Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

О. Генри. Улисс и собачник

Перевод Т. Озерской


   Известно ли вам, что существует час собачников?
   Когда четкие контуры Большого Города начинают
расплываться, смазанные серыми пальцами сумерек, наступает
час, отведенный одному из самых печальных зрелищ городской
жизни.
   С вершин и утесов каменных громад Нью-Йорка сползают
целые полчища обитателей городских пещер, бывших некогда
людьми. Все они еще сохранили способность передвигаться на
двух конечностях и не утратили человеческого облика и дара
речи, но вы сразу заметите, что в своем поступательном
движении они плетутся в хвосте у животных. Каждое из этих
существ шагает следом за собакой, будучи соединено с ней
искусственной связью.
   Перед нами жертвы Цирцеи. Не по своей охоте стали они
няньками при Жужу и Вижу и мальчиками на побегушках у Аделек
и Фиделек. Современная Цирцея не уподобила их целиком
животным - она милостиво оставила между теми и другими
известное расстояние, равное длине поводка В иных случаях
просто отдается приказ, в других - пускается в ход ласка или
подкуп, но так или иначе каждый из собачников, послушный
своей собственной Цирцее, ежевечерне выводит на прогулку
бесценное домашнее сокровище.
   Лица собачников и вся их повадка свидетельствуют о том,
что они околдованы прочно и утратили надежду на спасение.
Даже избавитель-Улисс в лице человека с собачьим фургоном не
явится к ним, чтобы разрушить чары.
   У некоторых из собачников каменные лица. Этих уже не
тронут ни любопытство, ни насмешки, ни сострадание их
двуногих собратьев. Годы супружеского рабства и
принудительного моциона в обществе собак сделали их
нечувствительными ко всему. Они освобождают от пут ноги
зазевавшегося прохожего и фонарные столбы с бесстрастием
китайских мандаринов, потягивающих за веревочки запущенный в
небо воздушный змей.
   Другие, лишь недавно низведенные до положения собачьих
поводырей, подчиняются своей участи с угрюмым ожесточением
Они дергают за поводок с тем чувством злорадства, какое
бывает написано на лице девицы, когда она в воскресный денек
вытаскивает из воды поймавшуюся на крючок рыбешку. На
случайные взгляды прохожих они отвечают свирепыми взглядами,
словно только ищут предлога, чтобы послать их к свиньям
собачьим. Это полупокоренные, не до конца оцирцеенные
собачники, и, если подопечный пес одного из них начинает
обнюхивать вам лодыжку, вы поступите благоразумно, не дав
ему пинка.
   Есть еще категория собачников, представители которой не
принимают своего положения так близко к сердцу. Это
преимущественно потасканные молодые люди в модных каскетках
и с сигаретой, небрежно свисающей из угла рта. Между ними и
вверенными их попечению животными не чувствуется прочной,
гармоничной связи. На ошейнике у их собак обычно красуется
шелковый бант, а сами молодые люди с таким усердием несут
свою службу, что невольно возникает подозрение - не ждут ли
они каких-то особых наград за добросовестное выполнение
возложенных на них обязанностей.
   Собаки, эскортируемые всеми вышеупомянутыми способами,
принадлежат к различным породам, но все они в сущности одно
и то же: жирные, избалованные, капризные твари, с
оскаленными мордами, омерзительно гнусным характером и
наглым поведением. Они упрямо и тупо тянут за поводок и
застревают у каждого порога, у каждого забора и фонарного
столба, не спеша обследуя их с помощью своих органов
обоняния. Они присаживаются отдохнуть, когда им только
заблагорассудится. Они сопят и отдуваются, как победитель
конкурса "Кто съест больше бифштексов". Они проваливаются
во все незакрытые погреба и угольные ямы. Словом,
устраивают своим поводырям веселую жизнь.
   А эти несчастные слуги собачьего царства - эти дворецкие
дворняжек, лакеи левреток, бонны болонок, гувернантки
грифонов, поводыри пуделей, телохранители терьеров и
таскатели такс, завороженные высокогорными Цирцеями, покорно
плетутся за своими питомцами. Собачонки не питают к ним ни
почтения, ни страха. Эти человеческие существа, которые
тащатся за ними на поводке, могут быть хозяевами дома, но
над ними они отнюдь не хозяева. С мягкого дивана - прямо к
выходной двери, из уютного уголка - на пожарную лестницу
гонит свирепое собачье рычание эти двуногие существа,
обреченные следовать за четвероногими во время их прогулок.
   Как-то в сумерки собачники, по обыкновению, вышли на
улицу, подчинившись просьбе, подкупу или щелканью бича своих
Цирцеи. Один из них был человек могучего телосложения, чья
внушительная внешность не вязалась с этим малосолидным
занятием. Уныние было написано на его лице, во всех
движениях сквозила подавленность. Он был влеком за поводок
отвратительно жирной, развращенной до мозга костей,
зловредной белой собачонкой, ни в грош не ставившей своего
поводыря.
   На ближайшем углу собачник свернул в переулок, надеясь
избавиться от свидетелей своего позора. Раскормленная тварь
ковыляла впереди, сопя от пресыщенности жизнью и непомерных
физических усилий.
   Внезапно собака остановилась. Высоченный загорелый
мужчина в длиннополом пиджаке и широкополой шляпе стоял на
тротуаре, подобно колоссу, загораживая проход.
   - Чтоб мне сдохнуть! - сказал мужчина.
   - Джим Берри! - ахнул собачник, пустив в ход несколько
восклицательных знаков.

Размер файла: 12.8 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров