Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Иконы в Православной Церкви

Православное почитание икон

Архиепископ Михаил (Мудьюгин)

Пхологическую основу почитания икон можно усмотреть в поговорке: Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. По уверениям психологов, человек зрением воспринимает 80 процентов всей получаемой информации. Изображение помогает нам воссоздать в душе облик дорогого человека и смягчить боль разлуки с ним. Чувства, питаемые к изображенному человеку, в какой-то степени переносятся на само изображение. Если же изображаемое лицо

обладает в наших глазах ореолом святости, то изображение, или икона, по-гречески, приобретает значение святыни. Священными объектами могут быть не только изображения, но и останки (мощи), место погребения, вещи, принадлежавшие чтимому лицу.

В этом исключительном значении зрительных впечатлений надо искать причину настойчивого желания узреть Бога. Это желание, как мы знаем из Священного Писания, овладевало многими, начиная от Моисея (Исх. 33:18-23) и до ученика Христова Филиппа, который просил: "Покажи нам Отца, и довольно для нас" (Ин. 14:8).

Бог Отец ответил на это вековечное стремление человечества к зрительному Его восприятию, послав нам Своего Сына (Ин. 3:16), Который явил никогда до этого невиданного Бога (Ин. 1:18). Изображение (икона) Сына Божьего приобрело исключительно важное значение с уходом Спасителя из материального мира.

Между изображением обыкновенного человека или святого, Божьей Матери, и, тем более, Господа Иисуса, церковное сознание усматривает существенное различие. Икона есть не только изображение, но священный предмет, через который молящемуся подается благодать Божья, сообщается святость, идущая от Бога. И это происходит - кто бы ни был изображен на иконе: Господь, Его Пресвятая Матерь или кто-либо из святых, ибо Господь наш единственный Источник освящения и святости.

Освящение сообщается через прикосновение к священным предметам. Так, например, через погружение креста в воду, вода освящается. Святая вода, в свою очередь, сообщает освящение иконе, сосудам, пище, жилищу - любому предмету потребному для добрых целей. Таким образом, лобзание святой иконы - это не только выражение любви к изображаемому лицу, но и освящение через прикосновение к ней. Ярким примером освящения через материальные объекты могут служить исцеления больных, на которых падала тень апостола Петра (Деян. 5:15). В других случаях возлагались платки и опоясания апостола Павла (Деян. 19:12).

Конечно, согласно учению, процесс сообщения святости от одного освященного предмета к другому должен сопровождаться молитвой, актом отнюдь не материальным, а духовным. Христианству чуждо отношение к освящению, как механическому акту, что свойственно языческой магии. Господь Иисус Христос учил нас Богу поклоняться "в духе и истине." К сожалению, этот завет нарушается теми, кто не воспринимает ни умом, ни сердцем содержание молитв совершаемого таинства.

Православные обряды, сопровождаемые молитвенным обращением к Богу, весьма разнообразны. Наиболее часто употребляются осенения себя крестным знамением и поклоны (поясные и земные), лобызание иконы, креста или другого освященного предмета. К освящающему предмету нередко прикасаются не губами, а лбом или болящей частью тела, в коем случае это сочетается с молитвой об исцелении. На всенощных совершается помазание елеем, предварительно освященным. Нередко елей для помазания берется из лампады, горящей перед чтимой иконой, - считается, что само использование его в зажженной перед святыней лампаде уже сообщает ему освящение.

Освящающее воздействие благодати через освященные предметы было известно ветхозаветному человечеству, особенно израильскому народу, обладавшему истинным боговедением. Освященные предметы, носители благодати, вызывали благоговение чувство, родственное страху, но имеющее элемент радостного возбуждения, доходящего до ликования. Такими предметами являлись для израильтян гора Синай, на которой Моисей получил Божественное откровение; ковчег Завета, где хранились скрижали Завета; скиния, а со времен Соломона - Иерусалимский Храм с его утварью и убранством. Однако, в самой скинии, равно как и в Храме, при всей их святости, было место наиболее освященное - Святое святых.

Стоит отметить, что в христианской Церкви употребление священных предметов имеет множество запрещений для мирян. Например, запрещение касаться престола, евхаристической утвари и многие другие. В Израиле же эти запреты касались большой области религиозной жизни: во Святое святых входил только первосвященник, и притом раз в году (Лев. 16:2; Евр. 9:7); нельзя было употреблять в качестве обычной пищи хлебы предложения (Исх. 19:30; Мт. 12:3-4), прикасаться к ковчегу Завета (2 Цар. 6:6-8). Существовали и другие многочисленные обрядовые и бытовые запреты.

Израильский народ получил во второй Заповеди категорический запрет почитания иных богов и их изображений. Это предопределило отсутствие иконопочитания в Израиле, в иудаизме, а позднее - в исламе. Цель этого запрета ясна: единобожие Израиля подвергалось могучему влиянию языческой идолатрии окружающих народов, и надо было устранить малейшую возможность отклонения от почитания истинного Бога. Поводом для отклонения могло стать изображение человека, животного, даже растения и т.п. Единственным исключением были фигуры херувимов, по повелению Божию Моисею, помещенные во Святое святых над ковчегом Завета. (Исх. 25:18-21; Евр. 9:3-5).

Существует два предания о происхождении нерукотворного образа Спасителя. Согласно восточному преданию, у Эдесского царя Авгаря было полотенце с изображением лика Спасителя, возникшее в тот момент, когда Господь приложил его к Своему лицу. Второе предание, западное, говорит о женщине по имени Вероника. Пожалев Христа, несшего тяжелый крест на Голгофу, обливаясь кровавым потом, она дала Ему полотенце (плат). Когда Спаситель, отерев лицо, вернул плат Веронике, она увидела на нем изображение (отпечаток) лика страдающего Господа. Обе версии заслуживают доверия: царь Авгарь - историческая личность, и обстоятельства возникновения изображения на плате Вероники кажутся естественными, т.к. сопряжены с историческими фактами. Характер сверхъестественного изображения подчеркивает отмеченную выше невозможность создать изображение естественным путем с применением красок и кисти.

Нерукотворный образ Спасителя в Православной Церкви уникален: его сразу можно узнать по плату, который изображается на холсте или доске вместе с ликом Спасителя. Есть множество икон Спасителя, но они не имеют особенного наименования, как свойственно буквально всем иконам Богоматери, например: Владимирская, Казанская, Скоропослушница и прочие.

Необходимым условием иконопочитания является убежденность в возможности сообщения благодати от иконы. О том, что благодать может сообщаться через материальные предметы, знали евреи еще со времен Моисея и Аарона, знали и множество паломников, устремлявшихся со всего мира в Иерусалимский Храм, знали и ученики Христовы. Поэтому Спаситель говорил об освящающем действии передачи благодати от одного предмета к другому, как о чем-то само собой разумеющемся. У ев. Матфея описано стремление Христа исправить нарушение иерархии освященности, которую допускали книжники и фарисеи: "Горе вам, вожди слепые, которые говорите: - если кто поклянется храмом, то ничего, а если поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! Что больше: золото или храм, освящающий золото? Также: если кто поклянется жертвенником, то ничего; если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! Что больше: дар или жертвенник, освящающий, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется престолом Божиим и Сидящим на нем" (Мф. 23:16-22).

В иерархии ценностей, приводимых Спасителем примеров, низшие - золото, освященное храмом, и дар, освященный жертвенником; и высшие - Сам Бог, освящающий храм, в котором Он обитает, и небо, именуемое здесь престолом Божиим. Важен факт освящения материального предмета посредством благодати, исходящей от другого предмета. Источник же благодати не материален - это Сам Бог.

Подобные взаимодействия духовного с материальным в процессе освящения пронизывают собой все богослужение, тайнодействия и обряды Православной Церкви в полном соответствии с апостольским указанием: "Прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии" (1 Кор. 6:20).

Сам Христос Свои исцеления часто осуществлял не только через словесное волеизъявление, но и через разнообразные способы физического воздействия: прикосновение (Мф. 8:3,15; 9:29; Мр. 3:10), помазание "брением из плюновения" (Ин 9:6; ср. Мк 7:33). То же мы видим и в действиях апостолов, не только прикосновением исцелявших (Деян. 3:7-18), но даже тенью своей оказывавших благотворное, исцеляющее действие (Деян. 5:15). Эта благодатная практика распространилась в Церкви и на святые иконы. Их почитание было узаконено на 7-ом Вселенском Никейском Соборе в 787 г.

Седьмой Вселенский Собор происходил в разгар упорной борьбы иконопочитателей с иконоборцами. Так как основные доводы иконоборцев базировались на внешнем сходстве почитания икон и скульптурных изображений с идолопоклонством, то в вероучительных творениях и соборных определениях особый акцент делался на духовной стороне иконопочитания. Подчеркивалось, что объектом почитания является не материал, из которого изготовлена икона (не дерево, не полотно и пр.), а сам объект изображения, т.е. прежде всего Господь Иисус Христос, Его Пречистая Матерь, святые. Тем самым иконопочитание отмежевывалось от идолопоклонства, когда обожествлялся сам почитаемый предмет. В псалме 134:15-18 ярко показано: "Идолы язычников - серебро и золото, дело рук человеческих. Есть у них уста, но не говорят, есть у них глаза, но не видят, есть у них уши, но не слышат, и нет дыхания в устах их. Подобны им будут делающие их и всякий, кто надеется на них."

Людям было очень нелегко перейти от представления о языческих богах - распутных, жестоких, хитрых - к высочайшему понятию о едином, невидимом, нематериальном Боге-Творце, Вседержителе, Который, будучи "Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих... Сам дая всему жизнь и дыхание и все"(Деян. 17:24-25).

Язычникам, просвещаемым евангельским светом, было доступнее почитание Христа, как конкретной Личности, Богочеловека, облеченного плотью и кровью, жившего когда-то среди людей. Поэтому представлялась потребность запечатлеть облик Иисуса Христа. Уже в катакомбах 2-го и 3 вв. мы видим изображение Христа в виде доброго Пастыря. Еще более древними являются символические рисунки рыбы, являвшиеся для христиан опознавательным знаком в условиях враждебного языческого окружения. Слово "рыба" на греческом языке состоит из начальных букв слов "Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель." Дорогие сердцу христиан изображения постепенно распространялись в быту, и неизбежным оказалось их внедрение в храмы. Созерцание икон во время богослужений создавало и создает благоприятное психологическое условие для молящегося, располагая его к молитве.

Церковные торжества 843 г. окончательно утвердили практику почитания икон, догматизированную в Никее седьмым Вселенским собором в 787 г. Однако в 15-17 веках в глубине западного общества созрел протест против официальной Церкви, который привел к движению Реформации. Этот процесс был порожден вследствие многочисленных явлений обрядоверия и суеверия, связанными с извращенными формами почитания икон, мощей и реликвий, раскрытия обманных действий и, наконец, открытой торговли святынями. Во времена Джона Виклифа (1384) и Яна Гуса (1415) раздались протесты наиболее духовных и просвещенных представителей духовенства и мирян, а потом появилась литература, обличительная и сатирическая, имевшая уже антицерковный и антиклерикальный характер.

Все это были предвестники длительного процесса Реформации, куда были вовлечены сотни тысяч и, впоследствии, миллионы христиан. В историческом сознании Реформация сопряжена с именами Жана Кальвина (1564) и Мартина Лютера (1546), который выступил в Виттенберге против торговли индульгенциями в 1517 г. Протестанты принимали с негодованием суеверное обожествление статуй, икон, реликвий. Но впали в крайность: воодушевленные благой целью побороть языческий элемент в психологии богомольцев, они отказались от почитания икон вообще, разделив, отвергнутые прежде взгляды иконоборцев. Пытаясь опираться на тексты Священного Писания и изучая Ветхий Завет, они выбирали в свою пользу, как им казалось, подходящие доказательства и не принимали то, что их опровергало.

Храмы протестантских конфессий - лютеранские, реформатские, пресвитерианские, баптистские, методистские и пр. - поражают православного посетителя отсутствием художественного убранства. В противоположность Западу

религиозное искусство достигает высокой степени совершенства на православном Востоке. Сохраняя явные следы византийских истоков (Феофан Грек, 1405 г.), русское православное искусство уже в 14-15 вв. сложилось в школу живописи, отличавшуюся глубокой одухотворенностью, своеобразием и высоким мастерством. Работая в монастырском уединении, такие гениальные мастера, как Андрей Рублев (1430 г.), Дионисий (1503 г.), позднее Симон Ушаков (1686 г). и многие другие их современники, явились яркими выразителями русской религиозности. Большинство живописцев были монахами, смотрели на свой труд, как на послушание, и их имена остались неизвестными.

Излюбленным сюжетом был лик Божьей Матери. Изображения Богородицы имели сотни вариантов и пользовались широким почитанием. Наименования этих икон можно разделить на две группы. Наименования по населенным пунктам: Казанская, Владимирская, Тихвинская, Смоленская; и наименования, отражающие сюжетные особенности данной иконы: Нечаянная Радость, Взыскание погибших, Утешение в скорбях и печалях и многие другие. Иконы Спасителя, за исключением Нерукотворного Образа, не имеют особых названий. Спаситель изображается иногда в виде Царя, сидящего на троне, и почитается, как образ Господа Вседержителя. Чаще же всего Он изображается страдающим на кресте или в качестве Второго Лица Святой Троицы, восседающим рядом с Богом Отцом, т.н. "Новозаветная Троица." Некоторые изображения Распятого Христа имеют реалистический характер, отражая Его физические и душевные страдания; другие же писались в условной манере: чертам Спасителя предано выражение серьезного спокойствия и величия.

Московский Собор 1667 г. осудил какие-либо изображения Бога-Отца. Основанием для постановления Собора 1667 г. послужили Священное Писание и Священное Предание. "Бога не видел никто никогда, - говорит евангелист Иоанн, - единородный Сын, Сущий в недре Отчем, Он явил" (Ин. 1:18; 1 Ин. 4:12). Седьмой Вселенский Собор счел возможным разрешить изображение Сына Божьего именно потому, что Он, "приняв образ раба, сделался подобным человекам и по виду стал как человек" (Фил. 2:7) и, благодаря этому, стал доступен чувственному созерцанию.

Что же касается сущности Божией, вне раскрытия ее в Личности Богочеловека, то она остается сокрытой и недоступной не только для зрения, но и для разума, ибо Бог - Тот, Который "обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может" (1 Тим. 6:16).



Размер файла: 76.96 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров