций в 1918 и 1920 гг.;

10) армяне включенной позднее в состав Грузинской ССР территории Ахалкалаки, подвергшиеся ограблению и резне во время турецкой оккупации.

По инициативе Испании, Италии и Швеции Совет Лиги Наций занялся рассмотрением вопроса о незаконной конфискации турецким правительством имущества и банковских счетов только армян — выходцев из Османской империи в ее довоенных границах. Остались за бортом права и интересы армян — жертв геноцида на территориях, входивших до Первой мировой войны в состав России, а потом вошедших в состав Турецкой республики, Армянской, Грузинской и Азербайджанской ССР.

Однако и в такой узкой постановке вопрос повис, так как Турецкая республика заняла жесткую и крайне негативную позицию.

20 октября 1925 г. турецкое правительство направило генеральному секретарю Лиги Наций письмо, в котором заявлялось, что "нынешнее положение армян, покинувших турецкие территории до подписания Лозаннского договора, было урегулировано декларациями Исмет-паши на Лозаннской конференции, которые зафиксированы в протоколе # 13 заседания 17 июля 1923 г.".

В условиях, когда национальная государственность армянского народа была раздавлена совместной акцией кемалистской Турции и большевистской России, защищать права и интересы разбросанных по всему миру армянских беженцев могли только общественные организации. С 1925 г. от их имени в Лигу Наций начали поступать петиции и меморандумы Центрального комитета армянских беженцев, в которых доказывались незаконность и юридическая ничтожность конфискации собственности армян, подлежавших (по официальной версии) депортации с последующим возвращением после окончания войны.

Вместо того чтобы дать объективную политическую и юридическую оценку факта ограбления армянского народа, Совет Лиги Наций все адресованные ему жалобы и протесты беженцев-армян передал "в соответствии с установленной процедурой" правительству Турецкой республики.

В ответ турецкое правительство направило генеральному секретарю Лиги Наций Дрюмонду 25 февраля 1928 г. письмо своего министра иностранных дел Рушди. В нем была изложена официальная позиция этой страны по поставленному вопросу. Отдельных выдержек достаточно, чтобы получить полное представление об отношении турецкого правительства к правам армян — жертв геноцида:

"Турецкое правительство считает, что судьба армянских беженцев, равно как и вопрос о "покинутом имуществе" не подлежат рассмотрению в рамках принятых им обязательств ввиду того, что армянские беглецы, о которых идет речь, ни в коем случае не могут по справедливости быть приравнены к меньшинствам, живущим в настоящее время на его территории и на этом основании пользующимся в полной мере статьями [Лозаннского] договора, которые их касаются".

Лишение сотен тысяч армянских беженцев гражданства, возможности возвращения и пользования правами национального меньшинства для защиты своих прав собственности обосновывалось следующим доводом: "беглецы находятся в особом положении, а именно, в положении преступников, которые только благодаря акту всеобщей амнистии, приложенному к Лозаннскому договору, могли быть освобождены от наказания, которому они (если бы вернулись в страну) подверглись бы ввиду их предосудительных действий. Во всех других вопросах, касающихся армян, Турция резервировала за собой полную свободу действий..."

Сославшись на Закон от 23 мая 1927 г. как на "юридическое подтверждение" применения заявлений, сделанных турецкой делегацией на Лозаннской конференции о лишении турецкого гражданства "определенной категории подданных Оттоманской империи", министр иностранных дел подтвердил, что это относится к армянам: "само собой очевидно, что армянские беглецы, о которых идет речь, покинувшие ранее страну, бесспорно, входят в эту категорию." Поэтому Лига Наций, руководствуясь "прекрасной идеей мира и порядка, основанного на правосудии, и справедливости", не должна заниматься жалобами "этой категории людей".


ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1929 г.

В связи с позицией, занятой Турцией, Центральный комитет армянских беженцев 5 июня 1929 г. обратился за юридической консультацией к четырем выдающимся юристам-международникам Жильберу Жиделю, Аль-беру Лапраделю, Луи Лефюру и Андре Мандельштаму.

Вопросы были сформулированы предельно конкретно:

1. Дают ли общие принципы международного права, мирный договор и другие акты, подписанные в Лозанне 30 января и 24 июля 1923 г., равно как и Декларация главного полномочного представителя турок Исмет-паши, сделанная на Лозаннской конференции 17 июля 1923 г., право лишить армян — выходцев из Турции турецкого гражданства на том основании, что они не приняли участия в так называемой "национальной борьбе", или ввиду того, что турецкое правительство не позволило им реинтегрироваться на территории турецкого государства?

2. Дают ли указанные акты правительству Турции право проводить конфискацию имущества армян, находящихся вне пределов Турции, и имущества армянской общины в Турции, а в случае негативного ответа — обязывают ли правительство Турции общее международное право и указанные выше акты возвратить армянам, пребывающим вне Турции, и армянской общине в самой Турции имущество, конфискованное до и после подписания Лозаннского договора?

3. Должны ли споры, которые могут возникнуть между правительством Турции и любым государством — участником Лозаннского договора или любым государством — членом Совета Лиги Наций, рассматриваться как носящие международный характер по смыслу п. 3 ст. 44 Лозаннского договора, и подлежат ли они по требованию одной стороны передаче в Постоянную палату международного правосудия?

Консультативное заключение было вынесено 2 августа 1929 г. Юристы дали всеобъемлющую, развернутую и аргументированную оценку по всем поставленным вопросам.

Ответ на первый вопрос был отрицательным. Юрисконсульты отметили, что Турция не имеет права лишать членов какого-либо из национальных меньшинств гражданства и тем самым защиты Лиги Наций. Юрисконсульты указали на тот принципиально важный факт, что армяне "покинули страну потому, что прошлое и иногда даже настоящее очень ясно показывало им, что их жизни и их имущество не были в безопасности" и что "тяжелое положение армян" было предметом долгих переговоров и на самой Лозаннской конференции.

Констатируя, что "после установления кемалистского режима ни одно турецкое консульство не предоставило армянам права вернуться в Турцию", юрисконсульты отметили, что "лишение армян их гражданских прав, которое затронуло почти всех армян, находящихся за рубежом, имеет характер уголовного наказания".

В связи с утверждением турецкого правительства, что издание законов по всем вопросам, относящимся к гражданству, является суверенным правом государства, юрисконсульты, сославшись на решение Постоянной палаты международного правосудия oт 7 февраля 1923 г. по спору между Францией и Великобританией относительно декретов о гражданстве, указали, что "исключительная в принципе компетенция государства ограничивается нормами международного права".

На первую часть второго вопроса юрисконсульты также дали отрицательный ответ, исходя из того, что ни международное право, ни Лозаннский договор не дают турецкому правительству права на конфискацию армянского имущества, что установление в турецких законах даты для обоснования конфискаций, совершенных до вступления в силу этого договора, несовместимо с правовой логикой, ибо незаконность конфискаций не может быть связана с какой-то датой.

Установив, что меры, затрагивающие имущество армян, невозможно рассматривать как конфискацию на основе уголовного права, потому что "такая гипотеза абсолютно исключается соглашением союзных держав и Турции", юрисконсульты указали, что из этого следует, что "дозволить турецкому правительству прибегать к захвату имущества армян, которое является даже не прикрытой, а открытой и прямой конфискацией, означало бы нарушение принятых обязательств и долга гуманности".

Отрицательный ответ на первую часть вопроса предопределил положительный ответ на его вторую часть: из юридической ничтожности конфискации следует необходимость возвращения собственнику конфискованной собственности. Юрисконсульты однозначно заявили, что "поскольку правительство Турции не имеет права осуществлять конфискацию имущества турецких выходцев армянской расы, оно обязано осуществить ее реституцию".

В более общем виде третий вопрос заключался в определении компетенции Постоянной палаты международного правосудия; может ли она, а если да, то при каких условиях, рассматривать вопрос об имуществе армян, объявляемом покинутым. Не вдаваясь в причины эмиграции армян, юрисконсульты установили, что она "не дает права турецкому правительству осуществлять конфискацию их имущества под предлогом, что они в настоящее время не являются жителями Турции".

Сформулированное юрисконсультами заключение по третьему вопросу исходило из того, что правительство не может ссылаться на "отсутствие" в стране индивидов, которым оно само не разрешает вернуться к себе. Поэтому выходцы из Турции армянского происхождения, не получившие другого гражданства, имеют основания пользоваться защитой ст. 37-44 Лозаннского договора в качестве членов немусульманского меньшинства в Турции.

Консультативным заключением, по существу, была дана юридическая оценка противоправной политики Турции в этом вопросе. Заключение было направлено и против западных держав, подчинивших решение армянского вопроса своим политическим интересам и заведшим его рассмотрение в Лиге Наций в тупик.


РЕШИТЬ ВОПРОС — ДОЛГ ТУРЦИИ И МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА

Подведение черты под трагическим прошлым армяно-турецких отношений предполагает как минимум возвращение имущества или денежную компенсацию ущерба жертвам геноцида или их наследникам. Восстановление прав физических лиц — один из элементов материальной ответственности за это преступление, но элемент производный. Основной же элемент материальной ответственности заключается в ликвидации последствий геноцида как посягательства на группу, в создании необходимых экономических условий для возможно более скорого и полного восстановления этой группы. Поэтому сводить все к возмещению имущественного ущерба членов группы или даже самой группы означало бы подменять основной вопрос второстепенным, вести дело к безнаказанности геноцида, к неоправданному смягчению ответственности. Такая сделка была бы равноценна стоимостной оценке страданий и жизни людей, представляла бы, по существу, "выкуп" за попрание права целого народа, взятку за безнаказанность преступления против человечества.

Привлечь турок как физических лиц к материальной ответственности за присвоение имущества армян практически невозможно: разграблением и убийством армян занималось практически все турецкое население с ведома и разрешения правительства. Поэтому ответственность должна нести вся нация в лице государства. В рамках общей ответственности за совершенное преступление геноцида турецкое правительство должно нести материальную ответственность за ограбление физических лиц — армян и всей национальной группы как таковой — армянского народа, равно как и за нанесенный им моральный ущерб.

В порядке реализации материальной ответственности турецкого государства за его счет должна быть создана международная комиссия, в обязанности которой входило бы выявление земельной собственности, прочего движимого и недвижимого имущества, отнятого у армян и армянского народа. Самим армянам должно быть предоставлено гарантированное право представлять сведения о разграбленном имуществе.

Армянские деньги должны быть выявлены в иностранных банках на тех же основаниях и по той же процедуре, которые применяются для поиска еврейских авуаров "спящих" или "мертвых" банковских счетов жертв геноцида евреев.

Кроме банковских счетов, должны быть выявлены страховки армян, на которые в свое время претендовало турецкое правительство. Ввиду того, что смерть страхователей или утрата ими имущества были результатом совершенного турецким государством геноцида армян, наследникам должны быть выплачены соответствующие страховые суммы или страховые возмещения, с процентами, набежавшими за многие десятилетия. В случае если страховые компании прекратили свое существование, ответственность должно принять на себя государство, взявшее на себя финансовое обеспечение страхования.

Все выявленные имена владельцев счетов, страховых полисов, движимого и недвижимого имущества должны быть обнародованы для поиска наследников. Невостребованные средства должны быть переданы в специальный фонд жертв геноцида армян.

Указанные меры должны относиться к актам геноцида, совершенным как в пределах государственных границ Турции, так и за их пределами, включая акты, совершенные в 1918-1920 гг. на территории нынешнего Азербайджана.

Державы, причастные к геноциду армян, должны искупить свою вину, проявив принципиальность и гуманность. Государства-члены ОБСЕ, Совета Европы и других европейских организаций, поставившие целью строительство нового порядка в Европе, имеют возможность доказать миру, что действительно уважают ценности человеческой цивилизации, что их отношение к праву и справедливости свободно от двойных стандартов.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |