Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (6)
(Методические материалы)

Значок файла Механическая очистка городских сточных вод: Метод. ука¬з./ Сост.: к.т.н., доц. А.М. Благоразумова: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Ново-кузнецк, 2003. - 29 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания к выполнению курсовой работы по дисциплине “Бухгалтерский управленческий учёт” / Сост.: Щеглова Л.П.: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 18с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование элементов, узлов и устройств цифровой. вычислительной техники: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, А.К. Мурышкин:СибГИУ.- Новокузнецк, 2004. - 19с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил (5)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование вольт-амперных характеристик биполярных транзисторов: Метод. указ./ Сост.: О.А. Игнатенко, Е.В.Кошев: СибГИУ.- Новокузнецк, 2004.-11с., ил (4)
(Методические материалы)

Значок файла Знакомство со средой MatLab. Приемы программирования (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Гонение на христиан в правление императора Нерона


Гонение на христиан в правление императора Нерона

Император Нерон был сын Юлии Агриппины и знатного римлянина Гнея
Домиция Агенобарба. Мать Нерона прожила с своим мужем 12 лет, их
отношения были чрезвычайно дурные. По смерти мужа, когда ей было
33 года, она вышла вторично замуж за императора Клавдия, тогда
уже почти полоумного старика. Тотчас после брака она стала
хлопотать о том, чтобы император выдал за ее сына от первого
брака, Луция Домиция Агенобарба, свою дочь Октавию, у Октавии
уже был жених Луций Юний Силан, правнук императора Августа. По
желанию Агриппины, низкий развратник Вителлий обвинил Силана в
любовной связи, которая делает его недостойным брака с дочерью
императора, и он был объявлен недостойным этого брака. Агриппина
стала высокомерно владычествовать над императором и двором.
Вельможи, казавшиеся ей опасными, и женщины, возбуждавшие
зависть ее своею красотою, подвергались вымышленным обвинениям и
наказывались за мнимые преступления. Так поступила она с Лоллиею
Паулиною, которая была соперницею ей в кандидатуре на сан
императрицы, и - с дивной красавицей Кальнурниею. Ее коварство,
властолюбие, алчность и отвага на всякие злодейства заставляли
трепетать римлян.

Вскоре после брака Агриппина получила титул Августы и решилась
сделать своего сына наследником императора, чтобы обеспечить
себе на всю жизнь владычество над государством. Ее 12-летний сын
был объявлен женихом Октавии, которой было тогда семь лет;
вскоре после того Клавдий усыновил его. Клавдий Нерон Друз, как
стал по усыновлении называться сын Агриппины, сделался
соперником сына, которого император имел от первой жены своей
Мессалины. Сын Клавдия, получивший по поводу похода отца против
британцев имя Британника, был несколькими годами моложе сына
Агриппины. Нерону были даны неслыханные почести; Агриппина
хотела подготовить этим народ к мысли, что наследником
императора будет он. Чтобы народ имел о нем хорошее мнение,
Агриппина поручила его воспитание знаменитому философу Луцию
Аннею Сенеке, которого возвратила с Корсики, куда сослан был он
за одно свое письмо, в котором высказывал республиканский образ
мыслей. Но трудно было дать хорошее направление юноше с горячими
страстями, избалованному прежними раболепными воспитателями, в
это время уже развратному, уже увлекавшемуся мечтами о своих
артистических талантах и совершенно испорченному. Сенека
старался внушить своему воспитаннику хорошие правила изустными
уроками и сочинениями, какие писал для него. Но природная
склонность, лесть окружающих, независимость от учителя, даваемая
высоким положением воспитанника, были сильнее всех забот Сенеки.
Когда Нерону исполнилось пятнадцать лет, был совершен брак его с
Октавией. В день свадьбы прежний жених ее Силан лишил себя
жизни. Агриппина стала больше и больше оттеснять Британника. Его
преднамеренно держали так, чтобы способности его не развивались.
Друзья Агриппины распускали молву, что он страдает падучей
болезнью, что он слабоумный; народ привыкал думать о нем так;
все поклонялись императрице, которая умела губить своих
противников, осыпала почестями и богатствами своих друзей.
Император, совершенно подчинявшийся ей, дал ей такое положение,
что она пользовалась одинаковым с ним почетом. Даже на монетах
ее изображение стояло рядом с его изображением. Льстивые
греческие города Малой Азии воздавали ей божеские почести,
сооружали памятники, ставили статуи в честь ее. Но вскоре после
свадьбы своего сына Агриппина заметила, что благосклонность
императора к ней уменьшается. Приближенный императора Нарцисс
начал опасаться ее властолюбия и, по его внушению, император
стал больше сторониться от нее, высказывал раскаяние, что отдал
ее сыну предпочтение перед своим, стал выказывать нежность к
Британнику. Нарцисс занемог и поехал лечиться на воду в
Синуэссу. Этим облегчилось исполнение умысла. Знаменитая
галльская отравительница Локуста приготовила яд для Клавдия;
евнух Галот, который обязан был отведать кушанья, подаваемые
императору, помог делу, и Клавдий съел яд в своем любимом
кушанье, грибах. Он умер на 64 году жизни, на 14 году своего
царствования. Агриппина скрывала смерть его, пока были сделаны
все распоряжения, необходимые для провозглашения Нерона
императором; она притворилась, что поражена горем и нуждается в
утешениях; под этим предлогом она задержала при себе Британника
и Октавию, а Нерон в сопровождении Бурра отправился в
преторианский стан, обещал подарки преторианцам, и они
провозгласили его императором. Был созван сенат, согласился с
решением преторианцев, и все государство признало императором
Нерона. Похороны Клавдия были совершены с величайшим
великолепием, и умерший император был возведен в сан Бога. Нерон
произнес на похоронах речь, написанную для него Сенекой.

Те свирепости, которыми началось новое царствование, были делом
одной Агриппины; Нерон не имел никакого участия в них. В первые
пять лет царствования Нерона мы не видим ни свирепостей, ни
гнусностей, какие опозорили следующий период его правления и
сделали его имя прозвищем всех отвратительных деспотов. Причиной
того, что первые годы его правления были сравнительно хороши,
должно считать не характер его, а положение партий, на которые
разделялся двор. Агриппина боролась за влияние на сына с его
советниками, Сенекой и Бурром. Она возвела его на престол, чтобы
владычествовать его именем, и скоро обнаружилось, какое
положение хочет занять она; она не удовольствовалась тем, чтобы
руководить действиями сына, а хотела выставлять напоказ всем,
что владычествует над государством она. Когда Нерон должен был
являться официально в публике, она всегда сопровождала его;
часто она садилась вместе с ним на носилки; иногда ее несли в
носилках, а император шел подле пешком в ее свите. Она хотела
находиться при заседаниях сената; являться в курию она не могла;
потому сенаторы были созываемы на заседания во дворце, и она из
другой комнаты, отделенной только занавесью, слушала совещания.
Она давала аудиенции иностранным послам, посылала письменные
приказания правителям провинций и подвластным Риму царям. Она
велела чеканить монету, на которой была изображена вместе с
императором.

Советники молодого императора, храбрый, честный префект
преторианцев Бурр и ученый, приветливый Сенека, боролись против
властолюбия Агриппины; благодаря их усилиям, в первые пять лет
царствования Нерона, римский народ пользовался хорошей
администрацией и правосудием и были сделаны многие полезные
распоряжения. Сам император не был совершенно лишен хороших
порывов, выказывал иногда скромность, великодушие,
нерасположение к деспотизму; Сенека говорит, что однажды,
подписывая смертный приговор, он сказал, что желал бы не уметь
писать. Но он с детства был испорчен; его характер получил
фантастическое направление; единственной целью жизни его было
для него необузданное удовлетворение тщеславия, чувственности,
всяких капризов произвола; ум у него был живой; он имел
некоторую способность к изящным искусствам; в другое время, при
другой обстановке, он мог бы быть хорошим государем, но в
детстве не заботились о том, чтобы сдерживать его легкомыслие и
тщеславие; когда Сенека сделался воспитателем его, пороки уже
заглушили в нем все зародыши хорошего, исказили его ум и
характер. У него не было ни серьезных мыслей, ни самообладания;
он не хотел приобретать солидных сведений, ему нравились только
занятия изящными искусствами, которые для государственного
человека могут быть лишь развлечением, а серьезным делом быть не
могут; он любил заниматься резьбой по камню, рисовать, петь,
писать стихи, править лошадьми. Едва достигнув юношеского
возраста, он занял такое положение, в котором и зрелому,
опытному человеку трудно избегать пагубных ошибок, соблазнов,
обольщений; а юноша с горячими страстями, выросший в роскошной
обстановке, привыкший необузданно предаваться разврату, конечно,
был совершенно не способен держать себя на этом положении
рассудительно.

При своем горячем характере и властолюбии, Агриппина не могла
довольствоваться второстепенным положением; она хотела
совершенно владычествовать над сыном, руководить выбором
советников его, разделять с ним придворные и правительственные
почести. Когда он стал чуждаться своей жены, против которой с
самого начала имел враждебное настроение, и отдался влиянию
красивой отпущенницы, Акты, мать стала упрекать его за это не по
нравственному негодованию, Ц она сама все еще имела любовную
связь с Паллантом, а по досаде на то, что отпущенница сделалась
ее соперницей во владычестве над ее сыном, что рабыня
разыгрывала роль ее невестки. Нерон отвечал на ее укоризны тем,
что отнял управление финансами у ее любовника Палланта, а через
несколько времени послал его в темницу, где он и лишился жизни.
Агриппина в порыве гнева стала грозить, что раскроет народу
преступления, которыми проложила сыну дорогу к престолу, и
сказала, что истинный и законный наследник отцовской власти Ц
Британник, которому тогда было четырнадцать лет. Нерон за это
отнял у нее почетную стражу и принудил ее покинуть императорский
дворец. Испугавшись высказанной в гневе угрозы, он решил
прекратить жизнь невинного мальчика, чтобы мать не передала сан
императора этому сопернику. Он потребовал яда у Локусты; она
исполнила это поручение так хорошо, что Британник, которому
отрава была подана за императорским обедом, в тот же миг упал на
пол и, сделав лишь несколько судорожных движений, умер.
Обедавшее общество, в том числе Агриппина и Октавия, несколько
минут смотрели в оцепенении на это ужасное происшествие; но
Нерон сказал, что смерть Британника Ц естественный результат
падучей болезни, и пир продолжался. В ту же ночь тело Британника
было без всяких почестей предано сожжению на Марсовом поле. В
Риме тогда уже все говорили о гнусном распутстве и буйных
дурачествах Нерона. Рассказывали, что он, переодетый
невольником, ходит ночью с толпой негодяев по улицам, заходит в
притоны распутства, нагло оскорбляет почтенных людей и женщин,
не знает никаких границ в пьянстве и грязном разврате. Эти
неистовства пошлых страстей показывали, какое ужасное время
наступит, когда он сломит преграды своему деспотизму, какие
теперь по молодости и привычке еще оставляет не разрушенными.

Эти преграды рушились, когда развратника опутала своими сетями
новая любовница, Поппея Сабина, и повела его дальше и дальше по
дороге распутства и злодейства. Она была знатного рода, богата,
очень хороша собою, умна, сладострастна и честолюбива; она уже
давно думала о том, чтобы блистать при дворе, где так много
роскоши и наслаждений, она была жена римского всадника, завлекла
своим кокетством в любовную связь с собой Отона, одного из
товарищей похождений Нерона, сумела заставить Отона жениться на
ней и этим проложила себе дорогу к сближению с императором.
Однажды на пьяном пире у императора Отон стал хвалить красоту
своей жены; у Нерона разгорелось желание видеть ее. Увидев, он
страстно влюбился. Отон был послан правителем в Лузитанию,
Поппея стала любовницей Нерона. Но для ее честолюбия было мало
этого, она хотела сделаться женой императора и опутывала его
своими хитростями с величайшим искусством. Для того, чтобы
разгорячить страсть Нерона, она прибегала даже к такой смелой
уловке, что хвалила Отона и притворялась желающей снова жить с
ним. Но Агриппина и Октавия стояли на дороге ей; только через их
трупы могла она дойти до престола. Тацит яркими чертами
описывает, как Поппея слезами, кокетством, насмешками раздражала
Нерона против матери, как Агриппина, чтоб отвратить свое
падение, пришла в сладострастном костюме к разгоряченному вином
сыну, думая обольстить его; Тацит говорит, что кровосмешению
помешали только слова вошедшей в это время Акты. Император
поверил внушениям Поппеи, что Агриппина хочет лишить его жизни,
и пришел к ужасному намерению избавиться от стеснявшей его
матери убийством. Притворяясь любящим и почтительным сыном, он
пригласил мать в Баии, куда уехал на праздник. В Баиях Аницет,
бывший воспитатель Нерона, а теперь начальник стоявшего в Мизене
флота, заманил Агриппину на великолепный корабль, который был
построен так, что часть его должна была отвалиться и раздавить
или утопить Агриппину. Провожая мать, сын нежно обнимал ее, она
при наступлении ночи вошла на корабль; но план не удался: она
получила лишь легкую рану и была спасена преданностию одной из
женщин ее свиты. Подплывшая лодка перевезла ее в Лукринское
озеро, откуда она переехала в соседнюю виллу. Нерон был в
отчаянии от неудачи дела, придуманного так искусно. Страсть к
Поппее заставляла его идти до конца. Надобно было придумать
новое средство избавиться от матери. Изобретательности помог
случай: один из отпущенников Агриппины был арестован; под
одеждой его нашелся кинжал. Это послужило доказательством умысла
убить императора. Аницет с надежными людьми отправился на виллу,
где была Агриппина, ворвался в спальню к ней и убил ее. Получив
удар палкой по голове, она раскрыла тело перед занесенным на нее
мечом центуриона и сказала: "Вонзай здесь", Ц и упала,
пронзенная множеством ударов. Такую награду дал ей сын, для
которого она обременила себя столькими преступлениями. Труп был
предан сожжению в ту же ночь; прах не собрали, даже не прикрыли
землею. У пылающего костра Агриппины лишил себя жизни отпущенник
ее Мнестер. Впоследствии один из слуг Агриппины насыпал в память
ее небольшой могильный холм на Мизенской дороге. Рассказывают,
что когда-то она спрашивала звездогадателя о судьбе Нерона, в то
время еще ребенка; они отвечали: "Он будет царствовать и убьет
мать"; она сказала: "Пусть убьет меня, лишь бы царствовал".

Мучимый совестью Нерон уехал в Неаполь. Оттуда он послал сенату
составленное Сенекой письмо, в котором говорилось, что Агриппина
составила заговор убить его, и когда покушение не удалось,
лишила себя жизни; письмо обвиняло ее в жестокости и
властолюбии, говорило, что смерть ее полезна государству.
Выслушав письмо, сенат постановил, что во всех храмах должно
быть принесено благодарение богам за спасение императора. Он,
ободренный такой преданностью, скоро вернулся в Рим; там
встретили его со всевозможными почестями, высказывали восторг;
он наградил народ за усердие играми и подарками. Он прогонял от
себя черные мысли непрерывными веселостями.

По смерти Агриппины Нерон, избавившись от всякого стеснения,
отдался развлечениям и разврату бесстыднее прежнего и ко всем
видам господствующей безнравственности прибавил новые унижения,
источником которых была его склонность к пошлым искусствам. Он
публично являлся в качестве мастера править лошадьми на скачках
в цирке; ездил по улицам в фантастическом костюме и,

Размер файла: 41.31 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров