РОССИЯ СТАБИЛИЗИРУЕТ КАВКАЗ

Министр иностранных дел Нагорно-Карабахской Республики Наира Мелкумян против обмена территориями

Арман Джилавян

- Госпожа министр, какова была основная цель вашего визита в Москву?

- Одной из наших первоочередных задач является и всегда являлась необходимость представить международному сообществу, в том числе и России, реальную картину карабахского конфликта, его особенности, сложившуюся вокруг него ситуацию. Вследствие серьезного геополитического землетрясения конца 80-х - начала 90-х годов возникло очень много конфликтных зон. Но каждый конфликт имеет свои причины и свое течение. Сегодня продолжается конфликт в Чечне, существуют карабахский, косовский, абхазский конфликты, при рассмотрении которых очень важно показать, на какой стадии политического и государственного становления находятся эти государственные образования. Мы обязаны учитывать, как использовали это время те или иные лидеры для того, чтобы создать для своего народа сравнительно благополучные условия жизни. Я, например, считаю, что большая ответственность за то, что сегодня происходит в Косово или в Чечне, лежит на лидерах этих народов, которые не смогли найти варианты для предотвращения трагедий. Это я говорю как представитель народа, который сам был в состоянии военного противостояния, но всегда действовал так, чтобы предотвратить военное решение конфликта.

- Как воспринимается эта позиция Карабаха?

- Я думаю, что есть очень серьезные сдвиги в сторону большего понимания нашей позиции. Нельзя не обращать внимания на тот факт, что в то время, когда ситуация в Косово остается нестабильной, а в Чечне идет война, нет военных действий между Азербайджаном и Карабахом, несмотря на сохраняющееся политическое противостояние. Я считаю, что в этом есть заслуга и Нагорного Карабаха, и лично президента Азербайджана Гейдара Алиева. Я подчеркиваю, именно президента Алиева, потому что он сегодня является одним из немногих политиков в Азербайджане, которые осознают гибельность возобновления войны и одновременно понимают, что, за исключением России, сегодня Карабах имеет самую боеспособную и сильную армию на Кавказе. Однако в нашей работе мы обязательно учитываем и тот факт, что в относительно ближайшем будущем возможно изменение политической ситуации в Азербайджане. Мы не знаем, как эта трансформация скажется на процессе урегулирования Карабахского конфликта, и в том числе по этой причине реально заинтересованы в скорейшем урегулировании проблемы. Однако вместе с тем мы не можем жертвовать своими национальными интересами.

Да, наша позиция дествительно находит все большее понимание. Нас фактически воспринимают как полупризнанное государство. Недавно я находилась на конференции по карабахскому урегулированию в США. Отмечу, что целый ряд докладов американских специалистов был посвящен правовым основам провозглашения независимости Нагорного Карабаха и его праву на самоопределение. Была также представлена идея, предлагающая урегулировать конфликт в два этапа - с достижением промежуточного суверенитета и далее - приобретенной независимости Нагорного Карабаха. Мои московские встречи также свидетельствуют о том, что люди, так или иначе связанные с карабахским вопросом, сегодня пытаются предложить такие пути решения проблемы, которые предотвратили бы возможное возобновление военного противостояния. Безусловно, наилучшей международной гарантией невозобновления военных действий является признание независимости. Но прекрасно осознавая и учитывая тот факт, что Азербайджан еще долго не сможет признать независимость НКР, мы сегодня готовы обсуждать и искать другие варианты, которые будут достаточны для Нагорного Карабаха с точки зрения невозбновления военных действий.

- Наира Рафаэловна, как бы вы прокомментировали появившиеся в последнее время многочисленные сообщения о возможности урегулирования карабахской проблемы посредством территориального обмена между Арменией и Азербайджаном?

- Никто не собирается ничего обменивать. Думаю, что это - просто очень мастерски разыгранная политическая интрига с далеко идущими целями. Это скорее всего внутриполитическая интрига, разворачиваемая в Ереване. Вариант территориального обмена, на мой взгляд, неправилен хотя бы потому, что карабахский конфликт - не территориальный спор. Попытка свести проблему к территориальному спору - это извращение сути конфликта. Более того - очевидно, что недопустимо и невозможно обменять одну армянскую территорию на другую армянскую территорию.

- Как относится официальный Степанкерт к идее установления кондоминиума в Нагорном Карабахе - совместного управления со стороны Армении и Азербайджана? Может ли Карабах согласиться с концепцией свободной ассоциации, которая, возможно, ляжет в основу новых предложений посредников?

- Нагорный Карабах как государственное образование состоялось настолько, что нет никакой необходимости в установлении какого-либо управления над ним, в том числе и двойного.

Касательно свободной ассоциации отмечу, что этот вариант был предложен американскими дипломатами, реализовавшими его в свое время на переговорах с Маршалловыми островами. В этой концепции есть интересные элементы, которые, конечно же, можно использовать. Думаю, что следует исследовать весь международный опыт по решению аналогичных проблем и создать новую модель урегулирования карабахского конфликта. Я не думаю, однако, что свободная ассоциация может лечь в основу новых предложений. У меня нет оснований для подобных предположений.

- Как должна быть решена проблема Лачина?

- Проблема Лачина уже решена. Это - дорога, которая связывает Карабах с внешним миром. Понятно, что мы должны достичь определенных договоренностей с Азербайджаном. Однако следует подчеркнуть, что существуют определенные реалии, которые невозможно отрицать или же не замечать. Лачин - это действительно дорога жизни. Там сегодня живут тысячи людей. Лачин - это армянская земля, которая была искусственным образом отрезана от Карабаха советским Азербайджаном. Попробуем отвлечься на секунду и обратить внимание на известное решение президента России о формировании семи округов. Лично я воспринимаю это решение как попытку решить национальные проблемы в России. В свое время совершенно волюнтаристским образом были нарисованы границы всех национально-административных образований в СССР, и мы получили то, что получили. Мы из-за того, что народы были разделены государственными границами, оказались ныне в такой кризисной ситуации. Именно в этом ключе и можно понять, что такое Лачин.

- Госпожа министр, сразу после апрельского саммита СНГ вы заявили, что в нынешнем году Нагорный Карабах планирует максимально активизировать внешнеполитические отношения с Россией. Как складывается политика официального Степанкерта в этом направлении?

- Уже сейчас, я думаю, могу достаточно высоко оценить результаты этого визита в Москву. Здесь я не только получила возможность представить нашу позицию, но и ознакомилась с позицией России по весьма важным для нас вопросам. Сегодня в России формируется новая внешняя политика, и для нас очень важно знать, какие именно трансформации происходят, какие ставятся акценты, каковы приоритеты России, при чем как в целом, так и в отношении Кавказа в частности. Могу сказать, что эти новые тенденции у меня вызывают оптимизм. Что касается нашей позиции, то хочу отметить, что сегодня на Кавказе сложился определенный военно-политический баланс, который сохраняется с участием России. Я считаю, что привнесение новых сил в регион может спровоцировать новую волну противостояния, а посему - сложившийся военно-политический статус-кво должен сохраняться. В нашем регионе, на мой взгляд, Россия выполняет стабилизирующую роль, отказываться от которой бессмысленно.


НГ # 107 (2169) 14 июня 2000 г.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
!-- /HotLog -->