Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

МРАКОБЕСИЕ ДЛЯ ПРОСТАКОВ

     ПРЕДИСЛОВИЕ

                                        "Истина ничуть не страдает от
                                        того, если кто-либо ее не признает"

                                        Фридрих Шиллер

Возможно, что некоторые читатели уже имеют представление о
двухтомнике диакона А.Кураева под названием "Сатанизм для
интеллигенции", в котором автор пытается убедить читателей в
"антихристианской" и "безнравственной сущности" таких Учений, как
буддизм, теософия и Живая Этика (Агни Йога).

В качестве плацдарма для наступления на теософию и Учение Живой
Этики диакон А.Кураев использует одну из самых распространенных в
мире религий -- буддизм. А за основу для критических суждений о
буддизме, автор выбирает, как это не странно, аллегорические либо
мифические сюжеты или цитаты из текстов эзотерического (скрытого
-- Прим. ред.) содержания, сопровождая их своеобразными
комментариями. Если внимательно присмотреться, то во всем
двухтомнике практически не найти цитат из классических источников
критикуемых Учений. А если такие ссылки и встречаются, то это,
как правило, вырванные из контекста и бестактно искаженные за
счет личных комментариев автора цитаты.

После изучения содержания "Сатанизма для интеллигенции" создается
впечатление, как будто автор сильно торопился и даже не имел
возможности проверить и уточнить приводимые им факты и аргументы.
При этом основную часть аргументации А.Кураева занимают его же
полемические рассуждения, с которыми едва ли смогут согласиться
читатели, имеющие представление о буддизме, теософии и Учении
Живой Этики непосредственно из первоисточников. Впрочем, на таких
людей А.Кураев явно не рассчитывает и откровенно в этом
признается уже с первых страниц своей книги: "Для большинства
людей, издалека симпатизирующих их (Рерихов Прим. ред.) учению,
"Тайная Доктрина" Блаватской осталась тайной. Для них и написана
эта книга. Кем в таком случае я считаю своих читателей и
оппонентов? -- Хорошими людьми, оказавшимися в плену у плохой
философии" (Диакон А.Кураев "Сатанизм для интеллигенции", т. I).
Далее автор добавляет: "Людям же, твердо решившимся жить по
постулатам "Живой Этики", я не рекомендовал бы читать далее этой
страницы." [там же].

Остается невыясненным: как быть с теми, кто исповедует буддизм?
И что делать тем, кто имеет повод усомниться в безграничной
компетентности диакона А.Кураева в вопросах рассматриваемых
Учений. С такими людьми диакон, как видно, разговаривать не
хочет, тем самым лишая их права высказать свое мнение. К счастью,
это ограничение не зависит единолично от воли самого автора
"Сатанизма...". Он сделал свой ход и вправе ждать ответного.

Предлагаемое исследование двухтомника диакона А.Кураева не
содержит ответных выпадов в адрес православия по причине
уважительного отношения авторов к христианству и его православной
традиции. Hаша совместная работа направлена на выполнение
следующих задач:

1) Пронализировать аргументацию "Сатанизма для интеллигенции" с
точки зрения первоисточников и авторитетных представителей
рассматриваемых философских учений;

2) Обратить внимание читателей на явные логические противоречия,
содержащиеся в книге А.Кураева;

3) Дать читателям первоначальное представление о рассматриваемых
философских доктринах.


Авторы не претендуют на полноту раскрытия тех или иных вопросов,
а только обозначают контуры для самостоятельного исследования
рассматриваемых в данной публикации вопросов. Данный материал не
имеет ограничений в отношении круга читателей и адресован
представителям разных религиозных и философских учений.



РАЗДЕЛ I
О БУДДИЗМЕ И ТЕОСОФИИ




        "Нельзя понять какое-либо религиозное учение или движение,
        если мы не будем стремиться к нему с духом человечности и
        уважения, что является самым глубоким признаком всех великих
        ученых и первопроходцев в познании учений".

                                           Лама Анагарика Говинда


1.1. Краткий логический анализ критики буддизма и теософии

Давайте посмотрим, действительно ли в буддизме и теософии все так
плохо, как полагает диакон А.Кураев. Прежде чем рассматривать
конкретные примеры, изучим логику рассуждений автора "Сатанизма...".

Возьмем главу "Буддизм и христианство" из первого тома
двухтомника. Уже в оглавлении мы встречаем довольно странную
фразу: "небуддистский характер идеи бодхисаттвы". Для любого
буддиста эта новость будет весьма неожиданной, так как идея
бодхисаттвы -- именно буддийская. Более того, эта идея есть одна
из основ, на которых держится буддизм, ведь царевич Сиддхартха,
прежде чем стать Буддой, многочисленные воплощения был именно
бодхисаттвой.

В той же главе "Буддизм и христианство" следует довольно
необычное опровержение теософии. Для опровержения автор
пользуется буддийским учением. Оказывается, теософия ложна,
потому что противоречит буддизму (в понимании автора)! Hо ведь
автор не признает буддийское учение и на этих же страницах
критикует те самые буддийские концепции, которыми пользуется для
опровержения теософии. Поставим себе с точки зрения логики
вопрос: какой вывод может (или хочет) получить человек, если
исходит из посылок, которых не признает и считает заведомо
ложными? Ответ очевиден.

Можно понять автора, когда он рассуждает с чисто христианских
позиций. Да, и таких рассуждений в книге достаточно. Hо
доказательство против теософии на основе буддизма будет
некорректно и... бесполезно. Христианин не признает буддийское
учение. Теософу будет странно слышать о своих ошибках от автора,
который в своих рассуждениях пользуется одновременно
взаимно-противоречивыми христианскими и буддийскими постулатами и
теориями. В итоге здание логических рассуждений "Сатанизма для
интеллигенции" получается априори шатким.

Давайте представим себе тибетского ламу, который всю жизнь провел
в горах. И вдруг он решил изучить христианскую религию. Прочитав
некоторое количество литературы о христианстве (но не прочитав
Hового Завета и не изучив труды христианских писателей), он
начинает делать выводы и указывать христианам на их ошибки. И
судит он о христианстве не на основе опыта святых и подвижников,
а на основе протоколов инквизиции и истории кровопролитных
крестовых походов. Легко догадаться, какие выводы он сделает.
Впрочем, мы не знаем такого ламу. Зато с противоположной стороны
мы видим книгу представителя уважаемой нами религии.



1.2. Некоторые исторические и философские аспекты буддизма и теософии

При чтении "Сатанизма для интеллигенции" первым делом в глаза
бросается то, что в своих суждениях о буддизме автор
руководствуется, главным образом, книгами о буддизме,
которые написаны людьми, не являющимися носителями буддийской
традиции. Среди источников, на которые ссылается автор,
практически нет буддийских сутр -- ни из палийского канона, ни
тем более из Канджура*. Имеются немногочисленные ссылки на
Дхаммападу** и некоторые другие источники, принадлежащие к южной,
шри-ланкийской традиции и почти нет ссылок на источники,
представляющие тибетский буддизм -- именно ту школу, на связь с
которой претендуют критикуемые автором Рерихи и Е. П. Блаватская.
Например, при критике "желтошапочного буддизма", т.е. школы
Гелуг*** автор не упоминает даже имени основателя Гелуг и не
ссылается ни на один из многочисленных трактатов этой школы.

Многие учения тибетского буддизма содержат положения, не
содержащиеся в учении южных буддистов и с точки зрения "мертвой
буквы" даже противоречащие ему. Поэтому, изучая буддийскую
литературу, к какой бы школе она ни принадлежала, не следует
забывать, что ее авторы не претендуют на изложение абсолютной
истины, что часто бывает с представителями других религий. Учение
будд основывается на двух истинах -- истине относительной и
истине абсолютной, и непонимание этого базового аспекта буддизма
заставляет многих критиков говорить о противоречиях внутри
буддизма (а в данном случае, по причине знакомства критика лишь с
одной традицией буддизма -- о непринадлежности критикуемых
авторов к буддизму вообще). Вся буддийская литература по сути
относится к аспекту истины относительной, целью которой является
устранение препятствий на пути самостоятельного осознания истины
абсолютной. Это можно сравнить с уборкой мусора с помощью веника
или с помощью пылесоса: хотя инструкции по изготовлению и
использованию этих предметов будут иметь мало общего, из этого
вовсе не будет следовать, что один из этих методов не имеет
отношения к уборке вообще и что те, кто подметает веником,
обязательно должны видеть в пользователях пылесосов врагов
чистоты.

Кроме того, согласно мнению тибетских буддистов, не все учения
были переданы Буддой в физическом теле, и в связи с этим нельзя
ограничивать буддизм только сутрами, записанными со слов Будды
Шакьямуни.

"Вообще говоря, когда мы употребляем слово "буддист", то имеем в
виду человека, придерживающегося учения самого Будды или близких
к нему взглядов. По крайней мере, именно такое мнение бытует в
Хинаяне.

В этой традиции считается, что к признанному буддийскому учению
относится только то знание и понимание, которое доподлинно
передавал сам Будда в материальном теле. Но существует множество
других Учений. Будда передавал Учения не только в материальном
теле, но и в других своих проявлениях. Так появилась Тантра." --
считает Намхай Норбу Ринпоче. ("Три священных принципа") [1,
с.63] Это мнение в данном контексте нам особенно ценно не только
потому, что сам Намхай Норбу -- признанный буддийский учитель,
родившийся в Тибете, но и потому, что он является профессором
Неапольского университета.

Более того, непринятие подобных аргументов поставит под сомнение
и учения, переданные Иисусом Христом св. Апостолу Павлу,
поскольку другие апостолы не могли видеть, как Христос явился в
другом месте и в другое время, передав учения, в значительной
мере дополняющие сообщенные другим апостолам, причем учения эти
имели более утонченный характер и были адресованы, по всей
видимости, людям с более философским складом ума, подобно тому,
как это было и с учениями, которые легли в основу тибетского
буддизма.

Поверхностное знание учений тибетского буддизма приводит
А.Кураева к противопоставлению христианского пути преображения и
буддийского пути отречения, известного европейцам из знакомства с
южным буддизмом, в то время как в тибетском буддизме также
существует путь преображения, о чем пойдет речь в следующем
разделе.

Бытующее среди критиков буддизма мнение о буддистах, как о людях,
обязательно отрекающихся от мира и налагающих на себя непомерные
аскезы, мало соответствует действительности; ведь учение о
срединном пути, т.е. о невпадении в крайности, составляет одно из
его основных положений. Далай-лама пишет: "Какой же может быть
практика большинства людей? Аморальный образ жизни, требующий
обмана, лжи и тому подобного, противоположен религиозной практике
и несовместим с ней. Однако можно жить в гармонии с религиозной
практикой, занимаясь достойными мирскими делами" [2]. В истории
буддизма известны многие практикующие, которые не только вели
семейную жизнь, и но занимали важные государственные должности
вплоть до министров и даже царей.

По большому счету, позиция автора "Сатанизма..." непонятна вообще
-- он одновременно критикует буддизм, как пессимистическое и
черствое учение, и тут же теософию -- за то, что она ему якобы
противоречит:

"Аpхат знает, что нет никакого "Я" -- в том числе его
собственного. Поэтому никакое "люби ближнего как самого себя"
здесь невозможно. Геpманн Ольденбеpг, кpупнейший специалист по
индийской культуpе, замечает, что евpопейский пpопагандист
буддизма Тэн слишком пеpеиначил буддизм в соответствии с
евpопейскими ценностями. Буддийское "милосеpдие" совеpшенно иное:
это не милосеpдие к чужому стpаданию, а забота о собственном
спасении; "холодом веет от этого состpадания, а не той любовью и
теплом, о котоpых говоpит Тэн" [3, с. 405].

В то же время мнение теософов о буддийском сострадании совершенно
противоположно, причем оно основывается на сутрах, т.е. словах
Будды: "Как далек он при этом от потери чувства любви, показывает
описание душевного состояния Адепта в Меттра Сутте: "Любовь
матери, которая рискует своею жизнью, чтобы защитить
единственного сына своего, вот какую любовь надо оказывать всем
существам. Доброжелательство должно изобиловать и царствовать во
всем мире, вверху, внизу, вокруг, безгранично и без всякой
примеси иного побуждения." [4]

А вот как раскрывает сущность буддийского Учения Его Святейшество
Далай-лама XIV: "Развитие любви и сострадания -- вот основа. Я
обычно говорю, что это главная миссия религии. Когда мы
рассуждаем о религии, нам не нужно ссылаться на более глубокие
философские положения. Сострадание есть действительная сущность
религии. Если вы пытаетесь осуществлять, практиковать
сострадание, как то делает буддист, то даже если вы уделяете
немного внимания Будде, вы поступаете правильно. Если христианин
пытается практиковать такую любовь, то ему не нужно уделять много
внимания другим философским предметам. Я говорю об этом
доброжелательно. Важным является то, что вы практикуете
сущностные начала в своей каждодневной жизни, а на этом уровне
едва ли есть различия между буддизмом, христианством и другими
религиями. Все религии делают упор на исправление, улучшение
человеческих существ, на чувство братства и сестринства, а любовь
-- общее для них". [5]

И вообще, что же это за забота о собственном спасении, на которой
делает акцент диакон А.Кураев? Ведь если, согласно ему же, любить
себя невозможно, то почему спасать себя возможно? В любом случае
-- в чем бы ни заключался смысл учений буддизма, подобный
аргумент крайне противоречив.

Действительно, существует учение Хинаяны -- учение об
индивидуальном освобождении, но в буддизме оно рассматривается
только в качестве начального этапа пути, о чем свидетельствуют
такие классические тексты, как например, "Ламрим Ченмо" ("Большое
руководство к этапам пути пробуждения"), с которым, очевидно не
был знаком ни А.Кураев, ни возможно даже те западные
исследователи, на мнение которых он опирается, поскольку полного
перевода "Ламрима" на западные языки пока не существует, за
исключением русского перевода, который опубликован не полностью.
Возможно, что сейчас перевод на английский уже завершен, но его
еще не существовало в период творчества цитируемых А.Кураевым
авторов. В то же время Е.П. Блаватская неоднократно ссылалась на
"Ламрим Ченмо", да и в Тибете наверно трудно было в те времена
найти монастырь, где бы не было этой книги, поскольку это один из
основных текстов тибетской школы Гелуг.

Доводы диакона Кураева о невозможности буддийской любви к
ближнему не подтверждаются и классическими буддийскими
источниками, в которых упоминается, что не может считаться буддой
тот, кто не имеет любви ко всем живым существам. В "Ламриме"
Цонкапа писал: "[состояние] Истинносовершенного Будды
характеризуется не истощением лишь некоторых пороков и обретением
некоторых достоинств, а представляет собой истощение всех пороков
и обретение всевозможных достоинств." [6] Таким образом, в
буддизме уже изначально заложено стремление к приобретению
нравственных качеств, одним из которых можно назвать и любовь к
ближнему. Ставший на путь боддхисатвы не ограничивается любовью
только к избранному кругу людей, а ставит целью распространять
свою любовь на всех живущих существ. Такова суть буддийского
сострадания.

Кроме того, в "Сатанизме для интеллигенции" читатель может
встретить смакуемые автором тексты, предназначенные для
воспитания у ученика отвращения к телесной жизни и относящиеся
только к первому этапу пути с целью лишь пробудить у него
стремление к освобождению. К этому же периоду пути относится и
"забота о собственном спасении", которая позже должна будет
уступить место стремлению к освобождению всех существ.

"Есть некоторые способы медитации, в основном в Хинаяне и в
Сутрах, в которых сосредоточиваются на человеческом скелете и
размышляют следующим образом: "Кто был этот человек? Возможно,
это была женщина, когда-то она была прекрасна, но сегодня все,
что от нее осталось -- это скелет". Цель такой медитации --
прочувствовать отвращение к сансарному существованию, природа
которого -- страдание, и избежать его, ведя монашескую жизнь и
отрекшись от мира. Это определенное видение с вытекающим из него
поведением, но в Учениях есть и другие методы, соответствующие
разным условиям и обстоятельствам. Такой Учитель, как Будда
Шакьямуни, обучал многим методам и различным системам не для
того, чтобы создать противоречия между ними, а потому, что каждая
система может использоваться в соответствии с различными
обстоятельствами жизни." [1, с. 24].

Критикуя теософию, А.Кураев пытается приписывать теософам
взгляды, которых они вовсе не придерживаются, чтобы потом на
протяжении многих страниц их критиковать:

"Евpопейские пpивеpженцы теософии склонны считать, что их
личность, их "душа" сможет жить вновь в дpугой телесной оболочке.
Однако буддизм убежден в том, что никакой "личности" не
существует, есть лишь иллюзия "души". Hовую жизнь обpетает не моя
личность, а те элементы, из котоpых складывается моя жизнь (как
телесная, так и психическая)." [3, с. 397].

Но это воззрение не Блаватской, а спиритов, с которыми она как
раз по этому вопросу неоднократно полемизировала.

"В таком случае, Вы и я -- тоже иллюзия?

Теософ.

Да, как изменчивые личности: сегодня одна, завтра другая.
Hазовете ли Вы внезапные вспышки Aurora borealis, Северного
Сияния "реальностью", несмотря на то, что они реальны, как только
могут быть, пока Вы смотрите на них? Конечно, нет; есть причина,
которая производит это, которая и является единственной
реальностью, будучи непрерывной и вечной, в то время как все
остальное -- только преходящая иллюзия. ...

Спрашивающий.

Что Вы подразумеваете под скандхами?

Размер файла: 71.9 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров