Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (6)
(Методические материалы)

Значок файла Механическая очистка городских сточных вод: Метод. ука¬з./ Сост.: к.т.н., доц. А.М. Благоразумова: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Ново-кузнецк, 2003. - 29 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания к выполнению курсовой работы по дисциплине “Бухгалтерский управленческий учёт” / Сост.: Щеглова Л.П.: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 18с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование элементов, узлов и устройств цифровой. вычислительной техники: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, А.К. Мурышкин:СибГИУ.- Новокузнецк, 2004. - 19с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование вольт-амперных характеристик биполярных транзисторов: Метод. указ./ Сост.: О.А. Игнатенко, Е.В.Кошев: СибГИУ.- Новокузнецк, 2004.-11с., ил (4)
(Методические материалы)

Значок файла Знакомство со средой MatLab. Приемы программирования (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

ЭКОНОМИКА ЛЮБВИ: ФОРМИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ

Наверное, многим доводилось читать примерно такое объявление: "привлекательная девушка пригласит к себе состоятельного мужчину" или слышать, что какая-то женщина обходится своему кавалеру слишком дорого. Это так называемая экономика любви. А именно, та сфера взаимоотношения полов, где длительные или кратковременные сексуальные связи  имеют некое стоимостное выражение: находиться рядом с любимым человеком означает чем-то платить за это. И чем сильнее твое чувство, тем больше от тебя может потребоваться.

Такие отношения могут быть исчерпывающе описаны с позиций экономической антропологии, где люди выглядят как сугубо рациональные существа, действующие целенаправленно и эффективно. Все отношения человека экономического с другими такими же субъектами можно свести к одной универсальной операции - к отношениям обмена. В ситуации обмена индивиды с предельной ясностью отдают себе отчет в том, что они хотят получить и по какой цене. Средства реализации индивидуальных интересов ограничиваются предприимчивостью и расчетом. В этом, собственно, и состоит узость данной антропологии, не позволяющей учитывать ни иных намерений, ни иных мотивов, ни другое состояние сознания, наконец.

Социологическая точка зрения - более емкая в сравнении с экономической: экономическое действие, отмечает Ю.А. Левада, является одним из вариантов действия социального [1, с. 66]. Отношения между субъектами могут быть отнюдь не эквивалентны. И сумма общественно значимых благ, получаемых одним, отнюдь не всегда равна той, что получает его партнер. Любящий человек может совершать безрассудные поступки, не думая при этом о взаимности. Для такого рода поведения уместно применить понятие «дар». Для всех добуржуазных обществ дарение является фундаментальным общественным институтом, пронизывающим все стороны жизни людей: ритуалам вручения подарков придавалось огромное значение, отсутствие даров, их недостаточность переживались как оскорбление, подарками скреплялся брак, образовывалось родство между племенами, родами, семьями. Они придавали сторонам, обменявшимися дарами, духовную связь [2, с. 100].

Впрочем, поле взаимоотношений полов не исчерпывается оппозицией дар/обмен. В методологическом отношении своего рода исходными ориентирами являются культурные (нормативно-ценностные и символические) параметры [1, с. 89]. В нашем случае в роли такого параметра, контекста, выступит гендерное измерение, оппозиция маскулинности/феминности. Культурологически мужчина  отличается от женщины как определенная смысловая константа. Мужское несет на себе шлейф смыслов устойчивого, твердого, энергичного, проникающего, жесткого. Мужчина - это отсутствие уюта, это всадник, мчащийся куда-то по дороге. Очевидно, что все эти культурные смыслы вычитываются из приписываемых мужчине эротических характеристик, из наличия у него полового члена и специфики занятия любовью.

Женщина же - нечто мягкое, обволакивающее, всегда уступающее мужскому напору, подчиняющееся. В противоположность мужчине, женщина оказывается источником уюта, обустройства жилья, приумножения хозяйства. Она все время "накапливает", собирает, в то время как мужчина преимущественно "использует", расточает.

Нет нужды говорить, что все эти характеристики находятся в соответствии с  принятым маскулинным взглядом на вещи: с тем, что мужчине как культурной константе всегда якобы принадлежит первенство во взаимоотношениях с женщиной.

Если противопоставить "обмен" - "дару" и "маскулинное (использование)" "феминному(накопление)", то получится некое поле оппозиций с соответствующими доминантами. Взаимное отношение доминант позволяет выделить четыре типа "экономик любви" (рисунок). В рамках этих экономик исторически формировались соответствующие гендерные стереотипы.

 

Военная экономика

         Постепенно в архаических обществах выделилась военная свита вождя, дружина. Воины, входящие в дружину, не пашут, не сеют, - они непрерывно совершенствуются в военных искусствах. Возникают новые ценности - война, военная доблесть, верность старшему, святость отношений "братьев по оружию", братьев по крови.

Что же касается любви, то она, как правило, воспринималась  как нечто недостойное воина. Женщина с точки зрения военных в лучшем случае могла служить продолжению рода. Такое отношение к женщине сохранялось на протяжении тысячелетий. У Гоголя в повести "Тарас Бульба" мы находим примечательные слова, посвященные жене полковника Бульбы:

"В самом деле, она была жалка, как всякая женщина того удалого века. Она миг только жила любовью, только в первую горячку страсти, в первую горячку юности, - и уже суровый прельститель ее покидал ее для сабли, для товарищей, для бражничества. Она видела мужа в год два-три дня, и потом несколько лет о нем не бывало слуху. Да и когда виделась с ним, когда они жили вместе, что за жизнь ее была? Она терпела оскорбления, даже побои; она видела из милости только оказываемые ласки, она была какое-то странное существо в этом сборище безжизненных рыцарей, на которых Запорожье набрасывало суровый колорит свой. Молодость без наслаждения мелькнула перед ней, и ее прекрасные свежие щеки и перси без лобзаний отцвели и покрылись преждевременными морщинами. Вся любовь, все чувства, все, что есть нежного и страстного в женщине, все обратилось у ней в одно материнское чувство. Она с жаром, с страстью, с слезами, как степная чайка, вилась над детьми своими" [3, с. 53-54].

Однако ласки, оказываемые воинами женщинам, не сводились только к редким встречам с женой (если таковая была). В походах завоевателям доставались в виде добычи не только злато, серебро и оружие, но и жены побежденных. Так, хронисты указывали на "постыдное пристрастие" скандинавских берсеркров к оргиям [4, с. 114]. Победители любили плененных женщин с тем же чувством, с каким любят податливое, остывшее, недвижимое тело.

Хотя значимость отношений с представительницами другого пола в военных сообществах была ничтожно мала, сами женщины могли цениться очень высоко. Красивых полонянок преподносили в дар наряду с оружием, коврами, драгоценностями. Этот дар, однако, не предназначался у воинов для накопления. Женщинами наслаждались, но довольно короткое время. Затем они могли участвовать в процессе обмена и кочевать от одного хозяина к другому.

 

Экономика богатства

         Когда жизнь начала стабилизироваться и широко распространился оседлый, аграрный способ ведения хозяйства, военная экономика пришла в упадок, развиваясь исключительно в ситуациях конфликта, острого соприкосновения культур, цивилизаций, как это мы видели на примере запорожских казаков.

         Отличительными чертами средневековья были замкнутость, ограниченность, как в пространственном отношении, так и с точки зрения ресурсов. Средневековая экономика была внутренне разобщена: самодостаточные хозяйственные мирки, как правило, небольшие, существовали среди пустынного пространства лесов и равнин [5, c. 16]. Оседая на земле, прикрепляясь к сеньору, военное сословие встает перед необходимостью самоидентификации, средством чего становится факт обладания богатством.

В европейской жизни обозначился новый исторический и юридический факт - привязанность бывшего варвара к своей земельной собственности. Узаконилось наследственное владение землей. Собственность стала продолжением независимости, богатство - квинтэссенцией собственности.

Как отмечал Т. Веблен, появление собственности сопровождалось возникновением праздного класса [6, с. 73], класса нетрудящихся, показывающих и утверждающих свой высокий социальный статус, пребывая в демонстративной праздности и осуществляя показное потребление. Демонстративная праздность выражалась в отказе от всякой деятельности, кроме престижной, к которой относились военные походы и осуществление власти. Избыточное потребление выступало механизмом социальной сублимации. Воинская доблесть, сила и благородство являли себя в богатстве и расточительстве.

Происходит "постепенное учреждение новой аристократия", пишет французский историк Л. Февр, "которая получит собственный общественный статус, которая уже отличалась особенным образом жизни, где не было места какому бы то ни было прямому участию в деятельности экономической (имеется в виду работа с целью заработка или барыша)" [7, с. 153].



Размер файла: 96 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров