Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Выемочно-погрузочные работы и транспортирование горной массы карьеров: Лабораторный практикум / Сост. Б.П. Караваев; ГОУ ВПО «СибГИУ». – 2003 (8)
(Методические материалы)

Значок файла Проект кислородно-конвертерного цеха. Метод. указ. / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 25 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Веревкин Г.И. Программа и методические указания по преддипломной практике. Методические указания. СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с. (5)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по производственной специальной практике / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 19 с. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Определение величины опрокидывающего момента кон-вертера (6)
(Методические материалы)

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (10)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

особенности лингвистического оформления публичных директивов в британском английском

Содержание
 

Введение. 2
Глава 1. Директивные речевые акты и прагматика как наука. 4
1.1. Прагматика как наука. Основные проблемы. 4
1.2. Прагматическая типология директивных речевых актов. 12
1.2.1. Директивный речевой акт. 12
1.2.2. Прагматические типы директивов. 14
1.3. Способы выражения директивных речевых актов. 15
1.3.1. Классификации способов выражения директивов. 15
1.3.2. Проблема косвенных речевых актов. 18
1.3.3. Принцип вежливости в директивных речевых актах. 22
Глава 2. Коммуникативные условия употребления директивных речевых актов. Социолингвистика. 34
2.1. Социолингвистика как наука. 34
2.1.1. Язык и социология личности. 34
2.1.2. Социальные аспекты речевого поведения. 36
2.2. Понятие коммуникативного контекста. 43
2.3. Коммуникативно-прагматический диапазон форм выражения директивных речевых актов. 46
Глава 3. Особенности оформления публичных директивов в британском английском. 55
3.1. Правосознание общества и публичные директивы. 55
3.2. Анализ публичных директивов британского английского. 58
Заключение. 101
Список использованной литературы. 104
Приложение. 110

Введение.
Актуальность проблемы. Прагмалингвистика, психолингвистика, социолингвистика и другие смежные области языкознания стали развиваться в послесоссюровский период. Прагмалингвистика превратилась в самостоятельную научную дисциплину под названием прагматика. Методы прагматического исследования позволили объединить семантику, синтактику, коммуникацию и личность говорящего.
Мы понимаем прагматику как раздел науки "семиотика", где каждый знак рассматривается в четырехмерном отношении, где отношение содержит человека как производителя/получателя знака, сам знак и то, на что указывает знак; в прагматике язык рассматривается во всей совокупности его биологических, социологических, психологических, политических, мировоззренческих и др. переплетений. Поэтому любой прагматический анализ представляется интересным.
В данной дипломной работе проводится анализ знаков городской среды Великобритании, являющихся публичными директивами в прагматике. Актуальность такого исследования заключается в попытке проанализировать, как в межличностных отношениях носителей британского английского проявляется проблема вежливости, понимаемой как право личности на уважение ее достоинства.
Степень изученности вопроса. Фундаментальными работами прагматических исследований являются работы Дж. Остина, Л. Витгенштейна, Е. И. Беляевой, Е. В. Падучевой, Ю. В. Степанова и т. д.  В течение последних десятилетий в компетенцию прагматики входят такие вопросы, как теория речевых актов, теория правил речевого поведения, проблема субъекта и адресата и др.
Одним их сильных мотивов, позволяющих разрабатывать эти вопросы является особая социальная значимость побуждения в процессе межличностной коммуникации. В данной работе побуждение рассматривается как речевое действие - директивный речевой акт.
Цель настоящей работы - определить особенности лингвистического оформления публичных директивов в британском английском, чтобы проанализировать их воздействие на общество.
Конкретная задача исследования заключается в том, чтобы доказать, что способы лингвистического оформления публичных директивов зависят как от их содержания и условий предъявления, так и от того, насколько институты власти уважают этические права граждан.
Практическая ценность работы заключается в возможности ее использования при чтении лекционных курсов по общему и частному языкознанию (раздел "Прагматика"); при чтении спецкурсов по проблемам прагматики; при подготовке рефератов, написании курсовых и дипломных работ.
Структура и объем работы. Объем работы составляет 149 страниц печатного текста, включает три главы (из которых две теоретических, а третья - собственно исследовательская), введение, заключение, список использованной литературы и приложение.
Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, цели и задачи исследования.
В первой главе рассказывается об объектах исследования прагматики, где основное внимание уделяется проблеме директивного речевого акта, способам его выражения и теории вежливости.
Во второй главе мы говорим о социолингвистике и  коммуникативных условиях употребления директивных речевых актов, рассматривая социальные аспекты речевого поведения.
В третьей главе проводится анализ лингвистического оформления публичных директивов британского английского.
В заключении подводятся итоги проведенной исследовательской работы.
Список использованной литературы содержит  109 наименований.
Приложение содержит  краткий словарь  лингвистических терминов и сокращений, 5 таблиц.
Практическим материалом послужили публичные директивы, собранные в Великобритании (большей частью в городах и сельской местности Англии -  Лондоне, Брентвуде, Портсмуте, Чичестере, Саутгемптоне, Винчестере и т. д.) в количестве 430 штук.
 
 

Глава 1. Директивные речевые акты и прагматика как наука.

1.1. Прагматика как наука. Основные проблемы.

    Прагматика является молодой областью лингвистики и охватывает многие темы, имеющие длительную историю изучения в таких разделах лингвистики, как риторика и стилистика, актуальный синтаксис, психология речи и речевой деятельности, теория коммуникации и функциональных стилей, социолингвистика, психолингвистика, теория дискурса, психология общения и др. [9, с. 41]. Ч. Моррис, один из основателей семиотики, ввел термин "прагматика" в научный обиход. Он разделил семиотику на семантику - учение об отношении знаков к объектам действительности, синтактику - учение об отношениях между знаками, и прагматику - учение об отношении знаков к тем, кто пользуется знаковыми системами. Прагматика, таким образом, изучает поведение знаков в реальных процессах коммуникации [9, с. 3]. Интерес к явлениям прагматики возник в 70-е годы 20 века. Дистанция, отделяющая язык от жизни, сократилась. Речевая деятельность стала рассматриваться как одна из форм жизни. Структурная же лингвистика, господствующая в предшествующий период, стремилась освободить язык от внешних контактов. Для нее нерелевантны были явления, связанные с психологическими, стилистическими и собственно коммуникативными аспектами речи.   Структурная лингвистика сосредоточивалась на моделировании языка как самодостаточной системы инвариантных единиц - морфем и фонем. Общий подход к языку стал меняться. Прагматические исследования затронули проблему дейксиса, особенности практической речи, правила речевого поведения, концепт значения.
    Прагматизация значения имела далеко идущие последствия: значение высказывания стало считаться неотделимым от прагматической ситуации, а значения многих слов начали определять через указание на коммуникативные цели речевого акта. Значение слова стало рассматриваться как орудие, посредством которого мы совершаем действие. Инструментальный подход к языку получил новое теоретическое оформление в концепции Л. Витгенштейна. Он дает следующее определение значения: "...значение слова есть его употребление в языке". Понимание языка прежде всего как орудия осуществления некоторой целенаправленной деятельности возбуждало интерес к инструментальным возможностям высказываний [9, с. 19].
    В рамки прагматики в понимании Ч. Морриса в точности входит проблематика дейксиса, поскольку смысл дейктического элемента зависит от ситуации его употребления. Дейктические слова и элементы пронизывают языковой текст. Дейктическим называется такой элемент, у которого в состав значения входит идентификация объекта через его отношение к речевому акту, его участникам и контексту. Дейктические элементы делятся на следующие группы: 1) личные местоимения 1-го, 2-го лица; 2) указательные местоимения и наречия; 3) глагольное время; 4) дейктические компоненты в семантике наречий и глаголов [9, с. 14]. Например, Ч. Филлмор проанализировал английское наречие ago "тому назад". Наречие ago, в отличие от earlier "раньше", предполагает отсылку к времени, в котором находится говорящий, то есть к абсолютному времени речи. Поэтому можно сказать а) He lived there many years ago "Он жил там много лет тому назад" и б) He had lived there many years earlier "Он жил там многими годами ранее”: но не в) He had lived there many years ago, поскольку Past Perfect означает, что действие соотнесено с некоторым моментом в прошлом, предшествующим моменту речи, а ago предполагает соотнесение с моментом речи. Одна из сложных проблем дейксиса - смещенное указание, когда указываемый объект не совпадает с референтом дейктического выражения, который имеется в виду. Например, официантка в ресторане спрашивает: "Куда он ушел?", указывая не на человека, а на заказанный им и стоящий на столе суп [9, с. 19].
    Поскольку естественный язык дейктичен, то в нем истинностное значение предложения зависит не только от возможного мира, но и от контекста, точнее, от ряда релевантных координат, таких, как говорящий, слушающий, время и место речевого акта. Этот набор характеристик Р. Монтегю назвал индексом [9, с. 20].
    Большую область применения прагматического анализа составляет дискурс. Теория дискурса как прагматизированной формы текста берет свое начало в концепции Э. Бенвениста, разграничившего план повествования и план дискурса - языка, "присваиваемого говорящим человеком". Прагматика дискурса сформировалась прежде всего в ходе анализа обыденной речи - практического рассуждения и диалога. Практическое рассуждение направлено на принятие решения. Его основная задача - программировать будущее.  Речь как действие со всем спектром возможных для нее коммуникативных целей воплощена в диалоге. Диалог подчинен психологии межличностных отношений. Он прямо зависит от социальных факторов. Участники диалогического общения выполняют в нем определенные роли, обусловливающие модели поведения [9, с. 25].
    Всякое социальное поведение регламентируется правилами. Не составляет исключения и речевая деятельность. Нормы речевого поведения хотя и входят в систему воспитания, относятся к сфере молчаливых соглашений между коммуникативно обязанными членами общества. Задача прагматики - их обнаружить и сформулировать. П. Ноуэлл-Смит еще до известных работ П. Грайса сформулировал такие правила, как требование истинности утверждаемого, наличия достаточных оснований для мнения или оценки.
В прагматику стал вовлекаться речевой этикет. П. Грайсу принадлежит более развернутый и систематический опыт формулирования правил коммуникации, названный Грайсом "принципом кооперации". Он заключается в требовании делать вклад в речевое общение соответствующим принятой цели и направлению разговора. Этому принципу подчинены четыре рода максим: 1) максима полноты информации, 2) максима качества (Говори правду!), 3) максима релевантности (Не отклоняйся от темы!), 4) максима манеры (Говори ясно, коротко и последовательно!). Не менее важным принципом, регулирующим отношения между "я" и "другими", является принцип вежливости. Этот принцип требует удовлетворения следующих максим: 1) максимы такта (Соблюдай интересы другого!), 2) максимы великодушия (Не затрудняй других!), 3) максимы одобрения (Не хули других!), 4) максимы скромности (Отстраняй от себя похвалы!), 5) максимы согласия (Избегай возражений!), 6) максимы симпатии (Высказывай благожелательность!). Нарушение правил коммуникации может иметь своей целью повышение экспрессивности речи. Оно в этом случае формирует стилистические приемы (такие, как повтор, риторический вопрос, ирония, гипербола, литота и т. п.). Отступление от правил может обернуться и деградацией речи и ее сублимацией [9, с. 30].
    Теория речевых актов сейчас является популярным предметом обсуждения в грамматическом аспекте и представляет огромный интерес для исследований прагматики. Сегодня она предстает как довольно однородное учение, имеющее своим предметом прежде всего "иллокутивную силу" высказывания. Словосочетание "теория речевых актов" употребляется в широком и узком смысле. В первом случае оно обозначает любой комплекс идей, направленных на объяснение речевой деятельности, и является синонимом  "теории речевой деятельности". Во втором случае оно выступает как название одной конкретной теории, получившей широкое распространение за рубежом и привлекшей к себе внимание отечественных ученых, разрабатывающих проблемы речевой коммуникации как в теоретическом, так и в прикладном аспекте.
Ядро теории речевых актов (далее ТРА) составляют идеи, изложенные английским логиком Дж. Остином в курсе лекций, прочитанном в Гарвардском  университете в 1955 году и опубликованном в 1962 году под названием "Слово как действие" [28, с. 7]. Объектом исследования ТРА является акт речи, состоящий в произнесении говорящим предложения в ситуации непосредственного общения со слушающим. В ТРА субъект речевой деятельности понимается как абстрактный индивид, являющийся носителем ряда характеристик, психологических (намерение, знание, мнение, эмоциональное состояние, воля) и социальных (статус по отношению к слушающему). Основной метод исследования объекта в ТРА - это аналитический метод в разных его видах. По мнению И. М. Кобозевой, ТРА - это логико-философское по исходным интересам и лингвистическое по результатам учение о строении элементарной единицы речевого общения преимущественно межличностных отношений [28, с. 12].
    В ТРА речевой акт рассматривается как трехуровневое единство, включающее три вида действий: локутивное, иллокутивное и перлокутивное. Локутивный акт представляет собой совершение действия произнесения чего-либо, иллокутивный акт - совершение действия в процессе произнесения чего-либо.  Перлокутивный акт - совершение действия посредством произнесения чего-либо [13, с. 5]. По-другому локутивный акт - акт говорения вообще, иллокутивные акты - различные типы речевых высказываний (вопрос, ответ, уверение и т. д.), содержание намерения говорящего, перлокутивный акт - это то воздействие, которое данное высказывание оказывает на  адресата [41, с. 84].
    На основе понятия иллокуция строятся различные классификации речевых актов (РА). Классификации РА этого типа во многом определяются интуицией исследователя, поэтому количество и характер РА варьируются.
    Дж. Р. Серль выдвигает двенадцать "значимых измерений", основными из которых являются иллокутивная цель, направление приспособления и условие искренности, выраженное психологическое состояние. Классификация Дж. Серля включает 5 классов: репрезентативы, директивы, комиссивы, экспрессивы, декларации [41, с. 6].
    В. В. Богданов приводит перечень тех иллокутивных актов, которые встречаются в разных классификациях чаще всего:
1) декларативы  (констативы, репрезентативы) - утверждения;
2) интеррогативы  (квестивы) - вопрос к слушающему;
3) директивы - побуждение адресата к действию;
4) вердиктивы - приговоры одобрения/неодобрения;
5) промиссивы - обещания;
6) пермиссивы - разрешения;
7) экзерситивы - отмены, ограничения;
8) комиссивы - гарантии, обязательства;
9) экспозитивы - оспаривания, протесты;
10) сатисфактивы - благодарности, сожаления [14, с. 31].
Дж. Л. Остин в работе "Слово как действие" говорит еще об одном интересном типе высказываний - перформативах. Например, I name this ship the 'Queen Elizabeth'. 'Нарекаю судно "Королева Елизавета"  - слова, сопровождающие разбивание бутылки о нос судна [41, с. 26]. Особенность таких высказываний в том, что здесь произнесение высказывания и есть осуществление действия. Крещение судна - это и есть произнесение слов "Нарекаю и т. д.". "Когда я говорю перед чиновником, алтарем и т. п. "Да" (I do), я не сообщаю о бракосочетании, я участвую в его совершении", - пишет Остин. I do (take this woman to be my lawful wedded wife).
В. В. Богданов считает, что это совпадение говорения с действием обусловливает целый ряд их прагматических, семантических и синтаксических особенностей [41, с. 27]:
1) перформатив должен удовлетворять условию искренности говорящего. Это значит, что говорящий не должен притворяться или разыгрывать слушающего;
2) перформатив не может быть истинным или ложным, он может быть только удачным или неудачным;
3) в качестве перформатива обычно употребляется глагол речевой деятельности со значением вопроса, утверждения, побуждения, обещания, гарантии, извинения и т. д.;
4) перформатив не может содержать в себе отрицательных или модальных слов;
5) перформатив обычно выражается в наст. вр., 1 л., ед. ч., изъявит. накл.;
Перформатив не является иллокутивным актом, однако он тесно связан с ним. Эта связь реально проявляется в том, что один и тот же иллокутивный акт может быть выражениями различного типа [41, с. 31].
Теория речевых актов Грайса, разработавшего механизмы речевого имплицирования, так же представляет интерес. По Грайсу, информация, передаваемая в речевом акте, делится на две части. То, что действительно говорится, и то, что сказано, т. е. представляет собой логическое содержание высказывания. Для всей остальной части информации, которая может быть извлечена слушающим из конкретного высказывания, Грайс предложил термин "импликатура". "Импликатуры" делятся на две разновидности - конвенциональные (пресуппозиции) и неконвенциональные (импликатуры общения). Конвенциональные импликатуры включают все те не связанные с условиями истинности аспекты информации, которые передаются высказыванием только в силу значения содержащихся в нем слов или форм. Конвенциональные импликатуры тесно связаны с тем, что говорится в предложении. Импликатуры общения связаны с лингвистическим содержанием высказывания только косвенным образом. Они выводятся из содержания предложения, но обязаны своим существованием тому факту, что участники речевого акта связаны общей целью коммуникативного сотрудничества [17, с. 339].
    Поскольку прагматика занимается такими вопросами, как выбор языковых средств из наличного репертуара для наилучшего выражения своей мысли или своего чувства, выражения наиболее точного, или наиболее красивого, или наиболее соответствующего обстоятельствам, или для наиболее удачной лжи; для наилучшего воздействия на слушающего или читающего - с целью убедить его, или взволновать и растрогать, или рассмешить, или ввести в заблуждение и т. п., то связующим звеном является центр субъективности языка. Категория субъекта - центральная категория современной прагматики [82, с. 326]. Прагматика при этом включает широкий круг вопросов: в обыденной речи отношение говорящего к тому, что и как он говорит, - истинность, объективность, предположительность речи, ее искренность или неискренность, ее приспособленность к социальной среде и к социальному положению слушающего и т. д.; интерпретация речи слушателем - как истинной, объективной, искренней или, напротив, ложной, сомнительной, вводящей в заблуждение; в художественной речи - отношение писателя к действительности и к тому, что и как он изображает - его принятие и непринятие действительности, восхищение, ирония, отвращение; отношение читателя к тексту и в конечном счете к произведению в целом - его истолкование как объективного, искреннего или, напротив, как вводящего в заблуждение, мистифицирующего, иронического, пародийного и т. п. [82, с. 326].
    Прагматическое значение формируется под давлением ряда факторов. Толкование высказывания в существенной мере зависит от "фактора адресата". Адресат, как и говорящий, вступает в коммуникацию не как глобальная личность, а в определенном своем аспекте, амплуа или функции, соответствующем аспекту говорящего. В нормальной речевой обстановке параметры говорящего и адресата должны быть между собой согласованы, ср. учитель и ученик, начальник и подчиненный, муж и жена, или в уравновешенных ситуациях - друзья, соседи, спутники, коллеги и т. п. Роль адресата определяет не только социально-этикетную сторону речи, она заставляет говорящего заботиться об ее организации [8, с. 358]. В речевом общении каждое высказывание воспринимается не само по себе, а как реплика, вмонтированная в прагматический комплекс. При этом оценка адресатом речевого содержания (коммуникативного смысла) высказывания  обычно сопровождается оценкой адекватности его данной прагматической ситуации. Если высказывание признается в том или другом отношении неуместным, то адресат делает парирующий ход. Ответная тактика в большой степени обусловлена расхождением собеседников в оценке того, насколько речевой акт вписался в прагматическую рамку. Если говорящий периодически делает попытки преступить в том или другом пункте границу корректности, то для адресата характерно стремление не допустить такого рода нарушений. Неотделимость адресата от речевого произведения обусловлена тремя факторами: 1) связью адресата с перлокутивным эффектом; 2) игровым принципом речи, постоянно меняющим местами собеседников; 3) принадлежностью речевого акта к сфере межличностных отношений [8, с. 362].
    Итак, прагматика направляет свое внимание на отношение между говорящим субъектом и его речевым произведением, и предметом ее исследования является коммуникативное содержание высказывания.
    ТРА предлагает свою оригинальную модель коммуникативной ситуации. Наряду с такими компонентами, как говорящий, слушающий, высказывание, обстоятельства, без которых не обходится ни одна модель общения. Общение вообще и речевое общение в частности характеризуется высокой сложностью организации. Эта сложность обусловлена тем фактом, что в нем участвуют, с одной стороны, язык, как сложное системно-структурное образование, конвенции самого общества со своими ритуалами и собственно коммуниканты со своими социальными и индивидуальными особенностями [87, с. 32].
    Кроме взаимодействия общение предполагает также воздействие одного индивида на другого. В отличие от предметно-практической и познавательной деятельности цель речевой коммуникативной деятельности заключается не в изменении продукта деятельности и продукта познания, а в воздействии на партнера по коммуникации, то есть у нее проявляется прежде всего социальный характер. Если понимать речевое общение как форму социального общения, заключающегося в передаче информации о социальном поведении и социальных отношениях людей, то коммуникация включает в себя два момента - момент передачи информации и момент интеракции - взаимодействие людей по поводу их совместной деятельности [87, с. 34]. Всякое исследование языка опирается на какую-либо модель коммуникации. Ярким примером теоретического подхода, отдающего приоритет информации, стала кодовая модель коммуникации. Свою реализацию она обрела в кибернетической схеме Шеннона и Уивера [32, с. 23]. Ввод информации - кодирующее устройство - канал связи - декодирующее устройство - вывод. Говорящий и слушающий обладают языковыми декодирующими устройствами и "процессорами", перерабатывающими и хранящими мысль или "информацию".
    В устной речи "сигнал" акустический, а "канал связи" - любая физическая среда, проводящая звуковые волны. Такой взгляд на речевую коммуникацию основан на двух тезисах: во-первых, каждый национальный язык является кодом; а во-вторых, эти коды соотносят "мысли" и "звуки". Однако, кодовая модель не смогла адекватно описать реальные процессы коммуникации. Понимание предполагает не только декодирование, а нечто большее. Проблемы семантико-прагматического характера, поставив под сомнение адекватность кодовой модели, стимулировали разработку инференционной модели коммуникации, идейным отцом которой стал уже упоминавшийся Герберт Пол Грайс. Если в кодовой модели говорящий намеренно отправляет слушающему некоторую мысль, то в инференционной модели говорящий, вкладывая свой смысл в высказывание, трижды демонстрирует свои интенции: 1) он намерен своим высказыванием вызвать определенную реакцию в аудитории; 2) он хочет, чтобы аудитория распознала его намерение; 3) он ожидает, что это распознание намерения со стороны аудитории будет основанием для реакции.
Модель речевого акта в ТРА включает в себя также цель и результат речевого акта [28, с. 13]. Нас интересует, что представляет собой коммуникативная ситуация директивного речевого акта (далее ДРА).

1.2. Прагматическая типология директивных речевых актов.

1.2.1. Директивный речевой акт.

    В самом общем виде директивный речевой акт (ДРА) определяется как выражение волеизъявления говорящего, направленное на каузацию деятельности адресата, что означает, что в логической структуре ДРА есть компонент воли - Да будет так! (so be it!). Дж. Серль писал: "С точки зрения иллокутивной цели директивы представляют собой попытки со стороны говорящего добиться того, чтобы слушающий нечто совершил [13, с. 9]. Другими словами, особенность ДРА состоит в том, что они направлены на то, чтобы изменить окружающий мир с помощью речевых действий. ДРА можно характеризовать как двусторонний инициативный речевой акт (РА). Он знаменует начало речевой интеракции в диалогическом единстве, для успешной реализации которой требуется ответная реакция  со стороны адресата. Ожидаемая реакция адресата состоит в том, чтобы он выполнил каузируемое действие либо способствовал его выполнению. Если адресат следует принципу кооперации, то есть ведет себя в соответствии с ожиданиями говорящего и выполняет действие, интеракция имеет минимальную протяженность: ДРА-выполнение действия. Если адресат ведет себя "некооперативно" и отказывается выполнить каузируемое действие, то интеракция может протекать по двум возможным направлениям: а) говорящий принимает отказ и интеракция заканчивается, б) говорящий не принимает отказа и настаивает на выполнении желаемого действия.
    ДРА представляет собой коммуникативную ситуацию, в которой, как и в любой коммуникативной модели, наличествует говорящий, слушающий (адресат) и высказывание. С другой стороны, ДРА является отражением побудительной ситуации, которая включает следующие компоненты: источник побуждения (прескриптор), потенциальное действие или состояние, исполнитель потенциального действия и акт побуждения. Для адекватного анализа директивов необходимо учитывать, как коммуникативную, так и побудительную ситуации и соответственно выделять первичные коммуникативные роли - говорящего, адресата и учитывать вторичные коммуникативные роли - прескриптора, исполнителя. Кроме того, существенной оказывается еще одна роль - роль лица, ответственного за принятие решения совершать или не совершать действие, к которому побуждает высказывание. Решение о реализации потенциального действия принимается тем участником коммуникации, который занимает приоритетную позицию в данном речевом акте.
    Приоритетность/неприоритетность - это позиция в иерархии отношений между коммуникантами в речевом акте, которая определяется наличием/отсутствием полномочий контролировать исполнение действия. В ДРА можно выделить три аспекта: семантический, синтаксический и прагматический [13, с. 11-12]. Семантический аспект ДРА составляет пропозициональное содержание высказывания. Будущее действие можно характеризовать по двум параметрам: а) с точки зрения его содержания: действие физическое, речевое, ментальное, социальное и т. п., б) с точки зрения его характера: трудное/легкое, срочное/несрочное, желательное/нежелательное, деликатное/обычное и т. п. Синтаксический аспект ДРА составляет формальная сторона выражения коммуникативной интенции. План выражения РА можно характеризовать а) по линии средств выражения - каков лингвистический статус вариантов выражения директивной иллокутивной цели, б) по линии способа выражения директивной иллокуции, то есть с точки зрения того, являются данные средства прямыми или косвенными, эксплицитными или имплицитными, конвенциональными или неконвенциональными. Прагматический аспект ДРА включает целый ряд факторов экстралингвистического, точнее, социолингвистического характера:
а) распределение первичных и вторичных коммуникативных ролей между участниками РА. Каждый участник РА может быть одновременно носителем двух или трех коммуникативных ролей;
б) распределение социальных ролей между коммуникантами;
в) характер межличностных отношений, который определяется в зависимости от степени социально-психологической дистанции между коммуникантами;
г) отношение коммуникантов к потенциальному действию. Действие может быть охарактеризовано по двум параметрам: бенефактивности, то есть соответствия интересам одного из коммуникантов и желательности. Одно и то же действие может быть одновременно бенефактивным и желательным с точки зрения одного из коммуникантов (в ДРА просьбы) или бенефактивным, но нежелательным (в ДРА совета), наконец, действие может быть желательным для одного из коммуникантов и нежелательным для другого (в ДРА мольбы, запрещения). Согласно основному тезису ТРА для реализации любого речевого акта необходимо соблюдение определенных условий успешности. Для директивов условия успешности заключаются в следующем.

Размер файла: 293.87 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров