Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ЛИЧНОСТНЫЕ ЦЕННОСТИ И ЛИЧНОСТНЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ СУБЪЕКТА

В психологических исследованиях проблема ценностей как регуляторов деятельности и общения сохраняла до последнего времени тот методологический контекст аксиологических отношений как субъект-объектных, который сложился в философии и социологии. Оценки субъекта направлены при этом на внешнюю по отношению к нему действительность — физический мир, мир социума, мир идеального (в том числе и объективированных в нем ценностей). Предложенная    В. Н. Мясищевым трактовка субъективных ценностей как осуществляемого в субъект-объектном и субъект-субъектном взаимодействиях плана личностных отношений расширила контекст реализации ценностных отношений, включив в него общение людей. В концепции субъект-объектных взаимодействий, представленной теорией деятельности А. Н. Леонтьева, понятие субъективных ценностей в какой-то степени ассоциировалось с понятием значимости, предполагавшим связи индивидуальной представленности значений с эмоционально-мотивационной сферой. Разработка понятия личностного смысла не включила ценностные отношения в контекст понятий, описывающих смысловую регуляцию деятельности. На наш взгляд, это было оправданным в силу невозможности рядоположенного соотнесения их с другими личностными структурами. Но переход от понятия субъективных ценностей к понятию личностных ценностей возможен на основе раскрытия их роли в саморегуляции субъекта, активно относящегося не только к внешнему, но и к своему внутреннему миру. Не случайным поэтому оказалось введение понятия эмоционально-ценностного отношения в план самосознания деятельной личности (В. В. Столин). Субъективное принятие или отвержение первоначально лишь переживаемых или лишь знаемых состояний или содержаний сознания могут, как нам представляется, не только сигнализировать о личностных смыслах субъекта, но и становиться для него специальной формой активности, предполагающей в динамике самосознания определенные этапы решений — личностных решений о допустимости и близости этих смыслов к собственному Я.

Активная регулирующая роль самосознания предполагает не только отражение субъектом своих личностных смыслов, но и решения об их принятии или непринятии, т. е. структурирование собственного Я. Личностными ценностями становятся те смыслы, по отношению к которым субъект самоопределился.

Для введения понятия личностных ценностей в арсенал психологической терминологии необходимо не только установить связи с другими понятиями, используемыми для описания смысловой сферы личности, но и указать соответствующую эмпирическую реальность. В плоскости эмпирических исследований конструктивная роль личностных ценностей наиболее явно выступает, на наш взгляд, при интерпретациях так называемых моральных решений и процессов личностной регуляции принятия решений (интеллектуальных, поведенческих и т. д.). В них субъект реализуется на уровне целостного Я, предполагающего сознательный и ответственный выбор не только в плане внешне заданных альтернатив, но и в плане достигнутого потенциала саморегуляции как внутренней динамики движения мотивов, целей и смыслов. Если предположить, что личностные ценности выступают специфической формой функционирования смысловых образований в личностных структурах, то можно указать их психологические корни: они формируются и проявляются именно в актуальной регуляции решений субъекта о его предпочтениях. Таким образом, личностные ценности функционируют как определенный уровень развития, или актуалгенеза смысловых образований личности.

Указанное понимание ценностей содержит в себе возможности: а) установления взаимосвязей понятия «личностные ценности» с уже известным предстоящим ему рядом понятий через углубление представлений об их специфическом качестве именно как осознаваемых образований, б) выявления закономерностей образования личностных ценностей, т. е. прохождения ими разных уровней осознания, включая самосознание личности. Мы предполагаем, что личностные ценности опосредствуют переход на более

 

100

 

высокий уровень личностных структур тех смысловых образований, которые могли и до этого выступать в качестве значимых психических регуляторов деятельности и общения субъекта, но приобретают ценностный статус только при обращении его личностных усилий на свою смысловую сферу, на собственное Я.

Рассмотренные Л. С. Выготским взаимопереходы планов внешней речи как речи для других, внутренней речи как речи для себя и мышления, предполагающего зарождение мысли из мотивирующей сферы сознания [5], являются, на наш взгляд, существенным доказательством того, что планы вербализации не должны пониматься только как внешние формы речевого отражения, выражения или называния мысли. Это верно уже для тех мысленных структур, в которых предполагается мысль о чем-то другом, а не о себе. При обращении мысли на себя самого, на свой внутренний мир и свои ценности конструктивная роль планов вербализации должна быть еще более выраженной, поскольку найти критерии осмысления и осознания своих смысловых образований при опоре на них же самих проблематично, если только не сводить план самосознания к самопереживанию. Осмысление собственных личностных смыслов тем более не может быть представлено как их «вызывание» или «называние», так как решение задачи на смысл несводимо к функции вербализации. Перевод плана индивидуальной представленности значений в план внешней речи предполагает также подключение к личностным смысловым структурам планов надындивидуальных значений, «культурного резерва», в том числе нормативно-ценностных шкал, бывших до этого только «знаемыми». В нерешенности загадки соотнесения в сфере индивидуального сознания субъекта его сугубо интимного содержания и содержания, заданного социумом, и кроется, на наш взгляд, классический упрек Л. С. Выготскому в идеалистическом интеллектуализме (см. [4]).

Итак, чтобы как-то отнестись к собственным смыслам, субъекту надо не только прочувствовать или пережить их, но и осмыслить. А осмысление предполагает объективирование их как минимум в плане внутренней речи. При этом план внешней вербализации может давать субъекту те точки опоры, в отнесении к которым решение задачи на смысл приобретает характер отвержения или принятия осознанных смыслов как «своих» или «чужих», желательных или отвергаемых в контексте более высоких уровней осознания Я-концепции. Таким образом, переход от личностных смыслов к личностным ценностям предполагает осуществление субъектом специальной активности одновременно познавательного и личностного характера, так как в ней трудно развести отдельно когнитивные и личностные усилия по освоению человеком своего внутреннего мира.

Итак, можно утверждать, что становление личностных ценностей связано с динамикой процессов осознания, включающих разные виды вербализации и смещение познавательно-личностных усилий на собственную смысловую сферу. Это становление включает как минимум две составляющие — образование самих личностных смыслов и образование личностных ценностей. Представления о формировании смысловых образований неотъемлемы от анализа реальной жизнедеятельности личности и уже традиционно связаны с такими моментами динамики смыслообразования, как сшибка и иерархизация мотивов, решение задачи на смысл, личностные выборы, личностный конфликт [2], [8], [10]. На уровнях зрелой, т. е. «самосознающей  себя  личности» (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев), эта динамика воплощается в упорядочивании своего внутреннего мира, когда именно своя смысловая сфера все в большей степени становится точкой приложения сил личности [3].

Необходимо также повторить, что смыслы не могут сами по себе быть порождены лишь специальными сознательными усилиями; при таком подходе будет утрачена специфика психологической реальности, произойдет упрощение процесса образования личностных ценностей до механизма рационального их продуцирования и усвоения.

Итак, наша общая гипотеза заключается в следующем: ценностный статус личностных смыслов, который они приобретают для самой личности в ходе их осознания, в значительной степени является результатом познавательных и личностных усилий в виде решений субъекта о личностных предпочтениях. Эта активность находит свое выражение в процессах осмысления и взвешивания разных смысловых содержаний и ценностном сопоставлении их близости к собственному Я. В этом следует видеть и истоки понятия ответственности за личностные решения, поскольку в таком контексте решения о приемлемости для себя тех или иных мыслей, мнений и переживаний являются и «моральными» решениями. Направленность на познание и осмысление приемлемости для себя тех или иных ценностных образований, видимо, качественно меняет и структуры личностно значимого, обеспечивая «совестливый» оттенок личностных переживаний. Познание личностных

 

101

 

смыслов принципиально отлично поэтому от вербально-логических процессов, если под последними понимать достаточно отчужденные от собственного Я схемы мышления. Это есть познание значимого в себе и для себя.

Размер файла: 182.46 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров