Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Только Одно Писание

 

Введение

С тех пор как я обратился из евангелических христиан в православную веру, я часто замечал, что среди людей, рожденных и воспитанных в православии, сам факт обращения протестанта вызывает удивление. И это вовсе не потому, что они сомневаются в правильности своей веры; просто им кажется невероятным, что всем известное протестантское упорство в собственных заблуждениях могло быть поколеблено.

        В конце концов я понял: большинство православных имеет весьма смутное и ограниченное представление о том, что такое протестантизм и каковы его корни. Таким образом, когда исконные православные спорят с протестантами, они, как привило, не понимают друг друга, даже несмотря на то, что часто употребляют одни и те же слова, — ибо говорят они на разных богословских языках, другими словами, у них нет общего богословского базиса, который позволил бы им обсуждать то, что их отличает друг от друга. Конечно, если принять во внимание, что в настоящее время существует более двух тысяч различных протестантских деноминаций, единственная общая черта которых состоит в том, что каждая из них претендует на исключительно правильное понимание Библии, то можно только посочувствовать тем, кто хочет в этом разобраться.

        Но несмотря на все препятствия, стоящие на их пути, у протестантов безусловно, все же есть надежда придти к Истине. С их тягой к богословскому знанию, к истинному богoпочитанию и подлинной древнехристианской вере, они фактически стучатся в двери нашей церкви. Конечно, для тех, кто к данной проблеме равнодушен, подобное заявление звучит странно. Их больше не удовлетворяет противоречивость и зыбкость религиозной жизни современной протестантской Америки; по прежде чем мы раскроем двери перед этими вопрошателями, мы должны соответствующим образом подготовиться. Поистине этим людям есть что спросить у православных! Многие из них — это протестантские служители или просто наиболее образованные в религиозных вопросах рядовые верующие. Это искренние искатели истины, но им придется многому учиться заново, и тогда им потребуется помощь со стороны достаточно теоретически подготовленных православных, хорошо представляющих себе как сущность протестантизма, так и то — что, пожалуй, еще важнее, — во что они веруют сами.

        По иронии судьбы, или, быть может, по промыслу Божьему, всплеск интереса к православию среди американцев протестантских вероисповеданий совпал по времени с беспрецедентным натиском на православное население России и других восточных стран со стороны чуть ли не всех существующих религиозных сект и группировок, ставший возможным благодаря падению железного занавеса. Впереди всех, наступая друг другу на пятки, выступают американские “евангелики” и “харизматики,” наперебой хвастающиеся друг перед другом тем, что сумели завоевать позиции даже среди безбожных русских. Таким образом, мы, православные, поставлены в настоящее время перед двойной, требующей безотлагательного решения, проблемой: с одной стороны, наш миссионерский долг — свидетельствовать о вере среди протестантов здесь на Западе; а с другой — мы должны серьезно бороться с распространением ересей среди православных как здесь, так и в традиционно православных странах. В любом случае мы должны срочно вооружиться необходимыми знаниями и пониманием стоящих перед нами задач.

        Быть может, наиболее обескураживающей чертой протестантизма, — которой протестанты обязаны своей репутацией несговорчивых упрямцев, — является его раздробленность на множество враждующих между собой сект и толков. Как у мимической гидры, количество его “голов” все время умножается, и хотя, безусловно, необходимы понимание и анализ всех протестантских сект, ключ к победе следует искать не здесь, для того чтобы понять верования каждой его ветви, требуется знание истории протестантизма вообще, тщательное исследование всех основных направлений в протестантском богословии и богопочитании, а также знакомство с современной многотомной протестантской литературой, позволяющей вникнуть в сущность новейших течений протестантской мысли и практики, таких как, например, либеральная или диалектическая теологии или “религия сердца.” Но даже овладев всеми имеющимися материалами, вы не можете надеяться на то, чтобы быть в курсе особенностей все новых и новых деноминации, возникающих чуть ли не ежедневно. Однако, при всех их различиях, у них имеется нечто общее, позволяющее подвести этот аморфный конгломерат из тысяч различных группировок под одну общую категорию: “протестант.”

        Все протестантские объединения веруют /о небольшими отличиями/, что правильно именно их понимание Библии, и хотя между ними существуют разногласия относительно того, что же говорит Св. Писание, все они, как правило, согласны в одном: толкование Библии должно осуществляться своими собственными силами, без привлечения церковного Предания. Если вы осознаете этот пункт их веры, в чем его ошибочность и каков должен быть правильный подход к Писанию, вы можете начинать дискуссию с протестантом любого направления. Коль скоро вы ухватите этот существенный момент, вам станет ясно, что даже такие деноминации как баптисты и свидетели Иеговы, на самом деле, не так уж отличаются друг от друга, как может показаться со стороны. Действительно, если вам когда-нибудь приходилось слышать, как спорят о Библии баптист со свидетелем Иеговы, вы могли заметить, что в конечном счете они просто перебрасываются цитатами из Писания. Если при этом они примерно одного интеллектуального уровня, никто из них не сможет одержать верх в споре, так как у них одинаковый подход и оба они не подвергают сомнению общую для них посылку в отношении Библии; ни один из них неспособен увидеть, что проблема как раз и заключается в ошибочности самого их подхода к Писанию. Здесь-то и кроется сердце многоголовой гидры ересей - проткните его, и тогда ее многочисленные головы безжизненно падут на землю.

 

Почему

только “одно Писание?”

Если мы хотим понять, что думают протестанты по этому поводу, мы должны сначала узнать, почему они веруют в то, во что веруют, действительно, если мы попытаемся поставить себя на место реформаторов — таких, например, как Мартин Лютер, — мы должны понять причины, заставившие их выдвинуть тезис, что только одно Писание является безошибочным источником христианского вероучения. Если учесть моральное разложение, царившее в Римской Церкви, порочные идеи, которые она выдвигала, и то извращенное понимание Предания, которое она защищала, и если еще принять во внимание тот факт, что Запад в течение нескольких столетий не имел сколько-нибудь значительного соприкосновения с православным наследием, с которым у него были общие корни, то трудно себе представить, как, находясь в подобных обстоятельствах, такой человек, как Лютер, мог бы отреагировать иначе, с тем чтобы получить лучшие результаты. Как мог Лютер обратиться к Преданию для борьбы с злоупотреблениями, когда это предание, как считали все на латинском Западе, воплощалось в том самом папстве, которое и было главным виновником злоупотреблений? Для Лютера это было предание, сбившееся с пути, и если он хотел преобразовать Церковь, то должен был, прежде всего поставить ее на твердое основание, обратившись к Священному Писанию. На самом деле, Лютер никогда не намеревался полностью отказаться от Предания, и он никогда не пользовался “только одним” Писанием. Но что он действительно попытался сделать — так это использовать Писание для того, чтобы избавиться от той части римского предания, которая подверглась порче. К сожалению его риторика оказалась сильнее его практики, и более радикальные реформаторы довели идею “только одного Писания” до полного абсурда.

 

Проблемы с учением

“Только одно Писание”

Это учение опирается на ряд ошибочных предпосылок.

        Предпосылка — это то, что мы изначально принимаем, обычно бессознательно, как нечто само собой разумеющееся. Если предпосылка правильная, тогда все в порядке; ложная же предпосылка неизбежно ведет к ложным выводам. Если человек, основываясь на ложных предпосылках, приходит к заведомо ошибочному результату, можно надеяться, что он задастся вопросом: в чем же состоит его исходная ошибка? Протестанты, желающие дать честную оценку текущему состоянию протестантского мира, должны себя спросить: если протестантизм и его основополагающее учение о Священном Писании как единственном заслуживающем доверия источнике исходят от Бога, то почему это привело к образованию более чем двух тысяч различных направлений, не могущих столковаться между собой по поводу того, каковы основные идеи, вытекающие из Писания, и что значит “быть христианином?” Почему, если достаточно одной только Библии и нет необходимости в Священном Писании, баптист, свидетель Иеговы, харизматик, методист заявляет о своей вере в Библию, но ни один из них не согласен с другим относительно того, что же она говорит? Очевидио что ситуация, в которой оказались протестанты, свидетельствует против них. К сожалению, большинство протестантов винят в таком печальном положении все что угодно, не желая видеть корень проблемы. Идея исключительного значения, для веры Священного Писания — астолько незыблема для протестантизма что подвергать ее сомнению равносильно для них отрицанию Бога. Но, как оказал Господь: “Всякое дерево доброе приносит плод добрый, а худое дерево приносит и плоды худые” (Мф. 7:17). Если мы будем судить о правильности принципа, утверждающего, что Священное Писание является единственным источником христианского вероучения, по его плодам, то нам ничего не останемся, как прийти к заключению, что это “дерево” должно быть срублено и брошено в огонь (Мф. 7:19).

 

Ложная Предпосылка 1

Библия — наивысший авторитет в вопросах веры, благочестия и богослужения.

 

Учит ли Писание, что оно самодостаточно?”

        Наиболее очевидная предпосылка, лежащая в основе учения о Писании как единственном источнике христианского вероучения, состоит в том, что Библия содержит в себе все, неообходимое для истинной веры, благочестивой жизни и правильного богопочитания. Для подтверждения этого положения чаще всего приводится следующее место из Нового Завета:

 

“Притом же ты с детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен” (2 Тим. 3:15-17).

 

Те, кто обычно использует эту цитату для защиты единственности Священного Писания как источника веры, утверждают, что здесь говорится о самодостаточности Писания, потому что “если Писание может сделать благочестивого человека... совершенным, то... для того чтобы достичь полноты совершенства, нет необходимости в Предании.”

        Что же, в самом деле, следует из приведенного новозаветного текста? Прежде всего спросим себя, что подразумевает апостол Павел, когда говорит о писаниях, которые Тимофей знал с Детства? Можно с уверенностью сказать, что Павел не имеет в виду Новый Завет, так как когда Тимофей был ребенком, новый Завет еще не был написан — фактически он не был завершен даже тогда, когда Павел писал это послание к Тимофею: еще не существовал во всей полноте тот новозаветный канон, каким мы его знаем сейчас. Очевидно, что здесь и во многих других ссылках на “писание,” встречающихся в Новом Завете, апостол Павел имеет в виду Ветхий Завет. Таким образом, если данный отрывок хотят использовать для установления границ боговдохновенных авторитетов, то нужно исключить не только Предание, но также и сам этот отрывок и вообще весь Новый Завет.

            Во-вторых, если Павел хотел здесь исключить предание как не имеющее пользы, то можно только удивиться, почему он в той же главе сам использует внебиблейское устное предание, имена Ианний и Иамврий не встречаются

Размер файла: 200.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров