Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

"ЭПОХА ТИМИШОАРЫ", или ВСЕ ДЕРЕВЯННЫЕ ДОМА ДОЛЖНЫ СГОРЕТЬ

Запад создал новый тип государства, главным средством господства которого — сначала над своими гражданами, а затем и в "сферах влияния" — стала манипуляция сознанием. Это называлось переходом к демократии и свободе — от тирании "старого режима", который опирался на открытое принуждение и насилие. Сформировалась и новая политическая философия, оправдывающая такой тип господства, и его инструмент — "четвертая власть", mass media. По мере развития как этой философии, так и инструмента на самом Западе зазвучали все более встревоженные голоса. Йохан Хейзинга говорил, что учение о государстве, которое манипулирует массами, — от Макиавелли и Гоббса до теоретиков нацизма — "открытая рана на теле нашей культуры, через которую входит разрушение". По его мнению, автономия государства от морали, подтвержденная сегодня философами неолиберализма, — величайшая опасность, угрожающая западной цивилизации [1]. За полвека до этого такую же тревогу за судьбу христианских цивилизаций в целом высказал Вл.Соловьев.

1.

Будучи главным инструментом господства буржуазного государства, современные медиа фактически превращены в мобильные частные предприятия, служащие для государства подрядчиком. Дело в том, что значительную часть репрессивных функций государство Нового времени стало вести руками "неформалов": оказывать на общество психологическое воздействие выгоднее посредством негосударственных служб, особенно в случае использования грязных методов пропаганды. Здесь, в частных телекомпаниях и редакциях, разрабатываются, испытываются, внедряются и используются в массовом масштабе технологии манипуляции. Во всех звеньях этой цепочки трудятся профессиональные специалисты, составляющие уже значительную часть культурного слоя современного общества. Это — "передовой отряд" интеллигенции, прежде других освоивший жизненный уклад и особую этику информационной цивилизации. Ф.Ницше писал о них еще в конце прошлого века: "Ничто не вызывает большего отвращения к так называемым интеллигентам, исповедующим "современные идеи", как отсутствие у них стыда, спокойная наглость взора и рук, с которой они все трогают, лижут и ощупывают".

С того времени корпорация работников средств массовой информации сделала гигантский шаг в сторону полного искоренения чувства стыда. Бесстыдство само стало особой технологией, которая обезоруживает "среднего" человека, делая его еще более беззащитным перед манипуляцией [2]. Сегодня мы, тесно связанные с Западом и призванные жить в "глобальной деревне", переживаем новый качественный сдвиг в устранении моральных ограничений к превращению нас как телезрителей и/или радиослушателей в манипулируемые создания.

Французский философ Ги Дебор определил тот новый тип существования людей, который сложился при взаимодействии современных политических и информационных технологий, как "общество спектакля". Философ покончил с собой, когда произошла "конвергенция" правящей верхушки Запада и верхушки советской номенклатуры, при которой "теневое мировое правительство устранило мощного оппонента в лице СССР".

Нынешнее же состояние мирового "общества спектакля" итальянский культуролог Дж.Агамбен предложил называть "эпохой Тимишоары" — по названию городка в Румынии, где был поставлен первый акт спектакля свержения Чаушеску.

Дж.Агамбен пишет о глобализации спектакля, т.е. объединении политических элит Запада и бывшего соцлагеря: "Тимишоара представляет кульминацию этого процесса, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее без ложного стыда и фиговых листков реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм даже не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвиц и поджог Рейхстага. Впервые в истории человечества недавно похороненные трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был бы легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой. И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина — чтобы всем стало ясно, что истинное отныне есть не более чем один из моментов в необходимом движении ложного. Таким образом, правда и ложь становятся неразличимыми, и спектакль легитимируется исключительно через спектакль. В этом смысле Тимишоара есть Аушвиц эпохи спектакля, и так же, как после Аушвица стало невозможно писать и думать, как раньше, после Тимишоары стало невозможно смотреть на телеэкран так же, как раньше".

Речь действительно идет о новом качестве, о пределе, за которым, возможно, кроется саморазрушение европейской культуры. Спектакль Тимишоары показал такую высокую эффективность новой технологии манипуляции, что политики уже не в состоянии преодолеть соблазн ее использования. Ведь на экранах весь мир видел, что перед телекамерами выкапывают не тела "расстрелянных КГБ" людей, а трупы со следами вскрытия — трупы, привезенные из моргов. Видели, но верили комментариям дикторов. Это был колоссальный психологический эксперимент над сотнями миллионов людей: при "хорошо" сделанных кадрах, вызывающих сильнейшую эмоциональную реакцию, ложь можно не маскировать — люди и так поверят манипулятору.

Удостоверившись в этом, сословие журналистов как бы поднялось над человечеством, приобретя статус существ "по ту сторону добра и зла". Каждая очередная ложь разоблачается с глумлением над зрителем и читателем — без слова упрека лжецам, не говоря уж о каком-то "суде чести", отставках или угрызениях совести. Во время войны в Персидском заливе ненависть к Ираку нагнетали душераздирающими кадрами: добровольцы из числа "зеленых" обмывают мылом бедных птиц, попавших в нефтяное пятно, разлитое жестокими иракцами. Вскоре было опубликовано сообщение, что это были кадры из репортажа, снятого на Аляске, где на скалы сел танкер, разливший 70 тыс. тонн нефти. То есть громогласно было заявлено, что ведущие телеканалы всего мира сознательно фальсифицировали информацию. И что? — А ничего. Ни слушаний в парламентах, ни обращений в суды, ни резолюции ООН. Это был еще один эксперимент.

В 1998 году по 14 ведущим странам мира с успехом прошел и собрал кучу премий (восемь только международных) английский документальный фильм "Стыковка" — о наркодельцах Колумбии и маршруте доставки героина в Лондон. Блестящая работа смелых журналистов. В логово наркобаронов в джунглях их везли с завязанными глазами, под дулами автоматов. Но логово это было оборудовано в отеле, а на роль страшного "барона" нанят пенсионер, бывший банковский служащий. Фильм, разоблачавший "угрозу цивилизации", снятый одной из ведущих телекомпаний, был фальсификацией

Размер файла: 35.22 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров