Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТОВ ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ -

Что такое «институционализация теневой экономики»?

Общепризнанный количественный рост теневой экономики в России[i] сопровождается качественными изменениями в системе социально-экономических отношенийвнутри которой этот рост происходит. По нашему мнению, с середины 80-х годов, и особенно в течение последнего

 десятилетия, внутри теневой экономики, как и в её положении в обществе, произошло качественное изменение - произошла ее институционализация. Несмотря наПри большоем количествое публикаций, посвященных масштабам и причинам теневой экономики, ее институты практически не изучались.

Цель данной статьи – охарактеризовать процессыа институционализации теневой экономики и описать некоторые ее важнейшие институты.

Институционализация теневой экономики - это закрепление теневого экономического поведения (например, «обналичивания» денег, теневого вывоза капитала) в те или иные организационно устойчивые формы, признаваемые всеми участниками данной деятельности и транслируемые следующим поколениям занятых ею субъектов.

Из этого Если принять это определенияе, то ясно, что пройдя стадию институционализации, теневая экономика претерпевает качественные изменения: из хаотических и случайных, никак не оформленных взаимодействий экономических субъектов, поведение которых не ограничено какими-либо жесткими правилами, она превращается в структурированную и самовоспроизводящуюся социальную систему, которая не только скрыта от прямого государственного контроля и наблюдения, но и имеет внутреннюю организациюована внутри себя.

О Показателями такомго превращениия, на наш взгляд, свидетельствует является появление в системе неформальных взаимодействий следующих стабильных характеристик. Во-первых - тех или иных привычных для субъектов экономических ролей, привычных для субъектов и носящих теневой характер (например, «рэкетир»). Во-вторых - сложившихся норм «теневого поведения» (например, такой нормы, как «обналичивание» финансов под фиктивные контракты). В-третьих - устойчивых видов теневых экономических взаимоотношений между определенными субъектами (например, «прикрытие бизнеса» определенных предпринимателейбизнесменов сотрудниками силовых ведомств). И, в-четвертых - новых типов организаций, внутри которых и с помощью которых осуществляется теневое поведение субъектов (например, специальные фонды, которые опосредуют отношения бизнесменов и сотрудников силовых ведомств; специальные фирмы, специализирующиеся на «обналичивании»).

Взаимосвязи между этими четырьмя элементами образуют особый мир – мир теневой экономики, которая за период перехода России к рынку превратилась в новый институт в системе экономических институтов России.

Процесс институционализации теневой экономики, как и все иные процессы,  имеет свою этапность. На начальных стадиях зарождения и распространения, «тени» возникали в экономике вне каких-либо институтов: особые нормы поведения, системы взаимодействий и организации, связанные с теневой деятельностью, отсутствовали. На этом этапе, который в России протекал с середины 80-х и до начала 90-х годов, соответствующие субъекты находились в процессе поиска таких норм поведения и таких видов взаимодействий, которые могли бы стать наилучшей средой для их теневой активности. В стране происходило накопление  новых, теневых норм и теневых организаций. Происходил отбор таких из них, которые создавали наилучшие условия для теневой деятельности. В результате накопления и отбора таких форм, некоторые их виды отмерли, другие же, наоборот, широко распространились и приобрели устойчивость, «вошли в культуру» теневых отношений. Конкретный пример этого процессапроцесса: во второй половине 80-х годов теневая деятельность развивалась при комитетах комсомола, в рамках так называемых центров НТТМ (центров научно-технического творчества молодежи). В них начинали свою деятельность многие из ныне действующих крупных российских бизнесменов. Их деятельность во многом состояла в «перекачивании» ресурсов государственных предприятий в частные руки, т.о е.сть - в теневой приватизации. Хотя вк настоящеему времяени нет осталось ни комсомола, ни центров НТТМ, и российское общество уже их уже забыло, но некоторые, возникшие в то времят период  внутри центровм НТТМ  способы теневого поведения, вошли в «культуру теневой экономики». Другой пример - фирмы, специализирующиеся на «обналичивании» денег, которые начали распространяться с  начала 90-х годов. В тот период они широко рекламировали свою деятельность в легальной прессе, брали высокий процент за услуги (до 15% от суммы «обналичиваемых» средств). Но на этом этапе их теневая активность еще не облекалась в устойчивые формы, она лишь складывалась. Происходил поиск способов налаживания контактов и деловых связей, которые были еще нестабильными, часто прерывались. Не было твердыхстабильных цен на теневые услуги, они (цены) сильно варьировались. Скажем, плата за «обналичивание» одной и той же суммы могла быть и 5%, и 15%. И только позднее, во второй половине 90-х годов, обретя адекватные ей  организационные формы, эта теневая активность стала превращаться в особый социальный институт.

Аналогичныей процессы происходили со всеми новыми видами теневого поведения, которые порождал российский рынок. К настоящему моменту Мможно говорить, что к настоящему моменту теневая активность в России приобрела устойчивость и системность, т.о е.сть что она воплотилась в адекватные ей организационно культурные формы. Более того - она вытеснила (частично или полностью) некоторые мешающие ей открытые экономические институты, сосуществуя с рядом ними, оказывая на них определенное влияние.

Если вернуться к вышеприведенному примеру с «обналичиванием», то показателем институционализации этой теневой деятельности сталявился момент, когда большинство бизнесменов установили с подобнымиэтими фирмами стабильные связи, когда объявления из легальнойоткрытой прессы исчезли, отношения стали стабильными и многолетними, цена упала до 2-5% от суммы сделки. Как отмечают исследователи, к 1996 г. рынок «обналичивания» сложился и стабилизировался, и далее, вплоть до настоящего момента, принципиальных изменений на этом рынке не происходило [1, с. 182]. В нашей терминологии это означает, что процесс институционализации этого видай  теневой деятельности завершился. 



[i] По данным МВД РФ в 1990-1991 гг. в теневом секторе производилось 10-11% валового внутреннего продукта, 1993 г. - 27%, в 1994 г. - 39%, в 1995 г. - 45%, в 1996 г. - 46%, а в настоящее время - примерно половина всего ВВП. Это значит, что теневая экономика в России находится на среднем уровне для развивающихся стран, примерно в 2 раза превосходит другие страны с переходной экономикой, и более чем в 3 раза - страны OECD. См. о масштабах теневой экономики в развитых, развивающихся и странах с переходной экономикой: [6] D.Enste, F.Schneider. Increasing Shadow Economies All Over the World - Fiction or Reality? A Survey of the Global Evidence of their Size and of their Impact from 1970 to 1995, Bonn, The Institute for the Study of Labor. Discussion Paper No 26, December 1998. По данным авторов этого исследования в странах OECD в середине 90-х годов теневая экономика составляла около 15%, в странах с переходной экономики - примерно четверть, а в развивающихся странах - приблизительно 40-50%. Тем не менее, по ее масштабам она не превосходит все страны с переходной экономикой. Скажем, на Украине, по данным исследований, доля теневой экономики в целом выше, чем в России. См., например: [7, р. 3.], где приведены данные, что доля неучтенного производства в России составляла в 1997 году на малых предприятиях 29% и 41% на Украине. Кстати, на Украине также имеет место процесс институционализации теневой экономики: [8].



Размер файла: 111.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров