Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ДЕРМАТОГЛИФИКА ПИШУЩИХ ЛЕВОЙ

Проблема леворукости воспринимается многими исследователями как бы вершиной айсберга, в виде которого можно представить огромную область морфологии и физиологии билатеральных различий организма (в том числе и межполушарной асимметрии головного мозга). Этим, по-видимому, и объясняется столь значительный интерес к ней (хотя левши составляют всего около 5% в популяции [4], [10], [14], [15], [24], [26]). Очень заманчиво было бы рассматривать левшей в качестве своего рода уникальных антиподов подавляющего большинства человечества, отдающего предпочтение правой руке, у которых и организация мозга, контролирующего моторные функции, да едва ли и не расположение висцеральных органов имеет зеркальную асимметрию по сравнению с правшами. Такие особенности морфологической организации, существуй они действительно, могли бы создавать базу для какого-либо иного отправления физиологических и психических функций, изучение которого позволило бы открыть нечто совершенно новое в человеке.

 

77

 

 Насколько, однако, справедливы такие представления о левшах? И чем же все-таки мозг леворуких людей отличается в своей организации и функционировании от мозга правшей? Несмотря на длительную историю и многочисленные исследования, на эти вопросы нет ясных ответов. В качестве весьма поучительного и одного из наиболее ярких разочарований при изучении проблемы леворукости укажем за недостатком места только на знаменитые исследования с так называемой пробой В ада, в результате которых оказалось, что, против всяких ожиданий, моторный центр речи Брока у левшей в 70% случаев расположен так же, как и у правшей, в левом полушарии [35]. Еще раньше выяснилось, что situs inversus viscerum tota-lis regularis (тотальная транспозиция внутренних органов, когда сердце располагается справа, печень слева и т.д.) и даже локальная декстрокардия (правосердие), с которыми первоначально пытались увязать проявления леворукости, являются чрезвычайно редкими явлениями [4], [10], гораздо более редкими, чем самая леворукость. Более того, связь между этими состояниями не ясна. Так, например, среди 12 обследованных людей с тотальной транспозицией внутренних органов не было ни одного левши [10]. Накопленные к настоящему времени наблюдения заставляют считать специфическим качеством левшей не столько какой-нибудь определенный тип асимметрии, сколько бблыпую симметричность организации по сравнению с правшами [23]. В чем же причины имеющихся трудностей?

Удивительно, но при обращении к литературе оказывается, что до сих пор не ясен вопрос, кого же все-таки можно считать левшой? В многочисленных исследованиях так или иначе вычисляется «коэффициент леворукости» [4], [6], [12], [14], [17], [33], [35]. Однако, с одной стороны, не ясно, каким из критериев определения левшества надо придавать большее, а каким — меньшее значение. Имеются различные точки зрения по этому вопросу [4], [6], [12], [14], [15], [17], [18], [21], [24], [26]. С другой стороны, указанные признаки не коррелируют между собой, в различной степени ограничиваются культурологическим давлением [27] и даже могут изменяться в течение жизни с одного типа на противоположный [4], [6], [12], [14], [15], [17], [18], [21], [34]. Мы не знаем, какой вклад в них вносит переучивание с одной руки на другую. Наконец, весьма болезненным представляется вопрос о том, где же проводить разграничительную черту между левшами и правшами при статистическом анализе отдельных признаков. За вольный или невольный волюнтаризм своего подхода исследователь расплачивается большей или меньшей неоднородностью формируемых групп, что в конечном счете ведет к получению нечетких или не согласующихся в разных работах результатов.

Несмотря на указанные трудности при определении ведущей руки, уже давно имеет место тенденция к расширению толкования понятия «левшества», с включением в орбиту рассмотрения ведущего глаза, ведущего уха, ведущей ноги и т.д. [14], что, конечно, еще больше запутывает проблему. Не имея надежных данных о морфофизиологических особенностях левшей, мы не можем судить об их происхождении, а следовательно, и о природе самих билатеральных различий. Это открывает дорогу для самых смелых гипотез, в качестве примера которых можно привести более чем оригинальное мнение, что всякий левша есть единственный выживший представитель пары близнецов

 

78

 

(С.Лаутербах, 1925) [24]. Здесь же берут начало легенды о каких-то уникальных психических особенностях левшей, их чуть ли не повальной гениальности, фантастических способностях или, наоборот, патологичности. Забавно, что и в том, и в другом случае желание переучить на правую руку и тем самым просто похоронить проблему по-прежнему очень велико. Ярким свидетельством наличия необоримых трудностей являются термины «скрытая леворукость» или даже «скрытое левшество», допускающие возможность интерпретации любых уклонений от типичных для праворукого большинства показателей. Проблема левшества, как некая линза, фокусирует не только трудности медико-биологических исследований или криминалистики, но и трудности современной педагогики. В самом деле, ни один врач не решится на операцию, не обследовав больного и не имея в своем распоряжении хотя бы ориентировочного диагноза. Что же можно сказать о педагогах, берущих на себя смелость переучивать левшу с одной руки на другую?

За свою многовековую, без преувеличения, историю существования проблема левшества знала множество попыток объяснения. Разделение причин появления левшей на культурологические, физиологические и патологические на самом деле не более чем условность (их обзор подробнее см. в [4], [23], [24], [27]). Теория проявления левшества должна ответить на вопросы о том, чем и почему отличаются левши от правшей, а также что из этого следует.

На это способна, на наш взгляд, только синтетическая теория. Фундаментальные представления современной физиологии позволяют считать краеугольным камнем в проблеме

 

79

 

левшества особенности организации центральной нервной системы (ЦНС). Помочь решению, сложных вопросов, связанных с этой проблемой, может изучение дерматоглифики (узоров гребневой кожи) (см. рис. 1). Термин «дерматоглифика» предложен в 1926 г. X. Камминсом и Ч. Мидло и в переводе на русский язык означает: «гравировать узоры кожи». Дерматоглифические[1] исследования, освященные именами Я. Пуркинье и                  Ф. Гальтона, а в России — М.В. Волоцкого, не следует смешивать с хиромантией. Не имея ни возможности, ни желания ниспровергать хиромантические построения, укажем лишь на совершенно различный субстрат изучения дерматоглифики и хиромантии. Хиромантия уделяет главное внимание «белым линиям» ладоней кистей рук, которые изменяются в течение жизни, что согласуется с логикой хиромантических представлений. В то же время дерматоглифика обращается к узорам гребневой кожи, которые, заложившись к 13 неделе внутриутробного развития организма, никогда уже не изменяются.

Размер файла: 132.42 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров