Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СПЕЦИАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ШКОЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОВ

Настоящая статья посвящена результа­там экспериментального изучения неко­торых предпосылок психологических способностей абитуриентов и студентов специализированных факультетов по переподготовке учителей1. В связи с не­обходимостью отбора на факультеты такого рода проблема психодиагности­ки специальных способностей приобре­ла особую актуальность и практическую значимость. Создание психологической службы в нашей стране и отсутствие опыта целевой интенсивной подготовки специалистов для этой службы породи­ло противоречие между необходи­мостью быстрой подготовки практиче­ских психологов и качеством этой подго­товки. На фоне современного состояния учебно-воспитательного процесса в выс­шей психологической школе (при от­сутствии профессиограммы психолога, старых технологиях обучения и т. п.) это противоречие кажется порой неразре­шимым [3], [7], [9].

Как показал анализ публикаций по данной проблеме, ни в отечественной, ни в зарубежной литературе вопросы отбора, обучения и адаптации выпуск­ников факультетов по специальности прикладная психология отдельно не рассматривались и потому являются новыми для исследования.

И тем не менее логика развития при­кладной (практической) психологии с момента ее возникновения не только привела к дифференциации работаю­щих психологов на два подкласса — психологов-исследователей и психоло­гов-практиков,— но и фактически уза­конила разные методы подготовки спе­циалистов такого рода — традиционно-академические и нетрадиционно-диало­гические методы обучения [2], [6], [4].

Еще в 20-е гг. в Харькове была пред­принята попытка изучить индивидуаль­но-психологические предпосылки ус­пешности деятельности психолога-экс­периментатора: 1) вербальные способ­ности понимать речь (владеть ею) и 2) психоспективные, т. е. способности к наблюдению (самонаблюдению и дли­тельному сосредоточению внимания).

По мнению профессора К. А. Рамуля, спонтанная любознательность, способ­ность длительное время заниматься ре­шением все той же проблемы, сравни­тельно высокая степень научной одарен­ности (сюда включаются память, твор­ческое мышление, фантазия, наблюда­тельность), отдельные черты личности, такие, как энтузиазм, прилежание, спо­собность к критике и самокритике, дис­циплинированности, беспристрастие и умение ладить с людьми, которое осо­бенно важно для педагога и руководи­теля научного коллектива,— являются

75

 

характерными для деятельности любого ученого (теоретика, экспериментатора, эксперта, психодиагноста и т. п.) [16].

Поскольку предложенный украин­скими психологами набор качеств пси­холога-экспериментатора входит в пе­речень характеристик ученых, то, по мнению К. А. Рамуля, нет оснований предполагать наличие специальных спо­собностей психологов.

При более корректном способе дока­зательств существования индивидуаль­но-психологических предпосылок ус­пешности деятельности психолога, при­нятом в дифференциальной психологии, достаточно обнаружить существование различий между группами профессио­налов-ученых и объяснить природу этих различий.

Анализ работ американских ученых, проведенных А. Рое по данной пробле­ме, показали существование таких раз­личий. Объектами изучения были вы­дающиеся американские ученые: 20 биологов, 22 физика (12 теоретиков, 10 экспериментаторов), 14 психологов и 8 антропологов. Данные собирались с помощью специально созданных тестов высокого уровня для вербальных, чис­ловых и пространственных способно­стей, Роршаха, ТАТ, подробных ин­тервью. Последние касались данных, относящихся к истории жизни, а также мнения самого опрашиваемого о факто­рах его раннего развития и выбора специальности. Анализ ответов на про­ективные тесты (Роршах и ТАТ) гово­рит о ряде особенностей, дифференци­рующих разные группы ученых. Физики, например, показали большую интеллек­туальную и эмоциональную энергию, часто не вполне хорошо контролируе­мую. Социально они были плохо приспо­соблены. Их ответы показали независимость от личных связей вообще. Психо­логи, напротив, обнаружили тенденцию к зависимости от родителей, связанную с чувством вины и несчастья. Обнару­жена также большая чувствительность, некоторая агрессивность, сопротивле­ние авторитетам и большой интерес к человеку (цит. по [18]).

В рамках факторного подхода к ис­следованию латентных форм организации черт личности использование тест-опросников типа 16 РР для анализа раз­личий между представителями различ­ных профессиональных групп также подтвердило не только существование различий в определенных стратегиях поведения профессионалов-психологов и представителей других   профес­сиональных групп, но и внутри данной группы.

Приведем для иллюстрации профес­сиональные портреты, полученные кол­лективом Р. Кеттелла для психологов-практиков и психологов-диагностов. Портреты приводятся в форме так назы­ваемых уравнений эффективности: весо­вые коэффициенты перед сокращенны­ми техническими обозначениями факто­ров 16 РР указывают на вклад фактора в прогноз эффективности, соответствую­щей профессиональной деятельности:

психолог-практик==0,72    А+0,29В+0,29 Н+0,29 N;

психолог-исследователь==0,31    А+0,78 В+0,47 N.

Сходство данных профессиональных подгрупп в определенных стратегиях поведения задается конфигурацией трех факторов: готовности к контактам (А), умений поддерживать контакты (N), общей интеллектуальностью (В). Раз­личия — наличием или отсутствием в профиле портрета дополнительного фактора ненасыщаемости контактами с другими людьми (Н) (цит. по [13]).

Неслучайно при экспертных опросах психологов многие из них выделяют спо­собность практически решать задачи на общение (талант общения как специ­альную способность именно психоло­гов [4]).

По мнению Н. В. Бачмановой и Н. А. Стафуриной, в структуре этой спо­собности можно вычленить теоретиче­ски пять главных ее составляющих:

1) умение полно и правильно воспри­нимать человека (наблюдательность, быстрая ориентация в ситуации и т. п.);

2) умение понимать внутренние свойства и особенности человека (про­никновение в его духовный мир, интуи­ция);

3) умение к сопереживанию (эмпатия, сочувствие, доброта и уважение к человеку, готовность помочь);

4) умение анализировать свое поведение (рефлексия);

 

76

 

5) умение управлять самим собой и процессом общения (самоконтроль).

Однако отсутствие общепринятых критериев оценки результативности психологов сводит на нет даже наиболее перспективные разработки и проекты исследований специальных способно­стей к психологической деятельности [4].

И тем не менее на основе достаточно случайных данных, полученных рядом исследователей, можно предполагать существование генерального фактора специальных способностей, предраспо­лагающих к психологической деятель­ности: распознавание любого отклоне­ния от нормального функционирования или развития «объекта» (индивида, ма­лой группы и т. п.) в процессе общения с ним. В зависимости от характера взаимообусловливающих влияний пси­холога на человека и человека на психо­лога в процессе общения можно выде­лить две основные ведущие деятель­ности: а) деятельность психолога-иссле­дователя (эксперта по распознанию от­клонений при минимизации влияния на человека) и б) деятельность психолога-практика (эксперта по коррекции откло­нений в функционировании человека при максимизации влияния на поведе­ние «объекта»). В этом случае прогноз эффективности работы психолога мо­жет быть расчитан на основе скорости распознавания изменений в поведении человека (уровня развития социально­го интеллекта) и на основе оценки силы влияния психолога на поведение челове­ка (социальной фасилятивности или поддерживающего стиля отношения психолога к клиенту) [2], [12], [15], [24].

Следствием этого допущения являет­ся предположение о существовании свя­зи выделенных гипотетических компо­нентов специальных способностей с не­которыми  социально-перцептивными умениями (пониманием, эмпатией, реф­лексией и т. п.) и показателями внешней валидности.

Данное исследование и является кон­кретной формой экспериментальной проверки этого допущения.

 

МЕТОДИКИ

 

Для обследования абитуриентов и студентов специализированного факультета были использованы две бата­реи тестов: 1) для определения выраже­ния гипотетических компонентов спе­циальных способностей (социального интеллекта и социальной фасилятив­ности) и 2) для оценки некоторых про­фессионально значимых для работы пси­хологов качеств и прогноза эффектив­ности. Обследование проводилось в два этапа: а) перед поступлением на фа­культет практической психологии и б) после второй сессии перед получе­нием диплома об окончании факультета.

На первом этапе абитуриенты подвер­гались обследованию с помощью тестов для определения профессиональной пригодности в сфере «социального сер­виса»: сформированности профессио­нальных намерений, способностей и т. п.

Из всех использованных тесты для определения уровня развития социаль­ного интеллекта и социальной фасиля­тивности считаются наиболее полезны­ми для прогноза успешности деятельно­сти в сфере социального обслуживания и управления.

Для определения уровня развития социального интеллекта (понимания по­ведения других людей) применялась модифицированная версия теста Салливена-Гилфорда [24]. Тест включает че­тыре субтеста: 1) субтест «ситуации для заключений», 2) субтест «группы выра­жений»; 3) субтест «понимания устных высказываний», 4) субтест «ситуаций, которые надо дополнить».

Субтест «ситуаций для заключения» состоит из 29 рисунков, на которых показаны различные реакции людей на конкретную ситуацию. После определе­ния намерений и чувств персонажей не­обходимо выбрать один из трех рисун­ков, на котором изображено то, что должно произойти. Субтест «группы вы­ражений» состоит всего из 30 пар изо­бражений (в одно предъявление вклю­чается три изображения, расположен­ных слева, и четыре—справа). Три левых изображения однотипны, так как они отображают одно и то же эмоцио­нальное состояние. Один из правых рисунков

 

77

 

совместим с ними, поскольку отображает тот же тип со­стояния, что и левые рисунки. После определения (декодирования) состоя­ния по группе левых рисунков необходи­мо выбрать изображение из правой группы, которое соответствует трем изо­бражениям слева. Субтест понимания устных высказываний состоит из 24 пар «высказываний — речевых ситуаций» (слева фраза, справа указаны три груп­пы из двух людей, между которыми эта фраза могла прозвучать). После опре­деления контекста диалога необходимо выбрать одну из трех групп речевых ситуаций, для которой сказанная фраза принимает иной смысл или будет сказа­на с другим подтекстом. Субтест ситуа­ций, которые нужно дополнить, состоит из 28 пар серий картинок. В первой се­рии всегда отсутствует один рисунок. Отсутствующий рисунок находится сре­ди четырех рисунков второй серии кар­тинок. После анализа первой серии не­обходимо выбрать правильный рисунок из второй серии, чтобы «комикс» при­обрел смысл и стали понятными чувства и мысли персонажей. Подсчиталось число правильных ответов по каждому из субтестов и по тесту в целом.

Для определения социальной фасилятивности (силы воздействия на «объ­ект») применялась оригинальная вер­сия ситуативного теста «собеседование» [2]. Каждый абитуриент должен был изложить перед группой экспертов-пси­хологов свою версию поступления на спецфакультет. Группе экспертов (про­фессиональных психологов и мето­дистов) предлагалось оценить степень социальной фасилятивности кандидата (его умения снимать психологический барьер в процессе общения; создавать атмосферу доброжелательности, вклю­ченности и доверия к собеседникам). Фасилятивный эффект оценивался с по­мощью биполярных, графических, шкал: общительности (готовности к контак­ту); смелости (умению поддерживать контакт); тактичности (умению чувст­вовать контекст ситуации); интеллекту­альности (умению логически обосновы­вать свои выборы). Оценка производи­лась сразу после «прослушивания». За количественную меру эффекта фасилятивности принималась усредненная оцен­ка экспертов по четырем независимым факторам фасилятивности.

На втором этапе обследованию под­вергались только те из кандидатов, кто успешно прошел собеседование.

Тесты 16 РF Кеттелла и ПСС (пред­расположенности к развитию синдрома эмоционального сгорания) считаются наиболее надежными для оценки сформированности профессионально значи­мых качеств в практической работе психолога и прогноза успешности его дея­тельности.

Для определения сформированности профессионально значимых качеств и прогноза успешности деятельности пси­холога использовалась модифицирован­ная версия 16 РF. На основе вычисления оценок выраженности в профиле канди­дата 16-ти базисных (первичных) фак­торов рассчитывался коэффициент про­гноза успешности деятельности психо­лога-практика и психолога-исследова­теля по уравнениям регрессии:

психолог-практик=0,72     А+0,29 В+0,29 Н+0,29 N;

психолог-исследователь==0,31     А+0,78 В+0,29 N.

Для оценки риска развития синдрома «сгорания» (бессилие или уход от реше­ния проблем клиента) в процессе про­фессионального общения использова­лась шкала ПСС (предрасположенно­сти к развитию синдрома сгорания), созданная на базе ММРI. Шкала вклю­чает 99 утверждений, с которыми обсле­дуемый должен согласиться или не со­гласиться. За эмпирическую меру склонности к развитию синдрома «сго­рания» принимается число совпадений ответов обследуемого с ключом шкалы. Чем ниже суммарный индекс (число правильных совпадений), тем более выражена склонность к развитию синдро­ма «эмоционального сгорания» в про­цессе профессионального общения с клиентами. Склонность к развитию дан­ного синдрома (пресыщения обще­нием) — непроходящей усталости, подавленности, немотивированной агрес­сивности, недовольства собой и окру­жающими — является достаточным ос­нованием для заключения о профессио­нальной непригодности кандидата к

 

78

 

психологической деятельности, т. е. об отсутствии у него специальных способ­ностей.

Дополнительно использовались две невербальные шкалы измерения альт­руизма и консерватизма для оценки выраженности наиболее важных мотивационных составляющих профессио­нальной направленности представите­лей «социальных профессий».

Шкала альтруизма представлена восьмью фотографиями: четырьмя фотографиями взрослых особей (человека, собаки, кролика, чайки) и четырьмя фотографиями их детенышей (ребенка, щенка, крольчонка, птенца). За число­вую меру выраженности мотивации альтруизма принимается индекс, полу­ченный по формуле:

ИА =

где — сумма произведений абсо­лютных баллов (по 10-балльной шкале оценок) на ранговые оценки (по 8-балльной ранговой шкале оценок) сти­мулов второго класса:— сумма произведений абсолютных баллов на их ранговые оценки стимулов первого класса.

Чем больше величина ИК, тем более выражена альтруистическая мотивация (помощь детям, попечительство детей).

Шкала консерватизма состоит из 12-ти стимульных конфигураций: шести гармонических уравновешенных (не со­держащих противоречий или диссонан­сов) и 6-ти дисгармоничных структур (содержащих противоречие или диссо­нанс). За числовую меру выраженно­сти консерватизма принимается индекс, полученный по формуле:

ИК = ,

где — сумма произведений абсо­лютных баллов (по 10-балльной шкале) на ранговые оценки (по 12-балльной ранговой системе оценок) конфигура­ций,  не  содержащих диссонанса; — сумма произведений абсолют­ных баллов на ранговые оценки конфи­гураций, содержащих диссонансы.

Чем больше величина ИК, тем более выражена тенденция к консерватизму (следованию нормам, правилам, догма­тическим заключениям и т. п.).

Из-за необходимости иметь достаточ­но надежный способ оценки развития у кандидата умения влиять на других людей был также использован игровой тест «доклад о перспективах развития психологической службы в школе» в процессе тренинга. Кандидатам предла­галось написать доклад на заданную тему и выступить с ним перед аудито­рией «директоров школ». За количест­венную меру эффекта фасцинации (оча­рования)  принималась усредненная оценка впечатления от доклада «дирек­торами школы». Для оценки использо­вались специальные шкалы, позволяю­щие учитывать вклад в эффект фасци­нации конструктивности предлагаемых проектов, артистичности выступления и т. п.

В эсперименте принимало участие 120 абитуриентов специализированного фа­культета МГПУ им. В. И. Ленина при активном содействии в поддержке в проведении эксперимента декана этого факультета Е. С. Романовой и руково­дителя курсов по подготовке школьных психологов в г. Нальчике М. 3. Кабардова.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТА

 

Для оценки влияния двух гипотетиче­ских компонентов специальных способ­ностей на выраженность некоторых мер прогноза успешности психологической деятельности использовались: 1) дис­персионная двухфакторная схема ана­лиза и 2) параметрический анализ раз­личий по критерию Стьюдента.

Влияние гипотетических компонентов специальных способностей на выражен­ность базисных (первичных) черт лич­ности в профилях кандидатов оказалось статистически значимым только на фак­торы В (F=5, р<0,05) и Н (F=7,1, р<0,01). Согласно полученным резуль­татам увеличение индекса уровня раз­вития социального интеллекта (способ­ности к распознаванию отклонений в функционировании «объекта») влечет за собой повышение оценок по фактору В (вербальный интеллект). Совместное




Размер файла: 108.86 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров