Не надо бояться быть первыми

Андрей НИКИФОРОВ
отвечает Андрей МАЛЬГИНУ и Сергею КИСЕЛЕВУ

Андрей Никифоров
Читая публикацию «Крым: размышления о будущем», вдруг ощутил прилив уважения к самому себе. А как же иначе, когда попираешь ногами «мост между большими частями Евразии» (я-то думал: почему жизнь у нас в Крыму такая неустроенная? Теперь ясно: живем-то на мосту).

Но это все в прошлом и настоящем, а что же в будущем? Авторы А.Мальгин и С.Киселев — не фантасты, они только указывают, каким образом нам, гражданам Крыма, к этому будущему идти. Но... способ передвижения предлагается какой-то странный. Нас призывают, «...двигаясь к полному суверенитету Крыма, сохранять в настоящее время его теперешний статус...».

Размышления А.Мальгина и С.Киселева затрагивают серьезную тему и, несмотря на внутренние противоречия, содержат серьезные мысли, подкрепленные серьезными аргументами.

Авторы публикации доказывают, что нашему полуострову нельзя сейчас порывать с Украиной. Но, поскольку нынешнее руководство Украины склонно по-прежнему считать Крым своей административной колонией, мне не ясно, как без обретения независимости нашей республикой мыслится этот союз? Равноправным в нынешних условиях он быть не может, а другой его характер неприемлем.

Мы вправе по-разному относиться к движению Украины к независимости, но становиться у него на пути мы не должны. Похоже, что сегодня большинство населения Украины предпочитает независимость восточнославянскому единству. Как-то будет завтра? Но и сегодня, и завтра право выбора должно оставаться за теми, кто живет на Украине. Мы же, живущие в Крыму, граждане суверенной республики, и после развала СССР не нуждаемся в чьей-либо санкции, чтобы определить свой собственный выбор. И такая позиция не будет предательством по отношению к тем, кто не хочет дезинтеграции. Самоопределение Крыма и то, как он распорядится своей судьбой, может стать примером для других.

По целому ряду причин наиболее приемлемым вариантом самоопределения является обретение Крымом независимости. Независимость — наиболее консолидирующий политические силы полуострова лозунг. Независимость — наиболее верный с правовой точки зрения выбор. Независимость может стать гарантией нашего права самим решать свою судьбу, но только в том случае, если мы сами воспользуемся своей независимостью и не допустим, чтобы кто-то воспользовался ею за нас.

Сейчас все более популярной становится идея общекрымского референдума о выходе из состава независимой Украины. Но ведь 20 января и 17 марта мы уже высказались и за сохранение федерации, и за Крымскую республику как ее субъекта. Верховный Совет и правительство Крыма уже получили от нас полномочия на действия в случае отказа Украины от заключения Союзного договора. Однако, имея дело с нынешним составом Верховного Совета Крыма, нужно быть готовым еще одним референдумом подтвердить свой выбор.1

Не надо бояться быть первыми и нельзя отказываться от союза, но только с теми, кто действительно хочет его заключить. Я разделяю мысль А.Мальгина и С.Киселева, что борьба Крыма за суверенитет есть в то же время борьба за новое сообщество. И я знаю только одну республику из бывших союзных, которая стремится к тому же. Это — Россия. Хочу, чтобы меня правильно поняли. Речь идет не о временном единстве на базе общего экономического пространства. Речь о федерации, основа которой — стабильное единое экономическое, культурное, информационное пространство, единые вооруженные силы, внешняя политика, общие основы законодательства. И название у этой федерации уже есть. Это — Россия.2

Понятно беспокойство по поводу того, что возвращение Крыма в состав России лишит смысла идею автономии для русского населения полуострова. Действительно, пока в Российской Федерации имеются только национальные государственные образования. Но не надо бояться быть первыми. Если Крым сумел стать первой признанной территориальной автономией в составе СССР, то почему бы ему не стать первой республикой в России, где русские имели бы и формально, и фактически равные с другими народами права? Кто может помешать нам именно так все устроить, если мы станем хозяевами своей судьбы?

Октябрь 1991 г.

1 Ситуация принципиально не изменилась и сейчас, после серии выборов 1994 года, приведшей к власти т.н. «республиканцев». Теперь уже совершенно очевидно, что проведение референдума о статусе Крыма никогда не рассматривалось большинством нынешних депутатов от блока «Россия» иначе, чем избирательный лозунг.
2 Заявления российского руководства о стремлении объединить вокруг Российской Федерации стремящиеся к консолидации регионы СССР, звучавшие осенью 1991 года едва ли не каждый день, оказались пустой риторикой. Современная ситуация дает основания утверждать, что при сохранении ельцинского режима восстановление государственного единства России (СССР) невозможно.

(Из сборника «Три проекции крымской идеи» — Симферополь, 1995)