Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

УСТЬ-КАМЕНОГОРСК - ПРАВО НА СПАСЕНИЕ


     18.00. Аварийно-спасательный отряд в сборе, подана по телефону заявка в
Обком  партии  на вылет в район землетрясения. Уточняем детали снаряжения  и
жизнеобеспечения. Ответа на заявку нет.
     Мы  узнали об Армянском землетрясении по телевизору. В то время не было
принято  извещать народ о стихийных бедствиях и  катастрофах на нашей земле.
Нам  сообщали  о  наводнениях в  Латинской  Америке  и цунами  в  Японии,  о
землетрясении в Мексике и извержениях вулканов в Новой Зеландии. Но на нашей
одной шестой части суши все было "прекрасно". Ничего не случалось. Не падали
самолеты, не сходили с рельсов поезда, не взрывались заводы.  И уж тем более
- не  было  катастрофических  землетрясений. Нам,  народу,  не положено было
знать  об  этом.  Так же  как  и  о  войнах,  которые  по  всему свету  вели
ограниченные контингенты наших доблестных советских войск.
     Но Армянская катастрофа взорвала привычный устоявшийся покой. Ее нельзя
было скрыть. И мы узнали.
     И   тогда  в  моей  маленькой  квартире   мы  собрались  перед  экраном
телевизора,  откуда   почерневшие  от   горя   люди  взывали  о   помощи,  о
необходимости  привлечения  к  работам  квалифицированных  специалистов  для
спасательных  работ в завалах  разрушенных  городов  -  и  мы поверили,  что
действительно нужны. Мы  немедленно заявили о своей  готовности, бросив все,
вылететь в район землетрясения.
     Кто  мы  были  такие?  Усть-Каменогорский  клуб  спелеологов  "Сумган".
Любители  подземных путешествий,  спортсмены и  путешественники,  имеющие за
плечами немалый  опыт проведения подземных экспедиций. И главное  - солидный
опыт именно спасательных работ  в условиях очень близких к тем,  которые нас
ожидали.
     Но это  фактически.  А  формально -  мы не были ни кем.  Так -  горстка
чудаков,  чья квалификация почти  никак  - если  не  считать  малоуважаемого
спортивно-туристского  плана  -  не  была зафиксирована,  не  была  признана
системой. Напротив  - весь наш опыт шел  вразрез ее  установкам,  прививашей
людям   отношение   к  нашей  работе,   как   к  виду  отдыха,  развлечению,
времяпрепровождению сомнительного порядка. Потому что все, что мы делали, мы
делали в свободное от работы  время,  за свои деньги и в ущерб  собственному
здоровью и благополучию.
     И вдруг  - мы оказались нужны кому-то еще,  кроме подобных нам! Об этом
говорил  премьер-министр  СССР  Рыжков,  обращая  к  каждому   из  нас  свое
озабоченное со следами  страдания лицо. И президент СССР Горбачев смотрел на
нас с экранов наших  телевизоров. "Вы нужны нам!" -  кричали почерневшие  от
горя люди.
     Мы знали по опыту - в таких случаях все решает время. Количество шансов
выжить уменьшается в квадратичной зависимости от допущенной проволочки.
     Землетрясение произошло 8 декабря. Через сутки мы были готовы  к вылету
- снаряженные за свой счет.
     "Шикарный  вид  из  окна  приемной  Облисполкома!"  -  записано в  моем
дневнике  первой  фразой.  Именно с  созерцания этих  видов, а  также много-
численных  с  трудом  приоткрывающихся  дверей  и  галстуков,   занавешенных
пиджаками, начинался наш путь в Армению.
     Об этом участке пути  не знает никто из наших ребят-спасателей  -  мне,
как командиру и зачинщику, пришлось пройти его водиночку.
     "Сидим на мешках  и пытаемся  улететь в Армению"  - это вторая фраза. И
больше  ничего за  три последующих дня! 9-10-11  декабря - самые важные  дни
землетрясения, которые парни провели в состоянии готовности, а я в скачках и
обивании порогов областных властей.
     Может быть, с той  поры у меня стойкая аллергия к галстукам, пиджакам и
другим атрибутам административно-бюрократической униформы.


12 декабря.
     -----------
     Наконец,  Восточно-Казахстанский областной  штаб помощи  Армении  издал
постановление  об  отправке   нашего   отряда  в  район  бедствий.   Но   на
постановлении не улетишь - вот пролететь можно!
     Все очень  сложно и путанно. Никто ничего толком не  знает. Когда будет
транспортный самолет? Возьмут ли нас?
     У нас  куча  груза в  500-600  килограммов. Масса  консервов,  отличная
аптека.  Снаряжение  в  норме - плохо с упаковкой  и  рюкзаками. Народ  явно
подутерял   походно-экспедиционную   форму   -   почти   у   всех  пижонские
туристические и альпинистские рюкзаки - станков, а тем более станков-тележек
нет ни у кого. А как таскать груз?
     Постепенно начинает казаться, что мы никогда не улетим.

     А что же такое счастье?
     Задача весьма проста.
     Лишь ветер под плоскостями,
     Наш рейс: Казахстан - Спитак...

     Уже  12  декабря -  трое  суток  в  бесплотных ожиданиях!  Сколько  мне
пришлось побегать по всем мыслимым инстанциям за эти три дня... До этой поры
я     не     представлял    всей     инертности     нашей    бюрократической
партийно-государственной  машины.  Трое  суток я осаждал кабинеты, твердя  о
готовности нашего, пусть небольшого, но боеспособного  отряда. И  всюду меня
уверяли, что все поняли, что все идет нормально - не надо беспокоиться, надо
ждать. Мы ждали, ежедневно собираясь у телевизора и черенея от уведенного.
     Через полтора суток  от  начала ожидания я  понял,  что  самому  мне не
пробить эту стену показной деятельности и полнейшего равнодушия. А главное -
растерянности  властей. Им, привыкшим  загребать  жар чужими  руками,  вдруг
пришлось принимать решения оперативно, и во многом самостоятельно.
     В борьбе  с  системой возможны только два пути -  действовать наперекор
ей, без надежды на успех, но в надежде сокрушить саму систему, или  - играть
по ее правилам.
     Разрушить систему под  силу разве что глобальным  подвижкам в обществе.
Нам оставался только второй путь.
     И  тогда  я  прибег  к  протекции.  Спасибо  моему   тестю  -  Григорию
Григорьевичу  Флейтлиху, занимавшему  в  то  время не последнюю  должность в
администрации города - его вмешательство не прошло бесследно. Меня, наконец,
заметили.
     Но еще  полтора дня ожидания понадобилось нам, чтобы, наконец, получить
постановление, фактически - разрешение на вылет в район.
     А в это время в Армении продолжали гибнуть в завалах люди.
     И на этом не кончилось.

13 декаюря.
     -----------
     Которые сутки отряд в полном сборе и готовности.
     С  экрана  телефизора смотрит  на нас беда: "Нужны  специальные  отряды
спасателей, нужны спелеологи, нужны..."
     А у нас главный вопрос - кто будет платить за нашу отправку, которая до
сих   пор   проблематична.    Парадокс.   Наиболее   подготовленный    отряд
спасателей-спелеологов  состоит  из  людей  -  работников  разных  ведомств.
Аэрофлоту же нужны деньги за билеты - стихийные бедствия не в счет.
     Деньги!  Мы снова не  вписывались  в систему. Мы не были подразделением
гражданской обороны, в который раз уже расписавшейся в собственном бессилии.
Не  работали мы и  на одном из крупных промышленных предприятий, на  которое
можно было  бы возложить наше финансирование. А заставить  нас заплатить  за
перелет из собственных карманов нас все-таки не решались.
     Они думали. Мы сидели в городе. А в Армении гибли люди.
     Вспоминаю  случай,  рассказанный  мне  на  Кавказе  моим  товарищем  по
подземным путешествиям башкирским спасателем Виктором Ануфриевым.
     Их отряд  подняли по тревоге - на скалы  поднялись двое молодых людей и
не смогли спуститься вниз. И вверх уже не могли подниматься.
     Спасатели прибыли вовремя - никто из юных скалолазов еще не упал.
     Одновременно  со  спасателями  прибыл   руководитель  местного  райкома
партии,  назовем  его Иванов, - раньше все дела решались не иначе, как через
партийное  руководство.  Очень раздосадованный тем, что в выходной день  его
оторвали от привычного отдыха, начальник негодовал.
     "Вот паразиты! -  кричал райкомовец.  - Надо  их так  и  оставить, куда
залезли. Парочка  разобьется  -  другим  неповадно будет!  Сидели  бы дома -
ничего не случилось  бы. Цацкаемся с ними слишком  - вот и  лазают,  куда не
надо!"
     "Так будем снимать?" - с иронией спросил  Виктор,  начальник прибывшего
на место спасотряда.
     Не замечая его, товарищ Иванов,  раздраженно обратился  к представителю
местного отдела внутренних дел: "Выяснили фамилии, кто там болтается?"
     "Так точно! - доложил увэдэшник. - Студенты. Панкратьев и Иванов."
     "Иванов?" - райкомовец затормозил на полном ходу. - "Какой еще Иванов?"
     "Так  что, товарищ Иванов, - осторожно  сказал милиционер. - "Вы только
не волнуйтесь - Иванов, это ваш сын, товарищ начальник..."
     Надо было видеть, как изменился в лице грозный руководитель района. Как
будто воздух из него выпустили, моментом вся спесь сошла.
     "Так чего же вы ждете?! - заорал он. - "Немедленно спасателей наверх!"
     ...Вот бы так наших начальников  тогда в Армению - не  думаю,  что  нам
пришлось бы сидеть в ожидании самолета четверо суток.
     Пока гибли люди.


14 декабря.
     -----------
     14.35  нашего  времени.  Наконец-то!  После  стольких  суток ожиданий и
матерков мы в военно-транспортном ИЛ-72МД вместе с кучей барахла, автокраном
и УАЗиком.
     При погрузке  Вова  Пантюхин  стащил из аэрофлотовского  автобуса лом и
сейчас думает, куда бы  его пристроить. А  получилось  хрестоматийно  -  Юра
Бессергенев честно спросил бортпроводницу:
     - Вам лом не нужен?
     - Нет, - простодушно ответила замороченная девочка.
     - Вова! - скомандовал Бессергенев. - Лом прихвати!
     Не все из нас в хорошей форме. Серегу Хардикова вчера по сигналу боевой
готовности выдернули из-за стола. Только литр и успел принять. Сегодня его в
порт привезла женщина, и от него разит, как от...
     -  Мы Хардикова  в голову нашей  "свиньи" поставим,  - смеются парни. -
Дыхнет - есть дорога!
     В  метельной снеговерти  строимся у  самолета на  промозглом  поле. Нас
напутствуют представители областного штаба помощи. Чего зря трепаться? Лучше
бы дело свое делали. Мы-то свое знаем.
     Здесь же пресса всех мастей.  Может, это и правильно. Люди должны знать
правду  не только  от  центральных  заоблачных  источников,  а  и  от  своих
земляков. Вот только любят у нас приукрашивать все, выворачивать наизнанку и
подрезать  для приличия.  Дал интервью  для  областного радио,  и нас  долго
снимал фотокор  "Рудного  Алтая". Я видел потом  этот снимок:  стоило ли так
стараться, чтобы все сгубила полиграфия?
     Вчера  ко мне приходил наш бессменный туристический корреспондент  Паша
Фадеев.  Его  друг  Толя  Аваков  из  "Коммунизм  туы"  звонил по  телефону,
выспрашивал подробности.  Про нас уже дали информацию  в газете, объявили по
телевиденью.  Шуму много  - толку  чуть. Вот они  мы -  все еще  мерзнем  на
полосе. Куда летим? Ереван? Ленинакан? Что будет дальше?
     - Ну, поехали!

ЕРЕВАН - ЗВАРТНОЦ - ЛЕНИНАКАН.



14 декабря.
     -------------
     13.05.  Уже  час мы в воздухе. Внизу проплывает  полузамерзший  Балхаш,
присыпанные снегом дюны.
     На  борту,  считая  нас   -   42  человека.  Кроме


Размер файла: 78.17 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров