Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

В.М. АЛЕКСЕЕВ О ФОРМАЛИЗМЕ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

На страницах журнала "Социологические исследования" (№ 1 за 2001г.) опубликована статья  А.Н. Чуракова “Анализ социальных сетей”. Открывая рубрику “Методика и техника  социологических исследований”, эта статья, видимо - естественно,  инструментальная прежде всего и как таковая тяготеет к формализму. Меня, физика-теоретика по образованию (не имеющего в настоящее время официальной работы) в поставленной проблеме больше привлекла содержательная сторона. Полемизируя с автором, я не буду касаться содержания его  статьи. У меня иная цель:  внести вклад в синтетическую теорию социального движения, в “науку наук об обществе” (Г.М. Дридзе), - возможно, без  цифр и формул (как у А.Н. Чуракова), ассоциируемых в математикой.

Анализ социальных сетей - частная социоаналитическая теория, развивающаяся преимущественно в рамках экономической социологии. А.Н. Чураков, давая обширную ссылку на социоэкономическую литературу, не выделил специфически ограниченную область применения этой теории. Из данного им определения следует, что "<…> основные цели анализа сетей - это исследование взаимодействий между социальными объектами (акторами) и выявление условий возникновения этих взаимодействий" [1, 109]. В данном определении скорее отразился личный оптимизм автора, нежели реальные ожидания получить от популяризуемого им анализа сетей точную количественную теорию, охватывающую все аспекты социальных явлений, или то же самое, что экономическим социоанализом подменить всю социологию. На самом деле, речь идет об исследовании некоторых отношений в экономической плоскости и выявлении некоторых условий их возникновения; изменения отношений экономическая социология не изучает, а анализирует, что не одно и то же.

Теория сетей представлена в статье как интерпретация некоторых произвольно взятых разделов математической теории множеств - что является предметным формализмом. Математическая логика и математический анализ непосредственно развиваются в математике и математиками. Задача социологии и социологов - определить специфику своего объекта и далее - предмета, а не наоборот, как это происходит при догмате предметного формализма.

Прикладное место теории сетей в структуре социальных наук определилось не из-за ее методов, ее попытки поглощения комбинаторики, а из-за понимания ее объекта. Теория сетей состоялась в попытке создать количественную картину продуктов интеллектуальной деятельности человека, обнажив тем самым интересные меж- и надсетевые явления. Толкование их сетевое моделирование дать не способно. Его можно применять ко всем сферам и уровням социальной жизни человека ровно с тем успехом, с каким будет расширен объект, а значит и предмет социологического теоретизирования.

Предметный формализм в теории сетей развивается интуитивно, вне строгих объектных представлений. Отсутствие формализма объектных отношений - примета социальных наук: в них объекты похожи как сиамские близнецы. Отличия между науками - в методах, которые, однако, подразумеваются универсальными. Вы не найдете ни одной публикации по социологии, которая была бы посвящена глубокой и всесторонней диспозиции "человек - общество". В качестве объектного определения используют предметно-формальную экстраполяцию на все человечество аналитических данных о свойствах социализации выборочно исследуемых людей. Каждый новый исследователь за эталон объекта принимает свои интуитивные представления о социализирующемся человеке - самого себя, как это часто делал Э. Дюркгейм. Что является объектом, предметом той-иной социальной науки - об этом вскользь упоминают учебники для университетов. Объектный формализм способствовал бы точному описанию референтной группы и избавил бы от бессмыслицы, характерной социальным исследованиям. Так,  "women's studies" могла бы определиться со своим объектом. Сейчас это - не то "биологический пол", не то "социальный пол".  Как они соотносятся между собой и с "обществом", - не ясно.

У человека, знающего современную математику, возникает мысль. Теория множеств - одна из фундаментальных теорий математики (см., например: [2]). Она не призвана подменить научную методологию. Ее задача - формальное определение специфики объекта данной науки. Как метод научного построения, теория множеств груба и примитивна, не предназначена для изучения функциональных зависимостей между входящими во множество подмножествами и элементами. Но от нее возможен интуитивный переход к более точным построениям.

В математической интерпретации человек - это "человек", или индивид, а общество - "общество", или сеть. Задача понятийного аппарата теории множеств - установить отношения общего характера между множеством "человек" и множеством "общество". В "почти" явном виде такая диспозиция осуществлена в теории социальных сетей. Представление же "общества" как множества элементов-"людей" имеет не социологическую специфику, а демографическую или физико-статистическую, в зависимости от дополнительных аксиом.

Психология предполагает, что общество (локальное и глобальное) может состоять из идентичных (раздельнополых) людей. Психическое разнообразие людей психология объясняет разнообразием раздражителей. Теоретическая социология исключает представление о том, что общество может состоять из идентичных людей. Она изучает, как интеллектуальная составляющая структуры личности человека и ее продукты изменяются под воздействием общества и как структура общества (начиная от диад) изменяется с появлением в нем неадекватного человека. Социологическое исследование всегда сравнительно: всегда должна быть референтная группа или референтный человек. Социолог исходит из представлений о том, что интеллектуальная композиция структуры личности человека определяет его свободу (или несвободу) действий; что как человек без общества, так и общество без человека не существуют, и потому они друг другу обязаны своим развитием. Психолог прослеживает типичные возрастные изменения интеллекта, его интересует чувственная составляющая структуры личности человека. Его исследование всегда абсолютное и всегда раздельнополое. У него свое представление, что человеку хорошо, а что плохо. Он мог бы попытаться ответить на вопрос, который вытекает из сравнительных исследований: как много теряет человек в чувственном (счастливом) восприятии жизни с развитием интеллекта?

В социологической интерпретации "человек" - не есть элемент, "человек" состоит из неких социогенных элементов. Что это за элементы, как они между собой связаны, различаем ли мы одни элементы и их образования по функциональным связям внутри и вне множества - вопрос второстепенный. Если его считать первостепенным, мы ограничиваем свободу в интерпретациях. На первый взгляд, правильная формула: "качества и ресурсы - это функции, заданные на множестве людей с отображением во множество качеств и ресурсов", - связывает нас в объектных интерпретациях, навязывая предметный бесперспективный формализм.

Итак, элементом в "человеке" является нечто неделимое. Подмножества элементов в "человеке" называются конструктами, а их мощность (кардинал) - ресурсами; представляют в нем явления - от "престижа", до "чувств" и "интеллекта" и так далее. В социогенном "человеке" исключаются элементы и подмножества, которые суть явления не социального характера: "желудок", "душа".

Мы исключаем вопрос о том, что "общество" содержит в себе элементов больше, чем один “человек”1. Подобная аксиома в неявном виде положена во все разделы социологии. Какое бы явление мы не нашли, исходящее от феномена "общество", всегда можно найти "человека", являющегося хозяином, источником этого явления. Сложность "общества" всегда порождается сложностью "людей" (не обязательно его составляющих: у нас два пространства - одно логическое, другое временное). Следовательно, непосредственным объектом социологии является человек и "человек". Аксиома: существует некий "сверхчеловек",

     имеющий наибольшее число конструктов (все конструкты, которые есть

       __________________

 1 Нет необходимости строго оговариваться, что, во-первых, мы исключаем "особые" случаи "человека" - дебилы, дегенераты и тому подобное; во-вторых, в реальном мире любой человек адаптивен для любого общественного устройства, тогда как не любое общество способно принять в себя любого человека.

хотя бы у одного "человека"), а каждый его ресурс - максимален (но конечен). И тогда каждый "человек" есть подмножество "сверхчеловека", или то же самое, что набор его конструктов есть подмножество "сверхчеловека". Как следствие, мы исключаем вопрос о том, что "общество" больше, чем сумма "людей".

Далее: "человек" логически предшествует "обществу", которое есть пересечение "людей"2. Это соответствует интуитивному пониманию, что:

-       "человек" не может быть пустым множеством, тогда как "общество" - может;

-       человек был, есть и будет, а общество - феномен преходящий;

-       общество не есть топологическое средоточение людей, не есть топология, не есть объект, существующий вне человека и его сознания как некое социальное "поле", "магнитящее" к себе людей; оно рождается и исчезает в людях.

Что такое клуб (и ему подобное образование)? Объединение невзаимодействующих людей, связанных посредством клуба? Но ведь клуб представляет собой нечто, где людям гарантировано, что у них не будут актуализованы конструкты, кроме заявленных в уставе или негласно. Поэтому клуб - всегда пересечение.

 

Рассмотрим сцену, знакомую читателям. Даны два произвольных человека - А и Б, в текущий момент изолированные от других людей и обязательств по отношению к ним. А яростно, злобно распекает Б, обвиняя того во всех смертных грехах, уличая его в низменности и второсортности. Б невозмутимо воспринимает словесный поток в свой адрес и наконец, оглянувшись по сторонам, флегматично замечает: "А что, нас снимает камера?" (Эта сцена эквивалента классу явлений, в котором - один или оба знают/не  знают о скрытой съемке, чем-то другом, что могло бы объяснить их отношение, и чего

     __________________

2 Строго математически, это определение вздорно. В противном случае мы просто исключаем у человека право на самоопределение в организации обществ, рассматривая его как человека-инфузорию. Придерживающиеся противной точке зрения социологи отражают лишь собственную несостоятельность в свободе межсетевых контактов.

нет вообще).

В данном варианте Б - актор с высоким межсетевым потенциалом. Если А - актор с ограниченными межсетевыми конструктами, он воспримет неизвестную ему реакцию Б как реакцию сумасшедшего.

Реакция Б объясняется тем, что ярость, злобу А он связал с его установкой (ориентиром) по отношению ко всему, что, по мнению А, не соответствует его представлениям об обществе. Направленность агрессии в свой адрес Б логически связал с неким неизвестным ему каналом коммуникации, по которому А строит отношение к нему. Таким возможным каналом в данной ситуации ему представилась экономическая связь через скрытую съемку. Возможным конструктом, который замыкает такую экономическую связь между относительно несовместимыми А и Б, является конструкт, принадлежащий к классу "престиж", "деньги" и тому подобное. Класс этих конструктов третичен по отношению к классу конструктов, обеспечивающему более глубокие, устойчивые и несиюминутные отношения между людьми. Пример показывает, что коммуникация между произвольными людьми наиболее вероятна по третичным конструктам (ее дальнейшее развитие по вторичным и первичным конструктам - гипотеза).



Размер файла: 100.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров