Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (5)
(Методические материалы)

Значок файла Механическая очистка городских сточных вод: Метод. ука¬з./ Сост.: к.т.н., доц. А.М. Благоразумова: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Ново-кузнецк, 2003. - 29 с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания к выполнению курсовой работы по дисциплине “Бухгалтерский управленческий учёт” / Сост.: Щеглова Л.П.: СибГИУ. – Новокузнецк, 2003. – 18с (3)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование элементов, узлов и устройств цифровой. вычислительной техники: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, А.К. Мурышкин:СибГИУ.- Новокузнецк, 2004. - 19с (5)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил (4)
(Методические материалы)

Значок файла Исследование вольт-амперных характеристик биполярных транзисторов: Метод. указ./ Сост.: О.А. Игнатенко, Е.В.Кошев: СибГИУ.- Новокузнецк, 2004.-11с., ил (3)
(Методические материалы)

Значок файла Знакомство со средой MatLab. Приемы программирования (4)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

О. Генри. Как скрывался черный Билл

Перевод Т. Озерской


   Худой, жилистый, краснолицый человек с крючковатым носом
и маленькими горящими глазками, блеск которых несколько
смягчали белесые ресницы, сидел на краю железнодорожной
платформы на станции Лос-Пиньос, болтая ногами. Рядом с ним
сидел другой человек - толстый, обтрепанный, унылый, -
должно быть, его приятель, У обоих был такой вид, словно
грубые швы изнанки жизни давно уже натерли им мозоли по
всему телу.
   - Года четыре не видались, верно. Окорок? - сказал
обтрепанный. - Где тебя носило?
   - В Техасе, - сказал краснолицый. - На Аляске слишком
холодно - это не для меня. А в Техасе тепло, как
выяснилось. Один раз было даже довольно жарко. Сейчас
расскажу.
   Как-то утром я соскочил с экспресса, когда он остановился
у водокачки, и разрешил ему следовать дальше без меня.
Оказалось, что я попал в страну ранчо. Домов там еще
больше, чем в Нью-Йорке, только их строят не в двух дюймах,
а в двадцати милях друг от друга, так что нельзя учуять
носом, что у соседей на обед.
   Дороги я не нашел и потащился напрямик, куда глаза
глядят. Трава там по колено, а мескитовые рощи издали
совсем как персиковые сады, - так и кажется, что забрел в
чужую усадьбу и сейчас налетят на тебя бульдоги и начнут
хватать за пятки. Однако я отмахал миль двадцать, прежде
чем набрел на усадьбу. Небольшой такой домик - величиной с
платформу надземной железной дороги.
   Невысокий человек в белой рубахе и коричневом
комбинезоне, с розовым платком вокруг шеи, скручивал
сигаретки под деревом у входа в дом.
   - Привет, - говорю я ему. - Может ли в некотором роде
чужестранец прохладиться, подкрепиться, найти приют или даже
какую-нибудь работенку в вашем доме?
   - Заходите, - говорит он самым любезным тоном. -
Присядьте, пожалуйста, на этот табурет. Я и не слышал, как
вы подъехали.
   - Я еще не подъехал, - говорю я. - Я пока подошел.
Неприятно затруднять вас, но если бы вы раздобыли ведра два
воды...
   - Да, вы изрядно запылились, - говорит он, - только наши
купальные приспособления...
   - Я хочу напиться, - говорю я. - Пыль, которая у меня
снаружи, не имеет особого значения.
   Он налил мне ковш воды из большого красного кувшина и
спрашивает:
   - Так вам нужна работа?
   - Временно, - говорю я. - Здесь, кажется, довольно тихое
местечко?
   - Вы не ошиблись, - говорит он. - Иной раз неделями ни
одной живой души не увидишь. Так я слышал. Сам я всего
месяц, как обосновался здесь. Купил это ранчо у одного
старожила, который решил перебраться дальше на Запад.
   - Мне это подходит, - говорю я. - Человеку иной раз
полезно пожить в таком тихом углу. Но мне нужна работа. Я
умею сбивать коктейли, шельмовать с рудой, читать лекции,
выпускать акции, немного играю на пианино и боксирую в
среднем весе.
   - Так...-говорит этот недоросток. - А не можете ли вы
пасти овец?
   - Не могу ли я спасти овец? - удивился я.
   - Да нет, не спасти, а пасти, - говорит он. - Ну,
стеречь стадо.
   - А, - говорю я, - понимаю! Сгонять их в кучу, как
овчарка, и лаять, чтоб не разбежались! Что ж, могу. Мне,
по правде сказать, еще не приходилось пастушествовать, но я
не раз наблюдал из окна вагона, как овечки жуют на лугу
ромашки, и вид у них был не особенно кровожадный.
   - Мне нужен пастух, - говорит овцевод. - А на
мексиканцев я не очень-то полагаюсь. У меня два стада.
Можете хоть завтра с утра выгнать на пастбище моих баранов -
их всего восемьсот штук. Жалованье - двенадцать долларов в
месяц, харчи мои. Жить будете там же на выгоне, в палатке.
Стряпать вам придется самому, а дрова и воду будут
доставлять. Работа не тяжелая.
   - По рукам, - говорю я. - Берусь за эту работу, если
даже придется украсить голову венком, облачиться в балахон,
взять в руки жезл и наигрывать на дудочке, как делают это
пастухи на картинках.
   И вот на следующее утро хозяин ранчо помогает мне выгнать
из корраля стадо баранов и доставить их на пастбище в
прерии, мили за две от усадьбы, где они принимаются мирно
пощипывать травку на склоне холма. Хозяин дает мне пропасть
всяких наставлений: следить, чтобы отдельные скопления
баранов не отбивались от главного стада, и в полдень гнать
их всех на водопои.
   - Вечером я привезу вашу палатку, все оборудование и
провиант, - говорит он мне.
   - Роскошно, - говорю я. - И не забудьте захватить
провиант. Да заодно и оборудование. А главное, не упустите
из виду палатку. Ваша фамилия, если не ошибаюсь,
Золликоффер?
   - Меня зовут, - говорит он, - Генри Огден.
   - Чудесно, мистер Огден, - говорю я. - А меня - мистер
Персиваль Сент-Клэр.
   Пять дней я пас овец на ранчо Чиквито, а потом
почувствовал, что сам начинаю обрастать шерстью, как овца.
Это обращение к природе явно обращалось против меня. Я был
одинок, как коза Робинзона Крузо. Ей-богу, я встречал на
своем веку более интересных собеседников, чем вверенные
моему попечению бараны. Соберешь их вечером, запрешь в
загон, а потом напечешь кукурузных лепешек, нажаришь
баранины, сваришь кофе и лежишь в своей палатке величиной с
салфетку да слушаешь, как воют койоты и кричат козодои.
   На пятый день к вечеру, загнав моих драгоценных, но
малообщительных баранов, я отправился в усадьбу, отворил
дверь в дом и шагнул за порог.
   - Мистер Огден, - говорю я. - Нам с вами необходимо
начать общаться. Овцы, конечно, хорошая штука - они
оживляют пейзаж, и опять же с них можно настричь шерсти на
некоторое количество восьмидолларовых мужских костюмов, но
что касается застольной беседы или чтобы скоротать вечерок у
камелька, так с ними помрешь с тоски, как на великосветском
файвоклоке. Если у вас есть колода карт, или литературное
лото, или трик-трак, тащите их сюда, и мы с вами займемся
умственной деятельностью. Я сейчас готов взяться за любую
мозговую работу - вплоть до вышибания кому-нибудь мозгов.
   Этот Генри Огден был овцевод особого сорта. Он носил
кольца и большие золотые часы и тщательно завязывал галстук.
И физиономия у него всегда была спокойная, а очки на носу
так и блестели. Я видел в Мэскоги, как повесили бандита за
убийство шестерых людей. Так мой хозяин был похож на него
как две капли воды. Однако я знавал еще одного священника,
в Арканзасе, которого можно было бы принять за его родного
брата. Но мне-то в общем было наплевать. Я жаждал общения
- с праведником ли, с грешником - все одно, лишь бы он
говорил, а не блеял.
   - Я понимаю, Сент-Клэр, - отвечает Огден, откладывая в
сторону книгу. - Вам, конечно, скучновато там одному с
непривычки. Моя жизнь, признаться, тоже довольно
однообразна. Хорошо ли вы заперли овец? Вы уверены, что
они не разбегутся?
   - Они заперты так же прочно, - говорю я, - как присяжные,
удалившиеся на совещание по делу об убийстве миллионера. И
я буду на месте раньше, чем у них возникнет потребность в
услугах сиделки.

Размер файла: 26.06 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров