ОБЩЕЕ ГОСУДАРСТВО — РЕАЛЬНАЯ ПЕРСПЕКТИВА РАЗВИТИЯ

Валерий Лицкай, госсекретарь ПМР

Проблемы развития Приднестровья, перспективы будущего общего государства — важная и непростая тема. Переговорный процесс в своем развитии касается все новых и новых понятий, затрагивает новые направления. Недостаточность освещения этих вопросов в прессе дает почву политическим спекуляциям и вымыслам.

14 декабря 1999 года в “Днестровской правде” появилась статья депутата Верховного Совета ПМР А.Яворского под названием “Общее государство — что это?”. Смысл публикации сводился к тому, что, по мнению автора, Общее государство — идея не совместимая с сохранением суверенитета и независимости Приднестровья.

На первый взгляд, это действительно так. Особенно если это взгляд человека, несведущего в вопросах такого уровня. В этом случае было бы логично обратиться к мнению специалистов. Однако, автор пошел по другому пути. На фоне наспех подобранной юридической мешанины и политических обвинений в адрес правительства читателю было подано заведомо ложное, невежественное толкование идеи Общего государства.

Ответные обвинения и обоснованная критика позиции депутата Яворского могли стать простым и эффективным выходом, если бы не суть вопроса. Проблема Общего государства сегодня настолько важна и актуальна, что гораздо более полезно будет еще раз разъяснить, что же такое Общее государство. Тем более, что появление статьи совпало по времени с событием, дающим достаточно полный ответ на вопросы, поднятые в статье: 8 декабря 1999 года в Москве был подписан договор о создании союзного государства России и Белоруссии.

Становление Союза Белоруссии и России, представляющего собой не только союз двух славянских государств, но и эффективную модель общего государства, происходит на наших глазах.

Статья 6 Договора гласит о том, что Россия и Белоруссия сохраняют свой национальный суверенитет, независимость, остаются полноправными членами международного сообщества, сохраняют раздельное членство в международных организациях. Белоруссия сохраняет свой безъядерный статус. Хотя договор обязывает оба государства согласовывать внешнюю и оборонную политику, каждое из них сохраняет собственный МИД и Минобороны.

При этом, у Союза будут общая территория, границы, гражданство, органы власти, символика. Договором предусмотрено, что на первом этапе будут созданы:

высший госсовет — руководящий орган, состоящий из глав государств, глав правительств, руководителей палат парламентов;

парламент — законодательный орган, состоящий из палаты союза и палаты представителей. В палату союза каждое из государств делегирует по 36 парламентариев, а палата представителей будет состоять из 75 депутатов от России и 28 депутатов от Белоруссии, избираемых прямым тайным голосованием;

суд — арбитражный и контролирующий орган, состоящий из 9 судей. Задача суда — обеспечить “единообразное толкование и применение договора”;

совет министров — правительство союзного государства, куда войдут председатель совмина, главы правительств, госсекретарь, главы МИДов, министерств экономики и финансов, руководители отраслевых министерств;

счетная палата — контрольно-аудиторский орган из 11 человек, призванный осуществлять контроль за финансами союзного государства.

Процесс строительства новых основ Союзного государства уже идет, о чем свидетельствуют практические мероприятия по формированию единого таможенного пространства Союза Белоруссии и России, утверждение концепции совместной оборонной политики и разработка проекта военной доктрины Союза, формирование союзного бюджета, финансируемого национальными бюджетами двух стран, осуществление совместных белорусско-российских программ. И Россия и Белоруссия получили преимущества для создания новых направлений сотрудничества и более эффективного развития старых. Уже сегодня на рынках Белоруссии в рамках заключенных соглашений, договоров, протоколов осуществляют свою деятельность 60 субъектов Российской Федерации.

Идет ли становление новых союзных взаимоотношений и структур вразрез с социально-экономическими интересами и национальными приоритетами стран—членов СБР? Ответ очевиден. Согласно ст. 3 Договора, создание Союзного государства ни в коей степени не ущемляет национальных суверенитетов, поскольку “…базируется на принципах суверенного равенства государств-участников, добровольности, добросовестного выполнения ими взаимных обязательств”. Это означает, что создание Союзного государства Белоруссии и России с единым экономическим пространством лишь укрепит позиции обеих стран-участниц, позволив им “открыть окна в Европу и Азию”. На фоне общей дезинтеграции на постсоветском пространстве после развала СССР, становление Союза России и Белоруссии — яркий пример взаимовыгодной кооперации.

Вслед за первыми шагами могут последовать новые инициативы со стороны СНГ, которое сегодня нуждается в мощных интеграционных импульсах, одним из которых является подписание Союзного договора между Россией и Белоруссией.

В тоже время, для Европы интегрированность — конкретный факт, реально существующее благо и реальные перспективы.

Таким примером развития интеграционных тенденций является Европейский Союз, внутри которого вполне успешно сохраняют свою независимость его суверенные составляющие. Это не мешает функционированию Европарламента (парламента несуществующей страны, действующего, тем не менее, достаточно эффективно), Евросуда, Евробанка, других общих структур и общих пространств — экономического, таможенного, финансового, культурного. Общие пространства могут расширяться, включать в себя новые сферы сотрудничества. Критерий действенности Евросоюза — взаимовыгодность сотрудничества и взаимный интерес к совместному развитию.

Перед нами два различных воплощения одной идеи — идеи разумного компромисса, трезвого расчета и извлечения всего самого ценного из наиболее удачного и взаимоприемлемого варианта развития в условиях современного мира. Эти условия таковы, что независимость и суверенитет сегодня вполне совместимы с идеей интеграции. Тем более, что в современных условиях интеграция означает появление новых перспектив и возможностей при сохранении традиционных ценностей. Не затрагивая ничью независимость и суверенитет, интеграционные тенденции удаляют барьеры, препятствующие свободному развитию, и создают необходимые условия для более ощутимого экономического роста вне национальных рамок.

Отказ от интеграции (а в современных условиях это отказ от участия в реальных мировых процессах) сегодня могут позволить себе только идеально изолированные государства. Такие как Северная Корея, Куба, Ливия, Ирак, и т.д. Итог— политическая изоляция и экономический крах.

Противоположный пример Тайваня — это пример объективной оценки своего места в международном сообществе и активного включения в интегративные процессы. Из нищей китайской окраины Тайвань превратился в мощное государство с 20-й экономикой в мире, с ВВП в 300 млрд. долларов и рекордными темпами экономического роста в 8% в год. Вместе с тем, Тайвань — сложная международная проблема, и пример Тайваня тесно связан с еще одной актуальной для нас проблемой. Эта проблема — дипломатическое признание.

Сегодня не требует доказательств ни независимость, ни суверенитет ПМР.

Суверенитетом Приднестровье реально обладает в силу выраженной воли народа; независимостью — в силу самообеспеченности и соответствия критериям понятий “независимость” и “государственность”, сложившимся в мировом сообществе и базирующимся на трех основных качествах:

— фактическое существование;

— жизнеспособность;

— эффективная защита и сохранение государственности при соблюдении прав человека.

Де-факто Приднестровье — член мирового сообщества и субъект международного права. Де-юре — государство, не имеющее дипломатического признания. Для Приднестровья это важная проблема. Жить без признания сложно, но нужно четко понимать, что само по себе признание еще не означает автоматического решения существующих проблем.

10 лет Приднестровье живет без дипломатического признания. Однако, наблюдая за жизнью признанной Молдовы, можно судить о том, что дипломатическое признание — не гарантия от всех бед. Небольшая иллюстрация. В этом месяце мировое сообщество с поистине олимпийским спокойствием лишило Молдову права голоса в Генеральной ассамблее Организации Объединенных Наций. За неуплату членских взносов и долга в 2,4 млн. долларов. Невзирая на признание, национальный суверенитет и независимость страны. Вывод: признанность Молдовы не слишком заботит мировое сообщество. Использовать свое признание в качестве орудия давления Молдова способна только по отношению к нам. И то не всегда успешно.

Главные вопросы для ПМР в другом: хотим ли мы участвовать в современных общемировых процессах? и сможем ли мы в них участвовать на правах суверенного государства? Вопрос еще и в том, что может принести нам ожидание признания (по сути являющегося лишь формой внешнего одобрения соответствия основным качествам государственности) и жизнь в полном соответствии с собственной Конституцией, отвергая имеющиеся возможности взаимодействия с внешним миром?

Ответы очевидны: да, мы ощущаем себя частью мирового пространства, и не стремимся к изоляции. Вместе с тем, мы не можем сегодня участвовать в мировой политике и экономике в качестве признанного государства. Не можем мы и ждать признания, отставая в темпах развития из-за изолированности.

Другого приемлемого пути развития, кроме Общего государства, у Приднестровья нет. Поскольку вопрос о признании находится не в правовой, а в политико-дипломатической сфере, нам нужны возможности заявить о себе. С тем, чтобы поставить мировое сообщество перед фактом своего существования. Где искать эти возможности?

Первым шагом в поиске путей решения проблемы стало постановление Верховного Совета ПМР “Об образовании Молдавской Конфедерации” от 1993 года. Московский Меморандум 1997 года окончательно укрепил позицию Приднестровья в отношении идеи об Общем государстве.

Общее государство позволяет использовать новые каналы взаимодействия с мировым сообществом, путем вступления ПМР во внешнюю политику признанного государства. В обозримом будущем государств, готовых к этому, кроме Молдовы, не наблюдается. Кроме того, сейчас ясно, что в современных условиях именно вариант Общего государства способен стать единственным взаимоприемлемым шагом для разрешения существующих противоречий в отношениях сторон, а взаимоприемлемость в принятии решений — главное требование, зафиксированное в основном документе переговорного процесса — Московском Меморандуме от 8.05.97г.

Для Приднестровья Общее государство — это, прежде всего, приемлемая форма легализации нашего участия в общемировых интеграционных процессах и приемлемый путь окончательного урегулирования отношений с Молдовой. Кроме того, это реальная возможность получения международных гарантий. Для мирового сообщества, озабоченного в нашем регионе только двумя вопросами — сохранением принципа нерушимости границ и соблюдением прав человека — Общее государство — это ликвидация очага напряженности и установление прочного мира для обеспечения общеевропейской безопасности.

Приднестровье, по сути, уже существует в таких условиях. Вместе с тем, государственность республики за 10 лет развития окрепла настолько, что юридическое оформление реальной схемы жизнедеятельности ПМР не сможет затронуть независимости и суверенитета Приднестровья.

Что же представляет собой понятие общего государства применительно к Приднестровью?

Общее государство будет основано на следующих основных принципах:

— существование двух субъектов Общего государства;

— существование Общего государства, в которое оба субъекта, имеющие в нем ассоциированное членство, делегируют часть своего суверенитета;

— внутри Общего государства Молдова и Приднестровье обладают собственной государственностью и правосубъектностью.

В разработке концепции будущего Общего государства Приднестровье исходит из того, что:

1. Конституции сторон соответствуют международно-правовым нормам. Необходимо будет определить соотношение Конституций для разработки Конституционного Акта.

2. отношения между сторонами будут договорными, а методы взаимодействия будут определяться Соглашением о разграничении и совместном делегировании полномочий и другими подписываемыми договорами и соглашениями.

3. сторонам необходимо разработать всеобъемлющую систему взаимных гарантий и механизм ее реализации, и подписать Соглашение о гарантиях, контроль за соблюдением которого будет возложен на страны-гаранты — Россию и Украину, а также на ОБСЕ, как на посредника в переговорном процессе.

Весь этот комплекс мер в целом и будет означать полное урегулирование и нормализацию отношений между Молдовой и Приднестровьем, станет окончательной фазой в создании в регионе зоны стабильности и безопасности.

О том, насколько реален план создания Общего государства в условиях, достаточно близких к тем, что сложились в переговорном процессе между Молдовой и Приднестровьем, можно судить по Проекту всеобъемлющего урегулирования вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе, представленном Российской Федерацией, США и ОБСЕ. Действенная схема соглашения позволяет соблюсти как основные требования сторон, так и международные принципы.

Проект предусматривает подписание Соглашения о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий в общем государстве, внутри которого Нагорный Карабах объявляется государственным и территориальным образованием, имеющим

1. собственные атрибуты власти, исполнительные, законодательные и судебные органы.

2. право на осуществление прямых внешних связей в различных областях с иностранными государствами, региональными и международными организациями.

3. право на участие в осуществлении внешней политики Азербайджана по вопросам, затрагивающим его интересы.

Нагорный Карабах будет обладать следующими правами и привилегиями:

1. На территории Нагорного Карабаха будут действовать Конституция и законы Нагорного Карабаха.

2. Нагорный Карабах будет иметь собственные флаг, герб и гимн.

3. Нагорный Карабах в соответствии со своей Конституцией самостоятельно формирует законодательные, исполнительные и судебные органы.

В области военной безопасности предусмотрено, что Нагорный Карабах будет иметь Национальную гвардию и полицейские силы, которые не будут действовать вне Нагорного Карабаха без согласия Азербайджана. В свою очередь, армия и полиция Азербайджана не будут иметь права вступать на территорию НКР без согласия ее властей.

В современных условиях для Приднестровья на первый план выходит необходимость объективной оценки собственных сил, включения в интегративные процессы, происходящие вокруг нас, создания устойчивой модели сосуществования в ассоциированных отношениях, а воплощением этого варианта может стать создание межгосударственной ассоциации с Молдовой на договорной основе — Общего государства. Приднестровье должно стать полноправным членом международного сообщества, участвовать в общемировых процессах на том уровне, который мы считаем для себя приемлемым.

Идея Общего государства — новое направление конфликтологии. Однако, несмотря на свою сложность, работа над Общим государством — это реальная перспектива будущего развития Приднестровья. У правительства есть четкое видение проблем, есть стратегия их разрешения. Есть уже и определенные успехи, достигнутые в переговорах с Молдовой. Подписано более 40 соглашений, обеспечено участие в переговорном процессе посредника и гарантов выполнения достигнутых договоренностей, введен в действие эффективный механизм четырехсторонней миротворческой операции. Последовательная и поэтапная политика заложила новые основы сотрудничества и взаимодействия Приднестровья с внешним миром. Сегодня ситуация в ПМР и вокруг нее лучше, чем в любой другой конфликтной точке на постсоветском пространстве. Примером может служить Абхазия. Насколько различными были подходы к решению существующих проблем, настолько же разным оказалось и нынешнее положение наших государств: полная изоляция, блокада и практическое отсутствие перспектив развития в Абхазии и поэтапное продвижение по пути интеграции в Приднестровье.

Какой будет конкретная реализация нашего варианта Общего государства — предмет деятельности экспертных групп, разрабатывающих подходы к определению основных принципов государственно-правовых отношений, к выработке взаимоприемлемых параметров общих пространств. Предстоит долгая и кропотливая работа. Но именно такая позиция может свидетельствовать о понимании своих перспектив, именно на это направлены сегодня усилия руководства республики.

Конечно, требовать у руководства Приднестровья гарантий от худшего мы можем. Но трезво оценивать реальный ход реальных политических процессов, происходящих вокруг нас — тоже не мешало бы. (Что касается депутата высшего законодательного органа республики — то для него это прямой долг). Хотя бы для того, чтобы вместо домыслов (или откровенной демагогии) заняться делом.

Возможности для этого у депутата Яворского были. Например, в рамках Комиссии Верховного Совета по переговорам с Комиссией Парламента Республики Молдова, созданной еще 7.05.1996 года и способной принять деятельное участие в переговорном процессе на парламентском уровне. На этом фоне попытки депутата обвинить руководство республики в том, что оно, якобы, демонтирует государственность ПМР, воспринимаются не иначе, как попытка компенсировать свое почти четырехлетнее бездействие. Неизменно приходится возвращаться к мысли о том, что прямое передергивание фактов в статье народного избранника свидетельствует не о стремлении разобраться в реальной проблематике, а скорее о начале личной предвыборной кампании. Извлечь политическую выгоду из необоснованных обвинений исполнительной власти для автора значительно важнее, чем работать. Об этом свидетельствует полное отсутствие конкретных контрпредложений. Неудивительно, что при такой позиции депутат критикует все подряд, добравшись уже до сферы дипломатии. В этой области, кроме собственного мнения, необходима еще и профессиональная компетентность, которой у А.Яворского нет.

К сожалению, все эти сомнительные политические трюки и махинации заслоняют важные проблемы, требующие своего решения. Остается надеяться, что столь неудачный предвыборный старт не станет депутату Яворскому поводом для новых обвинений в адрес руководства Приднестровья.

январь 2000 г.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |