Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ВЛИЯНИЕ УРБАНИЗАЦИИ НА ЯЗЫКОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЖИТЕЛЕЙ ПОЛИЭТНИЧЕСКОГО РЕГИОНА

Исследуя проблему социальной обусловленности языкового поведения в полиэтническом обществе, невозможно обойти вниманием такую важную детерминанту, как урабанизационный процесс. Известно, что города на протяжении всей своей истории играли весьма заметную роль в развитии этноязыковых контактов. В наше время, когда урбанизация  по своим масштабам и темпам обрела небывалый прежде размах, затронув практически все регионы и уголки земного шара, особенно важно учитывать значение непрерывно расширяющейся и изменяющейся городской среды как фактора, влияющего на языковое поведение представителей разных этносов.

Большинство отечественных социологов вслед за американским ученым Л. Уэртом [1], истолковывают урбанизацию как особый образ жизни, отличающийся от сельского типом общения, спецификой развития человека, семейных, соседских, этноязыковых отношений [2], формами организации производственной и непроизводственной деятельности [3]. В последние годы стали чаще появляться работы этнолингвистического характера, в которых исследуется проблема влияния урбанизации на языковые процессы [4], что является подтверждением актуальности и значимости избранной нами темы.

В данной статье рассматриваются социальная сущность, характер, особенности и формы урбаноязыковых интеракций как внутри основных этнических групп населения Татарстана – татар и русских, так и между этими сообществами. Социальный тип урбаноязыковых взаимодействий определяется при помощи веберовских идеальных типов социального действия и парсоновских образцовых переменных, различные сочетания которых образуют разные типы социальных связей.

Что представляет собой языковое поведение, выступающее объектом нашего анализа? Оно дифференцируется на такие виды, как: совершенствование грамматических форм, обогащение лексики и фразеологии родного языка; увеличение числа сред, сфер деятельности, в которых используется родной (и неродной) язык; количество и иерархия используемых для общения языков – моно- или билингвизм, диглоссия или недиглоссия; способность переходить с одного языка на другой («переключать языковой код»); отношение к носителям родного языка; отношение к дву- и более язычным; стремление к углубленному знанию родного языка; развитие потребности в изучении второго и более языков; реализация в практическом поведении основных функций родного и неродного языков. Для изучения влияния урбанизации на языковое поведение жителей Республики Татарстан проводилось конкретно-социологическое исследование. Выборочная совокупность составила 600 единиц. Пропорции внутри выборочной совокупности соответствуют поселенческой и этно-демографической структурам населения этого полиэтнического региона. Выборка имеет целевой и комбинированный характер, представлена гнездовым, пропорциональным и случайным типами отбора единиц опроса. Ошибка репрезентативности находится в границах 3,4%, что позволяет надеяться на достоверность и надежность результатов исследования. Ввиду возможных затруднений при ответах на достаточно сложные вопросы анкета была составлена на русском и на татарском языках.

Прежде чем перейти к анализу полученных нами социологических данных, касающихся взаимосвязи урбанизационного процесса и языкового поведения, подчеркнём, что эта взаимосвязь имеет место  действительно в полиэтнической среде. Примером этого может служить население г. Набережные Челны. По данным статистики, в 1998 г. русские составляли здесь 48%, татары – 40,8%, чуваши – 2,4%, украинцы – 2,3%, башкиры – 1,8%, марийцы – 0,8% [5]. Обратим внимание также на то, что предметом нашего анализа являются не только мнения горожан, но и суждения сельских жителей. Напомним в этой связи, что среди опрошенных нами людей 73,6% проживали в крупных и средних городах, 12,1% - в малых городских населенных пунктах (районных центрах) и 13,3% - в сельской местности. При этом имеющуюся разницу в ответах выделенных групп респондентов вполне правомерно, с нашей точки зрения, объяснить действием урбанизационного фактора. С целью получения более контрастной картинки вызываемых урбанизацией различий нами берутся мнения не всех горожан, а только тех из них, кто проживает в больших и средних городах.

Как показывают наши данные, объектами влияния урбанизационных процессов в первую очередь становятся ценностные ориентации и установки на определенный тип языкового поведения, в том числе на отношения к использованию двух, наиболее распространенных на территории республики языков – русского и татарского. Различия в этих установках между сельскими и городскими жителями с наибольшей силой проявляются при анализе ценностных ориентаций респондентов-татар. Ответы их показывают, что если в сознании горожан доминирует установка на знание своего родного языка (43,5%, для сравнения, на селе – 24,3%), то сельские жители склонны отдавать предпочтение изучению русского языка. 36,4% селян полагают, что татары должны знать русский язык, в то время как в городе таких людей меньше, всего 28,9%. С нашей точки зрения, эти цифры достаточно адекватно отражают сложившуюся на сегодняшний день реальную ситуацию. Известно, что татары-горожане в основной массе своей лучше знают русский язык, чем их деревенские соплеменники. Проживающие в сельской местности, как правило, не испытывают серьезных проблем со знанием татарского (их родного) языка. Этим обстоятельством в первую очередь и обусловлены соответствующие установки: городских татар – на овладение татарским языком, сельских – на более глубокое освоение русского языка.

Вместе с тем другие данные свидетельствуют, что отнюдь не село, а город способствует в большей степени распространению среди татар ориентации на преимущественное знание русского языка, подчас в ущерб татарскому. Так 19,7% городских респондентов считают, что знание татарского языка не имеет никакого смысла. Аналогичные суждения встречаются лишь у 7,2% опрошенных селян. Еще 16,4% горожан, подвергшихся обследованию, заявили, что им для решения их жизненных проблем достаточно знания русского языка, тогда как на селе таких респондентов оказалось гораздо меньше – 3,6%.

Насколько глубоко урбанистический фактор детерминирует ценностные ориентации языкового поведения людей, показывают ответы респондентов на вопрос о путях дальнейшего развития татарского языка. Так, татары-селяне полагают, что в будущем прогресс их родного языка будет связан прежде всего с реагированием на развитие науки и техники (45,7%), обогащением языка новыми словами (56,4%), насыщением речи элементами диалектов, в частности использованием словарного запаса языка сибирских, крымских татар, мишарей и кряшен. А татары-горожане связывают совершенствование татарского языка с такими факторами, как:  расширение сленга (31%), обогащение языка новыми словами  (27,2%), реагирование на развитие науки и техники (21,0%). Также сильнее у татар-горожан выражены ориентации на расширение заимствования из других языков, в первую очередь из арабского (14,4%), английского и других европейских языков (10,8%). Для сравнения: у татар-селян удельный вес этих ориентаций совсем незначителен ( по 3,3%). Зато последние в большей степени нацелены на заимствования из лексиконов близкородственных языков сибирских, крымских татар, мишарей и кряшен (19,0%).

На этом фоне довольно странными выглядят ответы респондентов на вопрос об их отношении к переходу  татарского алфавита на латинскую графику. Горожане, среди которых гораздо больше приверженцев заимствований из английского и других, основанных на латинице, языков, достаточно сдержанно отнеслись к возможности такого перехода. 46,0% их определили свою позицию как  отрицательную или в большей степени отрицательную, чем положительную, и только 9,2% - как положительную. Удивительнее всего то, что 36,1% констатировали, что им все равно. Между тем на селе при в целом отрицательном (43,4%) или нейтральном (15,7%) отношении вдруг обнаружилось достаточно много приверженцев идеи перевода татарского языка на латинскую графику (29,1%). Среди селян оказалось и гораздо больше радикалов, полагающих, что такой перевод вполне может быть осуществлен в течение одного года (8,3%). У горожан этот показатель составил всего 2,2%.

Анализ полученных данных показывает также, что урбанизированная среда снижает роль языкового фактора в ряде аспектов производственной деятельности. Так, к примеру, при формировании трудового коллектива горожане в значительно большей степени сориентированы на отбор кандидатов прежде всего на основании деловых качеств (68,1% против 49,3% у селян). Респонденты же из сельской местности в большей мере нацелены на отбор кандидатов по критерию знания-незнания их родного языка (11,7 % против 3,7% у горожан), причем в первую очередь из среды своих соплеменников (28,8% против 11,1%).

Весьма существенны различия в оценках городскими и сельскими респондентами тех или иных аспектов языкового поведения. Так, сельским респондентам наиболее значимыми представляются изучение языков (65,7%), чтение литературы (41,0%), просмотр телепередач и фильмов (37,9%). Опрошенным же горожанам – изучение языков (39,0%), контакты с иноязычными (35,9%), чтение литературы (31,0%). Кроме того, городские и сельские респонденты по-разному оценивают важность таких видов языкового поведения, как участие в национально-культурных мероприятиях (горожане – 23,7%, селяне – 10,0%) и общение на уровне родственных связей (соответственно - 24,2 и 8,8%).

Диагностика мотивов языкового поведения участников нашего опроса показала, что структуры внутренних стимулов расширения сферы такого поведения городских и сельских респондентов в целом не особенно сильно отличаются друг от друга. Так, высшие позиции в мотивационной иерархии как горожан, так и селян уверенно занимают мотивы увеличения возможности общения (54,3 и 65,5%), производственной необходимости (24,4 и 29,0%), пользы семьи (26,7 и 24,0%).

Различия связаны с более низкими по рейтингу внутренними пружинами активизации языковой деятельности. В частности, у горожан важными мотиваторами деятельности выступают общественная потребность (26,7%), интерес к языкам и языковым контактам (23,4%), привычка (15,7%). У жителей же сельской местности велик удельный вес таких мотивов, как стремление к реализации личностного потенциала (17,6%), общественная потребность (16,9%), интерес к языкам и языковым контактам (12,4%). Оценивая тип внутренних стимуляторов расширения  диапазона языкового поведения с точки зрения сконструированных нами идеальных типов, отметим следующее. Несмотря на некоторые незначительные различия в мотивационных структурах и у городских

Размер файла: 95 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров