Пять постулатов крымского регионализма

Сергей КИСЕЛЕВ

«В этой провинции людьми следует управлять не так, как в других»
Б. де Нуантель

Украина — унитарное государство. Именно эта модель государственного устройства заложена в ее Конституции. Вместе с тем, в состав Украины входит Автономная Республика Крым, что, в свою очередь, является свидетельством федеративного начала политико-административной организации украинской территории. Противоречие явное, которое не способны скрыть никакие правовые ухищрения.

Существование крымской автономии можно считать выдающимся достижением молодой украинской государственности, определенным шагом на пути к федерализации Украины. Однако существуют весьма влиятельные политические силы, для которых крымская автономия совершенно неприемлема, как неприемлема даже мысль о какой-либо федерализации. Отказ от федерализма базируется чаще всего на предположении, что он представляет угрозу целостности украинского государства и будет способствовать его расколу на регионы (чем, кстати говоря, признается их объективное существование). Игнорирование же регионального разнообразия, опирающееся на идеологему единого украинского народа, приводит не к сглаживанию внутренних различий, а к тому, что они загоняются вглубь, в подполье, порождая радикальные и экстремистские политические течения.

Из всех регионов Украины в наибольшей степени пострадал от обвинений в политическом экстремизме Крым. Но дело вовсе не в какой-то патологической враждебности крымчан по отношению к украинской государственности. Скорее наоборот: политическая активность Крыма — это реакция на действия центральной власти, украинских политических партий и движений, направленных на изменение традиционного жизненного уклада крымчан.

На политической карте постсоветского пространства Крым занимает столь заметное место, что по своей известности в мире он может поспорить с любым из новообразованных государств. Своей сегодняшней «славой» полуостров обязан не очарованию Южнобережья, не удивительной гармонии ландшафта, не красотам подземного мира Чатырдага, не изысканному вкусу массандровских вин и многим другим «не», из которых для нас — его жителей — и складывается неповторимый образ благословенной Тавриды. Его современная известность совсем иного рода. Ныне, как и неоднократно в историческом прошлом, Крым оказался в центре сложной системы политических противоречий, разрешение которых для постороннего наблюдателя как бы и невозможно без острого конфликта между заинтересованными сторонами.

По образному выражению Н.Я.Данилевского, Крым — «это ахиллесова пята России». Доставшись в наследство Украине, он сохранил эту особенность и для своей новой метрополии. И так же, как пята Ахилла своей уязвимостью отличалась от бессмертного тела героя «Илиады», так и Крым отличается от остальной Украины. В ее составе он представляет собой нечто особое, уникальную территорию. Эта уникальность базируется не на вольном или невольном преувеличении его значимости. Она объективна.

Крымский полуостров нарушает изотропность территории Украины. Его следует рассматривать как идеальный регион, имеющий, по меньшей мере, пять основных отличий от украинского организма: природное, этническое, историческое, экономическое и политическое.

«Как я завидую вашему крымскому климату»
А.С.Пушкин

Природную уникальность Крыма объясняет его геологическая история. В отличие от других полуостровов Европы он не является продолжением материка, а представляет собой часть самостоятельной, причленившейся к нему в относительно позднее геологическое время, суши. Преимущественно островной характер развития территории полуострова составляет главную причину высокой степени эндемичности крымской флоры. Видовой состав растительности полуострова поражает своим богатством: в горном Крыму на 1.000 кв.км приходится 500 видов растений, а в Средиземноморье, например, на ту же единицу площади — 8,3. Кроме этого, Крым отличается природной мозаичностью, уровень ландшафтного разнообразия которой превышает аналогичные показатели любой другой территории Украины.

В географическом смысле Крым является фактически островом, отличаясь от всех более или менее крупных полуостровов мира наименьшим отношением ширины перешейка к длине береговой линии. Его островная сущность усиливается наличием ряда естественных рубежей — тектонического, гидрологического, флористического, фенологического и других, проходящих через Перекопский перешеек. Географическая изолированность и многоликость ландшафтов, обусловливающие высокий уровень аттрактивности, соединяются в специфическом факторе, постоянно воздействующем на психологию местного населения и накладывающем неизгладимый отпечаток на его характер.

Уникальность природы, на фоне которой протекает обыденная жизнь крымчан, составляет органичную среду их обитания. Из тысячи фотографий, пейзажей, промелькнувших на экране телевизора картинок крымчанин безошибочно узнает изображение родного края: по очертанию гор, по цвету неба и моря, по силуэтам деревьев, по линии горизонта и многим другим, только ему известным приметам.

«Я создан, чтобы жить на юге.
Там я у себя на родине, на севере я в изгнании»
В.Брюсов

В не меньшей степени, чем природным, Крым выделяется этническим своеобразием. В отличие от других регионов Украины в структуре населения «острова» — самый высокий процент русских и самый низкий процент украинцев. Добавим к этому наличие здесь собственных региональных народов: большого крымскотатарского и малого крымчакского, а также реликтового этноса караимов.

Проживание на небольшой территории различных народов обусловливает ярко выраженный этнический контраст, что с одной стороны приводит к обостренному осознанию своей национальной идентичности, а с другой — к необходимости выработки идеи наднационального общекрымского сообщества, препятствующей развитию межнациональных конфликтов. Отсутствие их в Крыму объясняется не какими-либо властными политическими усилиями, а, скорее, тем, что русское население составляет здесь большинство. Этот вывод подтверждается этнической структурой постсоветских территорий, успевших за недолгий период независимости пережить не одну локальную войну.

«О Крыме нельзя рассказать.
О Крыме можно рассказывать бесконечно»
Л.Войтенко

Полиэтничности Крыма соответствует его полиисторичность, которая подчеркивает национальное своеобразие полуострова и объясняет его. Отличие крымской истории от истории Украины настолько очевидно, что даже не требует доказательств.

Крымская земля перенасыщена историко-культурными памятниками. Прошлое здесь не умирает, а служит неиссякаемым источником местного патриотизма, основывающегося на идее неразрывной связи географии и истории Крыма. Фернан Бродель писал: «Пространство — реальность не только сегодняшняя, но и — в очень большой степени — вчерашняя. За современными пейзажами вырисовываются, воскресают горизонты минувшего: земля, подобно человеческой коже, обречена хранить следы старых ран». Ощущение принадлежности к единому историческому потоку и географическому пространству — еще одна отличительная черта крымского регионального сознания.

«В Ялте скверно работать, потому что хочется гулять»
М.Горький

Специфика крымского хозяйства — это результат его исторического развития последних десятилетий. Несмотря на общий экономический кризис, охвативший постсоветские страны и снивелировавший хозяйственные различия, их психологические последствия продолжают оказывать свое действие. Отрасли всесоюзной специализации экономики полуострова — рекреация и сельское хозяйство — отличались ярко выраженной сезонной ритмичностью. Долгие годы приезд на отдых в Крым до 8 миллионов рекреантов, с пиком в летний период, способствовал обостренному осознанию местным населением своей региональной общности и отдельности, опиравшихся на принцип «свой — чужой», а также ощущению избранности крымской территории и привилегированного статуса крымской прописки. Политические брожения конца 80-х и борьба за автономию во многом были вызваны боязнью потери этого особого положения. В результате Крым получил автономию, но не там и не ту, за которую проголосовал на референдуме. Неудовлетворительное, с точки зрения крымчан, политико-экономическое решение этого вопроса и породило большинство проблем, обуславливающих современное своеобразие крымской ситуации.

«Подлинная история Крымского полуострова не закончилась»
Н.Н.Клепинин

Не заостряя внимание на политических проблемах базирования Черноморского флота и принадлежности Севастополя, обустройства депортированных народов, функционирования русского языка и многих других, следует подчеркнуть, что Крым — это единственный регион Украины, негативное развитие ситуации в котором может привести к глобальному международному конфликту.

Суммируя в итоге пять постулатов своеобразия Крыма, можно констатировать объективный характер крымского регионализма. Отличие полуострова от других регионов Украины отмечается не только крымчанами, но и руководством государства. Но при этом законодательная и исполнительная власть страны, как правило, игнорирует уникальность полуострова и проводит в отношении Крыма политику, направленную на подавление импульсов местного своеобразия, что порождает ответную реакцию, которая в будущем может усилить и ужесточить латентный конфликт.

Если политика, которой придерживается Киев, проводится осознанно, то она бесперспективна и нереалистична, так как способствует существованию внутри государства очага перманентной напряженности и в наибольшей степени соответствует известному высказыванию Геббельса, что «самое главное — это правильно выбрать врага». Но образ внутреннего «врага» украинского государства, поддерживаемый национальными СМИ, также является свидетельством отличия крымского регионального сообщества от общеукраинского. Кстати, такая избирательная целенаправленность не способствует достижению продекларированных целей построения демократического государства и тем обязательствам, которые взяла на себя Украина, вступив в Совет Европы.

Единственно правильной и плодотворной политикой в отношении Крыма может быть политика отказа от унификации, максимально учитывающая его региональные особенности. Даже сторонникам унитаризма и этнократии следует признать, что на юге украинской территории существовала, существует и будет существовать «вечно другая» земля. В противном случае уязвимость крымской «ахиллесовой пяты» может оказаться причиной гибели всего государственного организма.

«ОК», №3
апрель 1999 г.