Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ЖИЗНЬ АЛЕКСАНДРЫ ФЕОДОРОВНЫ РОМАНОВОЙ, ПОСЛЕДНЕЙ ВСЕРОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ

     25 мая (6 июня) 1872 года в Дармштадте на юго-западе Германии у принцессы Алисы и принца Луи Гессен-Дармштадтского родилась будущая Императрица Александра Феодоровна Романова. Она была шестою из семерых братьев и сестер, а ее бабушка, королева Виктория, была царствующей королевой Англии. Будущую Императрицу в крещении нарекли именем Виктория Алекс Елена Луиза Беатриса; в семье ее звали Аликс, но чаще - "солнышко" за добрый и ласковый нрав.
     Строгие принципы нравственности и чистоты, которыми отличалась взрослая Аликс, она унаследовала от своей матери. Принцесса Алиса очень любила родную Англию и дала своим детям настоящее английское воспитание в духе простоты и милосердия. Одежда детей была скромна, тоже и пища: овсяная каша на завтрак, вареное мясо с картошкой на обед и "бесконечный ряд рисовых пудингов и печеных яблок". Спали на простых солдатских койках. Утром, по викторианскому обычаю, холодные ванны .
     Принцесса Алиса была замечательной матерью, но, помимо очевидной привязанности к своим семерым детям, она славилась как вдохновительница и добрый гений в работе многих социальных служб своей страны: помогала учреждать больницы, женские благотворительные организации, отделения Красного Креста и женские союзы. Зимой она часто брала детей в дармштадтские больницы и приюты, обучая их с раннего детства доставлять радость другим. Маленькая Аликс часто приносила в больницы цветы от своей матери.
     В то время как жизнь детей была полна смысла и полезных дел, им не возбранялись и веселые шумные игры. По мере того как они росли, Алиса лично следила за их воспитанием, изучая их характеры и направляя согласно индивидуальности каждого.
     С самого раннего детства Аликс мать видела в ней "милую, веселую маленькую девочку, всегда смеющуюся, с ямочкой на щеке". Та характерная застенчивость, с которой ей пришлось бороться всю жизнь, рано начала проявляться в ней.
     Дома Аликс была ласковая, нежная, с незнакомыми же застенчива, и очень страдала от этого. А когда осенью 1878 года умерла ее мать, эта робость стала еще сильнее. В тот год дифтерия буквально опустошила дворец - она поразила всю семью за исключением старшей сестры Аликс - Эллы. Алиса сама ухаживала за детьми. Целые ночи просиживала она у их кроваток, переходя от одной постели к другой. Несмотря на такой преданный уход, маленькая принцесса Мэй умерла в ноябре, а вслед за ней, через неделю, заболела и умерла сама Алиса.
     Позже Аликс скажет, что "это было безоблачное, счастливое детство, постоянный солнечный свет, а потом - огромная туча". Осиротевшая семья с трудом привыкала к новому образу жизни без любимой матери, и, вероятно, с этого времени Аликс стала смотреть на жизнь серьезно, рано познав ее драгоценную хрупкость.
     Сначала у Аликс была гувернантка, потом ее воспитанием занялась Анна Текстон, лично знавшая Гете, а затем Маргарет Джексон, высокообразованная и культурная англичанка, которую до конца жизни любили и почитали ученики. Маргарет не устраивало то чопорное формальное образование, которое в те времена считалось нормой, она старалась сформировать моральные качества у своих воспитанников, пробуждала в них интерес к интеллектуальным вопросам, горячо обсуждала с детьми политические и социальные темы текущих событий. Сплетни не разрешались, и Аликс со своими братьями и сестрами учились говорить отвлеченно.
     К пятнадцати годам Аликс уже хорошо знала историю, литературу, географию, искусство, естественные науки и математику. По мнению многих, она была блестящей пианисткой. Она знала немецкий, английский, французский, а круг ее чтения по истории и литературе был настолько классическим и серьезным, что "Потерянный рай" Мильтона, который она читала как внеклассное чтение, был назван одним из ее биографов "легким чтением". Аликс была очень привязана к мисс Джексон, и всю свою жизнь подписывала письма "к своей дорогой Мэгги" - "твоя любящая крошка королева N 3" - прозвище, которое Маргарет дала маленькой Аликс.
     Учеба перемежалась с долгожданными поездками в Англию к бабушке и кузенам. Королева Виктория любила внуков всем сердцем, и они отвечали ей пылкой привязанностью.
     Впервые Аликс увидела своего будущего супруга на свадьбе старшей сестры Эллы в 1884 году,- та выходила замуж за Великого князя Сергея Александровича, дядю Николая II. Навещая Эллу (Великую княгиню Елизавету Федоровну), она иногда встречалась с Наследником. В 1889 году Николай окончательно был влюблен в Александру, но о свадьбе еще не могло быть и речи. Ей 17, ему 21: считалось, что они слишком молоды. Родители Николая поначалу не очень одобрительно отнеслись к его выбору: им казалось, что с политической точки зрения он мог бы найти что-нибудь более подходящее, чем несовершеннолетняя немецкая принцесса. И, хотя Николай и Аликс переписывались и посылали друг другу маленькие подарки, они расстались почти на пять лет. Оба они, однако, считали, что эти пять лет упрочили их отношения. Сердце Аликс было занято только Николаем; что до него, то он твердо заявил своему отцу, что женится только на Александре.
     Сами они, однако, заговорили о свадьбе лишь весной 1894 года. Огромным препятствием для Аликс была необходимость принять другую веру. Для того, чтобы стать женой правящего Монарха России, ей надо было отказаться от лютеранства и принять Православие. Ее сестра, Великая княгиня Елизавета Феодоровна, поддерживала ее, и вот наступило время изучения и духовных поисков, что окончательно развеяло ее сомнения и привело к принятию Православия.
     Она - активная по натуре - очень усердно готовилась к браку. Эти приготовления не были ограничены выбором одежды и мебели. Они заключались прежде всего в изучении русского языка и Восточного Православного Учения. Священник и богослов о. Янишев, наставлявший ее в Православии, отмечал ее необыкновенно острый ум. Он говорил Великой княгине Елизавете Федоровне, что Принцесса задавала ему такие трудные, глубинные вопросы по богословию, которые он и от самих богословов не слышал, и он, по его собственным словам, "часто чувствовал себя загнанным в угол" и "только царапался как кошка", не находя ответа.
     Благословив, наконец, помолвку сына, отец Николая, Царь Александр III, серьезно заболел и не дожил до свадьбы. Аликс срочно вызвали из Дармштадта, она приехала, чтобы на правах будущего члена Семьи присутствовать у смертного одра Императора. Он умер 20 октября (1 ноября) 1894 года; около него при последнем вздохе были жена и его духовник, о. Иоанн Кронштадтский.
     Сразу после смерти Александра III Николай Александрович и Александра Феодоровна оказались втянутыми в водоворот событий: с одной стороны, их личное горе, с другой - давление Семьи по поводу устройства государственных дел. Под напором пяти братьев и министров кабинета Николай Александрович был вынужден принять на себя бремя правления Империей.
     По их обоюдному желанию и при поддержке родственников, Николай Александрович и Александра Феодоровна поженились менее чем через месяц после смерти Императора. Будучи еще в трауре, они не устраивали свадебных приемов и празднеств. Не было и свадебного путешествия; молодожены уехали жить к матери Николая Александровича в Аничков дворец, где им отвели шесть маленьких комнат. Сохранилось описание внешности Аликс в первые годы ее Царствования. Пишет ее подруга Анна Вырубова: "Никакая фотография не смогла бы отдать ей должное в полной мере, как не смогла бы передать цвет ее кожи, грациозность движений. Такая она была статная, хрупкая, прекрасно сложена, с изумительно белой шеей и плечами. Ее густые золотистые волосы были так длинны, что покрывали ее всю, если она распускала их. Цвет лица - как у ребенка, розовый, ровный. У Императрицы были огромные темносерые блестящие глаза. Позднее печали и тревоги придали ее глазам ту постоянную меланхоличность, которая стала привычкой. А в юности ее глаза сияли живым блеском, и потому в семье ее звали "солнышко". Так почти всегда звал ее и сам Император."
     В мае 1896 года в Успенском Соборе в Москве состоялась последняя коронация Императорской четы из непрерывной Династии Романовых. Николай и Аликс (отныне Александра, по имени, данном ей при крещении и воцерковлении в Православной Церкви) официально стали Императором и Императрицей России. Церемония состояла из Божественной литургии и обряда помазания на Царство. Служба длилась пять часов. После того, как Император произнес клятву, даваемую при коронации, он взял венец из рук архиепископа, и, по русскому обычаю, возложил его сначала на голову себе, а потом, снявши, возложил на голову Императрицы, что означало ее со-правление. Затем Александра Феодоровна сняла венец и надела ее на голову мужа, а на нее возложили меньший венец.
     Александра Феодоровна была глубоко тронута коронацией. Она писала позднее, что это была их вторая свадьба, свадьба с Россией. Она оставила позади все прошлое и теперь чувствовала себя перед Богом матерью всей России. Святость коронации и надежды, связанные с этим, были, однако, омрачены трагедией, которая была как бы предвестницей грядущих бед.
     За коронацией по традици следовали празднества для народа: на Ходынском поле у городских московских стен устанавливали огромные столы. Тысячи крестьян были приглашены на пышную праздничную трапезу как гости Императора, после чего обычно весь день танцевали и пели на лугу. Царь с Семьей должны были прибыть в полдень для участия в празднике. Ранним утром, еще до рассвета, на Ходынке собрались полмиллиона человек, и , хотя никто не помнит настоящей причины несчастья, люди начали теснить друг друга, продвигаясь вперед - возможно, кто-то пустил слух, что будут раздавать подарки, и на всех не хватит. Волнения толпы создали дикую панику, тысячи получили увечья, многих задавили насмерть. Полиция была бессильна перед таким скоплением людей.
     Николай Александрович и Александра Феодоровна были подавлены. Первое побуждение - отменить бал и уединиться в молитвах, но дядюшки Императора и министры настояли на своем: отмена бала нанесет обиду Франции, которая вложила в предстоящий бал столько средств и сил. России после десятков лет исторической вражды с Францией возрождающийся альянс был очень важен из политических интересов в Европе. Императору сказали, что отмена празднеств была бы с дипломатической точки зрения оскорблением, и что бал в честь коронации нужен для упрочения отношений государств. Николай Александрович неохотно согласился, но и сам он, и Александра Феодоровна, и вся Царская Семья провели целый день в московских больницах, навещая раненых. Государь распорядился, чтобы жертвы Ходынки были похоронены в отдельных гробах за его счет, а не в общей могиле. Он назначил персональные пенсии семьям погибших и покалеченных. Спустя некоторое время Николай Александрович рассказывал, как трудно было им сдерживаться на банкете, как часто приходилось прикладывать к глазам салфетки, чтобы спрятать набегавшие слезы.
     Александру Феодоровну очень беспокоила ее неопытность. В отличие от своей свекрови, чье вступление на Престол произошло через 14 лет после замужества, ей пришлось сразу стать Императрицей России. Все было новым для нее: традиции Семьи, народ, язык, а тут еще помехой застенчивость выше всякой меры. Но Александра Феодоровна была


Размер файла: 131.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров