Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

СТРАХИ И ТРЕВОГИ РОССИЯН: "ЗАПАДНИКИ" И "ТРАДИЦИОНАЛИСТЫ"

Последнее время в СМИ довольно часто появляются материалы, посвященные боязни катастроф, различным страхам, подхлестывающим массовое сознание, ставится и обсуждается вопрос “как выжить и сохранить национальную идентичность?” Данная тематика привлекает внимание не только социологов, но и политологов. Рассматривая “либеральный” и “государственнический” пути развития России, соответствующие идеологические платформы и психологические стереотипы, они приходят к выводу о том, что за различиями между сторонниками первых и вторых стоят различия в восприятии опасностей: “У державников превалирует страх потерять свое государство, потерять национальный суверенитет, страх превратиться в жителя колонии... Что же касается новых западников, то они, по большей части, являются рабами страха перед российской государственностью. Им кажется, что воссоздание сильной власти приведет к возрождению тоталитаризма, политического насилия и ксенофобии”[i] [1] .

В связи с этим интерес представляют материалы социологических исследований: в какой мере они подтверждают указанную позицию политологов, испытывает ли население устойчивое влияние угроз, так или иначе преподносимых различными идеологами. Для ответа на этот вопрос мы вторично проанализировали данные проведенных в 1999 г. массовых опросов и глубинных интервью с применением шкал субъективной оценки (проект “Катастрофическое сознание в современной России”) [2][ii]'. Репрезентативная выборка охватывала всю территорию страны (метарегионы: Москва и Санкт-Петербург, Север и Северо-Запад, Юг и Юго-Запад, Поволжье и Урал, Сибирь и Дальний Восток), ее объем составил 1007 респондентов.

Россиянам разного возраста и пола, имеющим различный социальный статус, уровень образования и проживающим в различных регионах России, было предложено ответить на 47 вопросов анкеты и выразить свое отношение к различным группам опасностей. Интенсивность страхов и тревог измерялась по шкале - от "меня это не беспокоит" до "это вызывает у меня постоянный страх". Опрошенным были заданы вопросы о причинах тревоги, о том, как намерен вести себя человек, если его опасения сбудутся: готов ли он противостоять, например, угрозам безработицы, загрязнению окружающей среды, преступности, способен ли сам позаботиться о поддержании нормального уровня жизни или же надеется на кого-то и т.д. Их просили также рассказать, какие политические и экономические преобразования представляются им наиболее целесообразными.

В рамках проекта исследовалось отношение респондентов к 43 различным опасностям. Какую бы форму представления данных мы ни избрали, полученное частотное распределение содержит “слишком много” деталей, не отвечая при этом на весьма важные для содержательного анализа вопросы о самых типичных значениях признака и диапазоне разброса отдельных наблюдений.

Индикатором, позволившим условно разделить опрошенных респондентов на две группы - “западников” и “традиционалистов” выступили следующие вопросы анкеты: 1. Какие политические партии, движения, образ мыслей вам более близки в настоящее время и какие вы решительно отвергаете? 2. Какой путь экономических преобразований представляется вам предпочтительным? К группе “западников” были отнесены россияне, считающие, что нельзя отбрасывать пройденный путь становления рынка и для страны предпочтительнее смешанная экономика, сочетание государственной и частной собственности, при дальнейшем укреплении частной собственности; придерживающиеся либеральных взглядов (курса на продолжение рыночных реформ, активное включение России в мировое сообщество, сотрудничество, иногда даже на невыгодных условиях с западными странами). Таких оказалось 440 чел.

К группе “традиционалистов” (около 500 чел.) были отнесены респонденты, убежденные в необходимости активного вмешательства государства в отношения между участниками экономического процесса, то есть выступающие за укрепление государственных контроля и собственности, усиление элементов централизованного планирования. Важным моментом для них является вопрос о возрождении страны как великой мировой державы и сохранение самобытности России. Иными словами, установки и ориентации этой группы воспроизводили пусть несколько модифицированные, но все же традиционные для советского человека схемы.

Первым шагом, предпринятым нами для уяснения того, что может скрываться за полученными данными, было укрупнение, объединение 43 опасностей в группы для сравнения, что позволило составить представление о структурных уровнях изучаемых объектов. Исходной точкой отсчета послужили типичные взгляды, широко распространенные, присущие относительно большому числу людей. Условием “достаточности” здесь, видимо, может служить способность исполнять функцию доминанты, образно выражаясь, способность “задавать тон” в соответствующей области социального пространства. Таким образом, категорию доминирующих в общественном мнении опасностей в данном исследовании составили те, в отношении которых тревогу испытывают 30-50% респондентов. Опасности, вызывавшие повышенную тревогу у менее чем 30%; были обозначены как фоновые. Опасности, которые вызывали сильную тревогу и постоянный страх у 2\3 (50-70%) опрошенных, обозначены как главенствующие. Опасности, в отношении которых 70-100% респондентов различного пола, возраста, уровня образования и социального статуса чувствуют себя незащищенными, в данной классификации идентифицированы как всеобщие.

Социально-демографические характеристики обеих групп респондентов выглядят следующим образом: 41,2% западников в возрасте до 40 лет, 29,3% старше 60 лет, среди традиционалистов - 39,3% старше 40 лет и 36,2% - моложе. Около четверти первых и пятая часть вторых имеют высшее образование, треть респондентов в обеих группах - среднее специальное. Что касается семейного положения: женаты/замужем - около 70% представителей обеих групп, однако при этом имеют детей 75,6% в прервой групее и 85,9% во второй.



[i] Российский проект: как выжить и сохранить национальную идентичность. // Независимая газета. 2001. 11.04. № 4. С.4-5.

[ii] Шубкин В.Н., Иванова В.А. Страхи на постсоветском пространстве // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1999. №3 (41).



Размер файла: 80 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров