Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Уолл-стрит и большевицкая революция

Саттон Энтони

Уолл-стрит и большевицкая революция. Пер. с англ. М.: Альманах "Русская идея" (вып. 4), 1998. - 400 с. Документальные приложения.

Перевод сенсационного исследования американского учено­го о финансировании революции 1917 г. в России американ­ской финансовой олигархией, о ее помощи большевикам в гражданской войне и в укреплении власти. Факты и секрет­ные документы, замолчанные как в советской, так и в запад­ной историографии.

В приложениях: знаменитый "Меморандум" А. Гельфанда-Парвуса о мобилизации всех антирусских сил в годы первой мировой войны; список революционеров, прибывших с Лени­ным в спецвагонах через воюющую Германию; секретные письма Троцкого и Ленина о разгроме Церкви; протесты русской эмиграции; аналитическое послесловие М.В. Назарова «За кулисами "русской" революции».

ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Эта книга написана американским патриотом. На основа­ния рассекреченных правительственных архивов США, Канады и Великобритании он подвергает жесткой критике властные круги своей страны за эгоистичную политику, противоречащую интересам американского народа. Но исследование Э. Саттона, вышедшее в 1974 г. в американском издательстве "Арлингтон Хаус", чрезвычайно важно и для русского читателя.

Проф. Э. Саттон документально доказывает: «Без финан­совой, дипломатической и политической поддержки, оказанной Троцкому и Ленину их мнимыми "противниками", а на деле заинтересованными в революции союзниками - капиталистами Уолл-стрита - большевики вполне могли быть сметены».

История оотношений между этими двумя "союзниками-противниками" претерпела в XX веке несколько этапов: сов­местное разрушение русской православной государственности, стройки пятилеток, военный союз против националистических режимов в Западной Европе; затем - период "холодной войиы" и победа в ней Запада, вылившаяся в «совместную рос­сийско-американскую революцию» 1990-х годов (выражение Б. Ельцина на встрече с Б. Клинтоном в Москве). Но разобраться 60 всем этом невозможно без анализа первой «совместной американо-российской революции» 1917 года и закулисных при­чин победы большевиков в гражданской войне.

Причины эти таковы, что до сих пор ни советская, ни за­падная историография не были заинтересованы даже в их опубликовании. Не заинтересована в этом и либерально-розо­вая историография в посткоммунистической РФ. Однако, не предлагая пока собственных выводов (этому посвящено изда­тельское послесловие), дадим слово проф. Э. Саттону.

Стоит только сразу предупредить русского читателя, что будучи американцем, республиканцем и не вникая в особенно­сти российской монархической государственности, как и в раскладку сил в нашей гражданской войне 1917-1922, автор Допускает в этом отношении суждения, с которыми издатель ве всегда может согласиться. Тем не менее документальная ценность книги, по нашему мнению, превышает отмеченные (Проявления непонимания, которые объясняются прежде всего -более чем столетней искаженной трактовкой облика России за Западе, что не могло не повлиять на выросшего там человека, даже столь доброжелательного к русскому народу.

Все цифровые сноски в книге принадлежат проф. Э. Сат­тону; кое-где для лучшего понимания исторических реалий под Звездочками добавлены примечания редактора альманаха "РИ".

Об авторе

Энтони Саттон родился в Лондоне в 1925 г., учился в Лондонском, Геттингенском и Калифорнийском университетах, получив докторскую степень. Стал гражданином США, где провел большую часть жизни. Был профессором экономики университета штата Калифорния в Лос-Анжелесе, затем с 1968 по 1973 гг. занимался исследовательской работой в Гуве-ровском институте Стэнфордского университета.

Международную известность Э. Саттону принесло напи­санное им в эти годы трехтомное научное исследование "Западная технология и советское экономическое развитие" (в 1917-1930, 1930-1945 и 1945-1965 гг.), а также книга "Нацио­нальное самоубийство: военная помощь Советскому Союзу". Главная цель этих работ - показать, как западная техническая помощь Советскому Союзу помогла создать военный аппарат, ставший угрозой некоммунистическому миру.

Однако под давлением Белого дома институт Гувера за­труднил работу Саттона, лишив его финансирования. Заинтри­гованный мощными силами, стоявшими за этим запретом, Саттон опубликовал в 1970-е годы еще три исследования - о финансовой и политической поддержке международными бан­кирами Уолл-стрита трех вариантов социализма: "Уолл-стрит и большевицкая революция", "Уолл-стрит и приход Гитлера к власти", "Уолл-стрит и Франклин Рузвельт".

В начале 1980-х гг. Саттон написал следующую серию книг: "Введение в Орден", "Как Орден контролирует образова­ние", "Тайный культ ордена", в которых пытается прояснить способы формирования "мировой закулисы" и методы ее действий. Одна из этих книг - "Как орден организует войны и революции" - вышла в 1995 г. в русском переводе в мос­ковском издательстве "Паллада".

После вынужденного ухода из Стэнфорда, Саттон стал также издавать ежемесячный информационный бюллетень "Phoenix Letter", а с 1990 г. - бюллетень "Future Technology Intelligence Report" о скрываемых технологиях. В числе других его книг: "Трехсторонняя комиссия в Вашингтоне", "Алмазная связь", "Золото против бумаги", "Война за золото", "Энергия и организованный кризис"; в 1990-е годы вышли "Заговор Федерального резервного банка" и "Трехсторонняя комиссия над Америкой".

Проф. Э. Саттон по убеждениям конституционалист и открыто высказывает критику любых противозаконных дейст­вий, всегда основанную на документах и проверенных фактах.

П. В. Тулаев

6

Посвящается

тем неизвестным русским борцам за свободу, называемым "зелеными", которые в 1919 году боролись и против красных и против белых в попытке добиться свободной России.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

С начала 1920-х годов многочисленные статьи, бро­шюры и даже несколько книг пытаются выковать соеди­нительное звено цепи между «международными банки­рами» и «большевицкими революционерами». Редко когда эти попытки основывались на убедительных доказатель­ствах и никогда не аргументировались научными метода­ми. Некоторые из «доказательств», использованных при таких попытках, были ложными, другие не имели отно­шения к делу, многое вообще нельзя было проверить. Теоретики тщательно избегали исследования этого вопро­са; вероятно, потому, что он нарушает четкое разделение на капиталистов и коммунистов (каждый, конечно, знает, что они злейшие враги). А так как очень многое из того, что было написано по этому вопросу, граничит с абсур­дом, незапятнанная репутация ученого легко могла быть выставлена на посмешище. Причина достаточная, чтобы избегать этой темы.

К счастью, архив Государственного департамента США, в частности фонд 861.00, содержит обширную документацию об этой предполагаемой взаимосвязи. И когда доказательства из официальных документов соеди­няются с неофициальными свидетельствами в биографи­ях, личных документах и житейских историях, - то воз­никает интересная картина.

Мы обнаруживаем, что действительно существовала взаимосвязь^ между некоторыми международными банки­рами Нью-Йорка и многими революционерами, включая большевиков. Оказывается, джентльмены банковского дела - названные в книге - были кровно заинтересованы в успехе большевицкой революции и "болели" за нее.

Кто, почему и за сколько - об этом и рассказывается в книге.

Энтони Саттон

Март 1974 г.


ГЛАВА 1

АКТЕРЫ НА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СЦЕНЕ

«Дорогой г-н Президент,

я симпатизирую советской форме правления, как наиболее подходящей для русского народа...»

Из письма президенту США Вудро Вильсону (17 ок­тября 1918 г.) от Уильяма Лоренса Саундерса, президента корпорации "Ингерсолл-Рэнд", директора корпорации "Америкэн Интернэшнл" и вице-пред­седателя правления Федерального резервного банка Нью-Йорка.

Фронтиспис этой книги нарисован в 1911 году кари­катуристом Робертом Майнором для "Сент-Луис пост дис-пэтч". Майнор был талантливым художником и писате­лем, под личиной которого скрывался большевик-револю­ционер; в 1915 году он был арестован в России по обви­нению в подрывной деятельности и позже вызволен вид­ными финансистами Уолл-стрита. Карикатура Майнора изображает бородатого сияющего Карла Маркса, который стоит на Уолл-стрит с книгой "Социализм" подмышкой и принимает поздравления от финансовых светил: Дж. П. Моргана, его партнера Джорджа У. Перкинса, самодо­вольного Джона Д. Рокфеллера, Джона Д. Райана из "Нэшнл Сити Бэнк" и на втором плане - Тедди Руз­вельта, заметного своими знаменитыми зубами. Уолл-стрит украшена красными флагами. Ликующая толпа и взлетающие в воздух шляпы намекают, что Карл Маркс был весьма популярен у финансистов Нью-Йорка.

Были ли это грезы Роберта Майнора? Совсем нет. Мы увидим, что Роберт Майнор имел солидные основа­ния отразить этот восторженный союз Уолл-стрита и марксистского социализма. Персонажи карикатуры - Карл Маркс (символизирующий будущих революционеров Лени­на и Троцкого), Дж. П. Морган, Джон Д. Рокфеллер, а также и сам Майнор - и являются действующими ли­цами данной книги.

Парадокс, изображенный на карикатуре Майнора, был скрыт под покровом истории, ибо не укладывался в общепринятое понятие политического спектра - от левых до правых. Большевики находились на левом его краю, а финансисты Уолл-стрита - на правом; поэтому подразу­мевалось, что у этих двух групп нет ничего общего и любой союз между ними является абсурдом. Факты, про­тиворечащие этой концепции, обычно отбрасываются как натяжки или недоразумения. Тем не менее, современная история обладает внутренней двойственностью, и поско­льку слишком много неудобных фактов было отброшено или скрыто, такая историография - неточна.

С другой стороны, можно заметить, что крайне пра­вый и крайне левый фланги традиционного политичес­кого спектра являются абсолютными коллективистами. Национал-социалист (например, фашист) и интернацио­нал-социалист (например, коммунист) одинаково насаж­дают тоталитарные политико-экономические системы, основанные на неограниченной власти и принуждении индивидуума. Обе эти системы требуют монопольного контроля над обществом. Монополизм в промышленности был когда-то целью Дж. П. Моргана и Дж. Д. Рокфелле­ра, но к концу XIX века жрецы Уолл-стрита поняли, что наиболее эффективный путь к завоеванию непоколеби­мой монополии заключается в том, чтобы «пойти в поли­тику» и заставить общество работать на монополистов под вывеской общественного блага и общественных интересов. Эта стратегия была детализирована в 1906 году Фредериком К. Хоувом в его книге "Признания монополиста"1. Хоув, кстати, также является одной из заметных фигур в истории большевицкой революции.

1 «Существуют правила большого бизнеса. Они заменяют по­учения наших родителей и сводятся к простой формуле: получи монополию, заставь общество работать на тебя и помни, что луч­шим видом бизнеса является политика, ибо законодательная дота­ция, франшиза, субсидия или освобождение от налогов стоят боль­ше, чем месторождение в Кимберли или Комстоке, так как первые не требуют для своего использования ни умственного, ни физическо­го труда» (Frederick C.Howe.Confessions of a Monopolist.[Chicago: Public Publishing. 1906], р. 157.)

Альтернативным концептуальным пакетом политико-экономических систем и идей было бы определение сте­пени индивидуальной свободы и степени противостояще­го ей централизованного политического контроля. При таком подходе капиталистическое государство всеобщего благосостояния и социализм находятся на одном краю спектра. Отсюда мы видим, что попытки монополизиро­вать контроль над обществом могут иметь разные назва­ния и в то же время обладать общими характеристика­ми.

Следовательно, препятствием для верного понимания современной истории является представление, что капи­талисты - заклятые и непреклонные враги марксистов и социалистов. Это ошибочное представление исходит от Карла Маркса и, несомненно, оно соответствовало его целям. Фактически же оно неверно. Существовала и существует неразрывная, хотя и скрываемая взаимосвязь между международными политиками-капиталистами и международными революционерами-социалистами - к их взаимной выгоде. Эта связь осталась незамеченной в основном потому, что историки, за редкими исключени­ями, имеют неосознанную марксистскую направленность и таким образом замыкаются на невозможности сущест­вования такой взаимосвязи. Свободно же мыслящий чи­татель должен иметь два ключа к ее разгадке: 1) капита­листы-монополисты являются злейшими врагами свобод­ного предпринимательства, и 2) с учетом неэффективно­сти централизованного планирования при социализме, тоталитарное социалистическое государство является прекрасным рынком для его захвата капиталистическими монополиями, если им удастся заключить союз с пред­ставителями социалистической власти. Предположим, и в данный момент это только гипотеза, что американские капиталисты-монополисты смогли низвести плановую со­циалистическую Россию до статуса порабощенной техни­ческой колонии. Не будет ли это логическим интерна­ционалистским продолжением в XX веке монополии Моргана в области железных дорог или нефтяного трес­та Рокфеллера конца XIX века?

10

Кроме Габриэля Колко, Мюррея Ротбарда и ревизио­нистов, никого из историков не насторожила такая ком­бинация событий. Историографии, за редкими исключени­ями, было навязано разделение на капиталистов и социа­листов. Монументальное и легко читаемое исследование Джорджа Кеннана о русской революции настойчиво под­держивает эту фикцию о противоположности Уолл-стри-та и большевиков2. Его книга "Россия выходит из вой­ны" содержит единственную случайную ссылку на фирму Дж. П. Моргана и не содержит ни одной ссылки на ком­панию "Гаранта Траст". Но обе эти организации широко упоминаются в архивных документах Государственного департамента, на которые я часто ссылаюсь в этой кни­ге, и обе они дают основания для рассмотрения здесь соответствующих доказательств.

Ни сознавшийся «болыпевицкий банкир» Олоф Аш-берг, ни "Ниа Банкен" из Стокгольма не упоминаются у Кеннана, хотя они и сыграли главную роль в финансиро­вании большевиков. Более того, в некоторых важных обстоятельствах, по крайней мере, важных для нашей аргументации, Кеннан ошибается и фактически. Напри­мер, он пишет, что директор Федерального резервного банка Уильяме Бойс Томпсон уехал из России 27 ноября 1917 года. Эта дата отъезда делает невозможным пребы­вание Томпсона в Петрограде 2 декабря 1917 года, когда он передал по телеграфу Моргану в Нью-Йорк запрос на 1 миллион долларов. На самом деле Томпсон уехал из Петрограда 4 декабря 1917 года, через два дня после отправки телеграммы в Нью-Йорк. Далее, Кеннан заявля­ет, что 30 ноября 1917 года Троцкий произнес речь перед Петроградским советом, в которой заметил: «Сегодня у меня в Смольном институте были два американца, тесно связанных с капиталистическими элементами...». По мне­нию Кеннана, «трудно себе представить», кто «мог быть этими двумя американцами, если не Робине и Гомберг». Но, на самом деле, Александр Гомберг был русским, а не американцем. А так как Томпсон 30 ноября 1917 года

2 George F. Kennan. Russia  Leaves the War( New York 1967);

Decsion to intervene: Soviet-Americen Relations, 1917-1920 (Princeton N.J.: Princeton University, 1958).

1 1

все еще находился в России, то двумя американцами, которые посетили Троцкого, скорее всего были Раймонд Робине, учредитель горнопромышленных компаний, пре­вратившийся в благодетеля, и Томпсон из Федерального резервного банка Нью-Йорка.

О большевизации Уолл-стрита было известно хорошо информированным кругам еще в 1919 году. Журналист Баррон, специализирующийся на финансовых темах, за­писал в 1919 году беседу с нефтяным магнатом Э.Х. Дохени и особо выделил трех видных финансистов - Уильяма Бойса Томпсона, Томаса Ламонта и Чарльза Р. Крейна:

«Борт парохода "Аквитания", вечер в пятницу, 1 февраля 1919 года.

Провел вечер с семьей Дохени в их каюте. Г-н Дохени сказал: "Если вы верите в демократию, вы не можете верить в социализм. Социализм это яд, который разрушает демокра­тию. Демократия означает возможность для всех. Социализм же дает надежду, что человек может бросить работу и быть богаче. Большевизм является истинным плодом социализма, и если вы прочтете интересное показание в сенатском комитете примерно в середине января, которое изобличило всех этих пацифистов и миротворцев как симпатизирующих немцам, как социалистов и большевиков, вы увидите, что в колледжах США большинство профессоров преподает социализм и боль­шевизм и что 52 профессора колледжей состояли в 1914 году в так называемых комитетах защиты мира. Президент Элиот из Гарварда преподает большевизм. Самыми отъявленными большевиками в США являются не только профессора коллед­жей, один из которых президент Вильсон, но и капиталисты и жены капиталистов - и кажется, никто не знает, о чем они говорят. Уильям Бойс Томпсон преподает большевизм, он мо­жет обратить в свою веру Ламонта из фирмы "Дж. П. Морган & Компани". Вандерлип - большевик, Чарльз Р. Крейн - тоже. Многие женщины присоединяются к их движению, и ни они, ни их мужья не знают, что это и к чему это приведет. Еще один - это Генри Форд, а также большинство из тех ста исто­риков, которых Вильсон взял с собой за границу в идиотской надежде, что история научит молодежь правильно разграничи­вать расы, народы и страны с географической точки зрения»3.

 

12

Короче говоря, в этой книге предлагается история о большевицкой революции и ее последствиях, но история, которая расходится с традиционно упрощенным подходом "капиталисты - против коммунистов". В нашей истории утверждается партнерство международного монополисти­ческого капитализма и международного революционного социализма, направленное к их взаимной выгоде. Итого­вую же человеческую цену за этот союз пришлось за­платить простым русским людям и простым американ­цам. В результате этих маневров монополистов в сфере политики и революции предпринимательство получило дурную славу, и мир подталкивали к неэффективному социалистическому планированию.

Эта история вскрывает также предательство рос­сийской революции. Цари и их коррумпированная поли­тическая система были сброшены лишь для того, чтобы быть замененной посредниками власти новой коррумпи­рованной политической системы. США могли оказать доминирующее влияние для освобождении России, но они уступили амбициям нескольких финансистов с Уолл-стрит, которые ради собственных целей могли согласить­ся и на централизованную царскую Россию, и на центра­лизованную марксистскую Россию, но никак не на децен­трализованную свободную Россию. Причины этого вскро­ются, когда мы проследим до сих пор не рассказанную историю русской революции и ее последствий4.

 

4 Существует параллельная, и также неизвестная, история дви­жения махновцев, которые воевали и с "белыми", и с "красными" в Гражданскую войну 1919-1920. Было также движение "зеле-Вых", которое воевало и против белых, и против красных. Автор никогда не встречал даже отдельных упоминаний о "зеленых" ни в одной истории большевицкой революции. А армия зеленых насчиты­вала не менее 700.000 человек.

13

ГЛАВА 2

ТРОЦКИЙ ПОКИДАЕТ НЬЮ-ЙОРК

«Вы получите революцию, ужасную революцию. Какой курс она изберет, будет во многом зави­сеть от того, что г-н Рокфеллер прикажет сде­лать г-ну Хейгу. Г-н Рокфеллер является симво­лом американского правящего класса, а г-н Хейг [политик от штата Нью-Джерси] является сим­волом его политических орудий».

Лев Троцкий, "Нью-Йорк тайме", В декабря 1938 г.

В 1916 году, за год до русской революции, интерна­ционалист Лев Троцкий был выслан из Франции. По официальной версии, за его участие в Циммервальской конференции, но также, несомненно, из-за его зажигате­льных статей, написанных для русскоязычной газеты "Наше слово", издававшейся в Париже. В сентябре 1916 года Троцкий был вежливо препровожден французской полицией через испанскую границу. Через несколько дней мадридская полиция арестовала интернационалиста и поместила его в «камеру первого класса» за полторы песеты в день. Впоследствии Троцкий был перевезен в Кадис, затем в Барселону, чтобы в конце концов быть посаженным на борт парохода "Монсеррат" Испанской трансатлантической компании. Троцкий вместе с семьей пересек Атлантику и 13 января 1917 года высадился в Нью-Йорке.

Другие троцкисты также совершили путь через Ат­лантику в западном направлении. Одна группа троцкис­тов сразу же приобрела значительное влияние в Мексике и написала Конституцию Керетаро для революционного правительства Каррансы в 1917 году, предоставив тем са­мым Мексике сомнительную честь иметь первое в мире правительство, которое приняло конституцию советского типа.

14

Как Троцкий, знавший только немецкий и русский языки, выжил в капиталистической Америке? Судя по его автобиографии "Моя жизнь", его «единственной про­фессией в Нью-Йорке была профессия революционера». Другими словами, Троцкий время от времени писал статьи для русского социалистического журнала "Новый мир", издававшегося в Нью-Йорке. Еще мы знаем, что в нью-йоркской квартире семьи Троцкого были холодильник и телефон; Троцкий писал, что иногда они ездили в автомобиле с шофером. Этот стиль жизни озадачивал двух маленьких сыновей Троцкого. Когда они вошли в кондитерскую, мальчики с волнением спросили мать:

«Почему не вошел шофер?»1

Этот шикарный образ жизни также противоречит доходам Троцкого, который признался, что в 1916 и 1917 годах получил только 310 долларов, и добавил: «Эти 310 долларов я распределил между пятью возвращавшимися в Россию эмигрантами». Однако Троцкий заплатил за первоклассную комнату в Испании, семья его проехала по Европе, в США они сняли превосходную квартиру в Нью-Йорке, внеся за нее плату за три месяца вперед, использовали автомобиль с шофером. И все это - на за­работок бедного революционера за несколько его статьей в русскоязычных изданиях, издававшихся небольшим тиражом - в парижской газете "Наше слово" и нью-йоркском журнале "Новый мир"!

Джозеф Недава оценивает доход Троцкого в 1917 го­ду в 12 долларов в неделю «и еще какие-то гонорары за лекции»2. Троцкий пробыл в Нью-Йорке в 1917 году три месяца, с января по март, так что его доход от "Нового мира" составил 144 доллара и, допустим, было еще 100 долларов гонораров за лекции - итого 244 доллара. Из них Троцкий смог отдать 310 долларов друзьям, платить за нью-йоркскую квартиру, обеспечивать семью - и отло­жить 10.000 долларов, которые забрали у него канадские власти в апреле 1917 года в Галифаксе. Троцкий заявля­ет, что те, кто говорит о наличии у него других источ-

1 Leon Trotsky. My Life.

2 Josef Nedava. Trotsky and the Jews.

15

ников дохода - «клеветники», распространяющие «глупые измышления» и «ложь»; но таких расходов Троцкий не мог делать, разве что он играл на ипподроме на Ямайке. Троцкий явно имел скрытый источник дохода.

Что это был за источник? Артур Уиллерт в своей книге "Дорога к безопасности" сообщает, что Троцкий за­рабатывал на жизнь электриком в студии "Фоке фильм". Ряд писателей упоминает другие места работы, но нет доказательств, что Троцкий получал деньги за иную ра­боту, кроме писания статей и выступлений.

Наше расследование может быть сосредоточено на бесспорном факте: когда Троцкий уехал из Нью-Йорка в Петроград в 1917 году, чтобы организовать большевицкую фазу революции, у него были с собой 10.000 долларов. В 1919 году Овермановский комитет Сената США расследо­вал вопрос большевицкой пропаганды и германских денег в США и в одном случае затронул источник этих 10.000 долларов Троцкого. Опрос в Овермановском комитете полковника Хербана, атташе чешской дипломатической миссии в Вашингтоне, дал следующее:

«Полковник Хербан: Троцкий, вероятно, взял деньги у Германии, но он будет отрицать это. Ленин бы не отрицал. Милюков доказал, что Троцкий получил 10.000 долларов от каких-то немцев, когда был в Америке. У Милюкова было доказательство, но тот отрицал это. Троцкий отрицал, хотя у Милюкова было доказательство.

Сенатор Оверман: Обвинение заключалось в том, что Троцкий получил 10.000 долларов здесь.

Полковник Хербан: Я не помню сколько, но я знаю, что проблема между ним и Милюковым заключалась в этом. Сенатор Оверман: Милюков доказал это, не так ли? Полковник Хербан: Да, сэр.

Сенатор Оверман: Знаете ли вы, где он их взял? Полковник Хербан: Я вспоминаю, что их было 10.000; но это не имеет значения. Я буду говорить об их пропаганде. Германское правительство знало Россию лучше, чем кто-либо, и оно знало, что с помощью этих людей оно сможет разру­шить русскую армию. (В 17:45 подкомитет прервал работу до следующего дня, среды, 19 февраля, до 10:30)»3.

16

Очень удивляет, что комитет прервал свою работу внезапно, до того, как источник денег Троцкого мог попасть в протокол Сената. Когда на следующий день слушание возобновилось, Овермановский комитет уже не интересовался Троцким и его 10.000 долларами. Позже мы рассмотрим доказательства, касающиеся поддержки финансовыми домами Нью-Йорка германской и револю­ционной деятельности в США; тогда и уточним источ­ники 10.000 долларов Троцкого.

Эти 10.000 долларов германского происхождения упоминаются и в официальной британской телеграмме военно-морским властям Галифакса, которые обратились с запросом о снятии с парохода "Кристианиафиорд" Троц­кого и его группы, направляющихся для участия в рево­люции (см. ниже). Мы также узнаем из отчета Британ­ского управления разведки4, что Григорий Вайнштейн, который в 1919 году станет видным деятелем Советского бюро в Нью-Йорке, собирал в Нью-Йорке деньги для Тро­цкого. Эти деньги поступали из Германии через герман­скую ежедневную газету "Фольксцайтунг", издававшуюся в Нью-Йорке, и ссужались они германским правитель­ством.

Хотя официально и сообщается, что деньги Троцкого были германскими, Троцкий активно занимался амери­канской политикой перед тем, как уехать из Нью-Йорка в Россию для участия в революции. 5 марта 1917 года американские газеты писали об увеличивающейся воз­можности войны с Германией; в тот же вечер Троцкий на заседании Социалистической партии округа Нью-Йорк Предложил резолюцию, «предписывающую социалистам поощрять забастовки и сопротивляться мобилизации в случае войны с Германией»5. В "Нью-Йорк тайме" Троц­кий был назван «высланным русским революционером». Йуис К. Фрайна, который вместе с Троцким предложил эту резолюцию, позже - под псевдонимом - написал лестную книгу о финансовой империи Моргана: "Дом



Размер файла: 1.76 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров