Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ПОЯВЛЕНИЕ В ПОЛЬШЕ МЕРИТОКРАТИИ

Cоциальную стратификацию отличает преемственность во времени. Ее контуры и механизмы в целом известны, что позволяет подробно их анализировать при возникновении особых обстоятельств. Первые симптомы значительных перемен проявились в начале 90-х, во время, которое М. Циолковский [44] назвал "медовым месяцем" перехода к рыночному обществу. Стало быстро расти неравенство доходов. Затем перемены оказались еще сложнее. Анализ показывает важные формы, по-видимому, выражения логики рыночной экономики. Я попытаюсь подтвердить это, проведя кросс-временной анализ данных за 1982-99 г.

Первый аспект перемен касается межпоколенной мобильности. По распространенному и обоснованному мнению уровень межпоколенных переходов – наиболее синтетичная черта открытости социальной структуры. Трудно что-то добавить к теоретическому обоснованию этого тезиса Сорокиным и Парето. Согласно классикам, настоящие социальные перевороты вызываются расколом старых политических элит – их замещают представители новой власти. Смена политических элит посткоммунистической Польши – эмпирический факт, подтвержденный результатами исследований [17, 41]. Я пытаюсь ответить на более общий вопрос, ли легче детям рабочих и крестьян при новом капиталистическом строе попасть на самые высокие профессиональные позиции, занятые интеллигенцией, или путь наверх был более открытым при коммунистах, оправдывавших его наличие эгалитарной идеологией?

Вторая гипотеза представляется более реалистичной. Реформы, начатые с конца 1940-х коммунистическими властями, породила коллективную восходящую социальную мобильность рабочих и крестьян. Беспрецедентный размах трансформаций социальной структуры трудно повторить. Результаты кросс-национальных сопоставлений коммунистической Польши с капиталистическими странами Запада показали, что в 1970-е годы социальное происхождение слабее влияло на профессиональную позицию индивидов в Польше, чем в Австрии, Японии или США [см.: 28, 34, 35]. Конечно, авторитаризм коммунистического режима породил большие ожидания равенства возможностей, которые массы связывали со свободным рынком и политической демократией. И эти ожидания, в плане открытия социальных барьеров, приходилось сдерживать.

Предположительно следовало ждать более заметного снижения влияния социального происхождения на образовательные возможности. Хорошо известно, что – в среднем - во всех странах люди со временем становятся все образованнее. По данным компаративных исследований, образовательные неравенства оказались во времени очень устойчивы к переменам [38]. Однако можно полагать, что перед лицом системных трансформаций такие аксиомы менее значимы. Я пытаюсь ответить на этот вопрос применительно к Польше во второй части работы.

Третий вопрос исследования, - воздействие образования на профессиональный статус. Мы не знаем, как эта корреляция вела себя последние годы. Командная экономика пыталась установить прямую связь образованием и рынком труда, что вело к относительно высокой корреляции между годами учебы и профессиональным статусом в Польше [30, 34]. Тем не менее, рациональность капиталистического рынка также может создать сильную связь образования и профессионального положения. Нужно изучить, уменьшается ли во время перехода к рыночной экономике "распределительная" сила образования, остается неизменной, или растет?

Лучше исследовано распределение доходов. Уже в начале 1990-х было показано, что образование делается более сильной детерминантой личных доходов в сравнении с относительно малой силой при коммунистах. Общее воздействие образования на доходы сохранилось в последующие годы, университетский диплом становился все более престижным [10]. Рост зависимости денежных поступлений от высшего образования - самый приметный символ смены систем. Механизмы распределения четко реагировали на становление капиталистической экономики.

Что это значит для социологии? Рисунок на обложке первого издания книги "Приход постиндустриального общества" Д. Белла изображал стену с надписью мелом "Знание правит. Окей", - лозунг общества, где властвуют мастерство и знания (меритократия). Согласно меритократической идеологии людей вознаграждают по их заслугам, а меритократические правила распределения оптимизируют использование способностей, мотивируют эффективный труд и отвечают ожиданиям людьми "справедливого" вознаграждения, содействуя снятию социальных напряжений и конфликтов.

Подчеркну, что в 1982 г. чистые ассигнования на университеты Польши были на 14% выше средних показателей по стране. В 1992 они поднялись до 36%, и, как я это покажу на самых свежих данных, сила этой связи сохранилась во второй половине 1990-х гг. Читатель ознакомится с деталями этого процесса, столь удивительного линейным ростом во времени. Добавлю, что в 90-е годы роль образования росла независимо от пола, возраста, сектора экономики. Обе тенденции, видимо, отражают реальные прорывы в воздействии "человеческого" и "организационного" капитала на дифференциацию доходов.

Как можно ожидать, меритократия улучшает экономическое положение менеджеров и специалистов. Я покажу, что такой поворот действительно произошел. Эти две категории, аналог которых в Польше – интеллигенция, поднялись в иерархии доходов в первой половине 1990-х и сохранили высокое положение до 1999 г. Странно, но хозяева фирм, испытав взлеты и падения, оказались в известной мере в худшем положении. В целом, на первом этапе появления рыночного общества "экономический" капитал уступил путь капиталу специального знания и экспертности профессионалов.

Решающий вывод таков – по данным социологии люди готовы мириться с неравенствами, которые считают справедливыми. Они скорее одобрят краеугольный камень западного либерализма – равные возможности и меритократия. Общество стало более экономически стратифицированным и меритократичным. Но выравнивания возможностей в 1990-е гг. не случилось.

 

Перемены в профессиональной структуре, 1987-1999

Наследование социальной позиции - важнейшее звено воспроизводства системы стратификации. Сыновья рабочих скорее заканчивают среднюю профессиональную школу и становятся рабочими. Фермы передаются сыновьям крестьян. Интеллигенция передает детям культурный и интеллектуальный капитал. Механизмы такого рода закрепляют социальную дистанцию. Подорвать межпоколенную передачу социального статуса могут перемены в структуре профессий. Быстрое развитие частного сектора и услуг в 1990-е гг. привело к появлению новых профессиональных ролей: вырос "банк" позиций, которые нужно заполнить амбициозными и подготовленными индивидами. Их надо сосчитать, прежде чем анализировать модели динамики мобильности (тaблица 1) а.



а В конце статьи приведены комментарии автора к аппарату таблиц



Размер файла: 169 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров