Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (6)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Материальный и тепловой баланс ваграночной плавки. Методические указания /Составители: Н. И. Таран, Н. И. Швидков. СибГИУ – Новокузнецк, 2004. – 30с (9)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение конструкции и работы лабораторного прокатного стана дуо «200» :Метод. указ. / Сост.: В.А. Воскресенский, В.В. Почетуха: ГОУ ВПО «СибГИУ». - Новокузнецк, 2003. - 8 с (8)
(Методические материалы)

Значок файла Дипломное проектирование: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 21 с (8)
(Методические материалы)

Значок файла Влияние времени перемешивания смеси на ее прочность в сыром состоянии и газопроницаемость: метод. указ./ Сост.: Климов В.Я. – СибГИУ: Новокузнецк, 2004. – 8 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Вероятностно-статистический анализ эксперимента: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (8)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ СНОВИДЕНИЙ

СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ СНОВИДЕНИЙ.. 118

 

ПРЕДИСЛОВИЕ. 123

Исторические предпосылки. 129

О составе книги. 206

Заключение. 251

Список литературы.. 268

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СНОВИДЕНИЕ И ПСИХОАНАЛИЗ: ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС.. 341

 

1. ПСИХОЛОГИЯ СНОВИДЕНИЙ И РАЗВИТИЕ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОГО МЕТОДА.. 343

 

Самоанализ Фрейда и открытие психоаналитического метода. 345

Гипноз, психология сновидений и психоанализ. 366

Бодрствование, сон и психоаналитическая практика. 387

Гипотеза «хорошего сновидения». 398

Классический психоанализ и его функции. 419

Пограничные личностные расстройства, регрессия и новые требования к

психоанализу. 445

Список литературы.. 463

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СПОР О СНОВИДЕНИИ: ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОНО СЕГОДНЯ ПРЯМЫМ ПУТЕМ К ЦЕЛИ?.

575

 

2. СНОВИДЕНИЯ В КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ. 581

 

3. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СНОВИДЕНИЯ В ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. 681

Некоторые общие положения. 694

Клинические примеры.. 721

Заключение. 823

Примечания. 840

Список литературы.. 843

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПРОСТРАНСТВО СНОВИДЕНИЯ.. 905

 

4. ПРАВИЛЬНОЕ И НЕПРАВИЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СНОВИДЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ.. 916

Неспособность видеть сон. 927

Актуализация пространства сновидения. 956

Клинический материал. 959

Обсуждение. 970

Список литературы.. 987

 

5. ФУНКЦИЯ СНОВИДЕНИЙ.. 997

Список литературы.. 1046

 

6. СНОВИДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ1 1053

Примечания. 1133

Список литературы.. 1136

 

7. ВОСПРИЯТИЕ СНОВИДЕНИЯ И ТРАНСФЕР. 1147

Список литературы.. 1173

 

8. НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ АНАЛИТИЧЕСКОГО ВЫСЛУШИВАНИЯ И ЭКРАНА

СНОВИДЕНИЯ   1178

Некоторые аспекты истории болезни и аналитический процесс, предшествующий

первому сновидению.. 1185

Первое сновидение. 1196

Обсуждение. 1203

Резюме. 1232

Примечания. 1236

Список литературы.. 1250

 

9. ПЛЕНКА СНОВИДЕНИЯ.. 1276

Возврат к теории сновидений Фрейда. 1285

История болезни: Зенобия. 1312

Оболочка возбуждения, или истерическая предпосылка любого невроза. 1358

Список литературы.. 1367

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ.. 1377

 

10. ЗНАЧЕНИЕ ЯВНОГО СОДЕРЖАНИЯ СНОВИДЕНИЯ ДЛЯ ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИИ.. 1384

Исторический обзор. 1387

Явное содержание сновидения. 1406

Техника интерпретации и латентное содержание сновидения. 1429

Примеры и обсуждения. 1464

Взгляды некоторых других авторов на значение интерпретации манифестного

сновидения. 1495

Вторичная переработка. 1506

Формулировка и обсуждение методики интерпретации. 1518

Резюме. 1538

Список литературы.. 1544

 

11. КОНТИНУУМ СНА В ПСИХОАНАЛИЗЕ: ИСТОЧНИК И ФУНКЦИЯ СНОВИДЕНИЯ.. 1665

Вступление. 1667

Исследования. 1675

Результаты.. 1683

Обсуждение. 1723

Список литературы.. 1739

ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО И СНОВИДЕНИЯ.. 1759

[281] 1760

 

12. СНОВИДЕНИЕ И ОРГАНИЗУЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭГО.. 1783

Использование различных средств. 1814

Чувство господства. 1821

Сокращение измерений. 1840

Заключение. 1868

Примечания. 1872

Список литературы.. 1883

 

13. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СНОВИДЕНИЯ.. 1914

Сущность интерпретации сновидения. 1928

Цель конкретной символизации в сновидениях. 1943

Клинический пример4 1966

Резюме. 1997

Примечания. 1999

Список литературы.. 2009

БЛАГОДАРНОСТИ.. 2036

Индексный указатель. 2051

 

 

Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ 9

Часть первая. СНОВИДЕНИЕ И ПСИХОАНАЛИЗ:

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС 43

1 ПСИХОЛОГИЯ СНОВИДЕНИЙ И РАЗВИТИЕ

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОГО МЕТОДА. М. Масуд Кан 45

Часть вторая. СПОР О СНОВИДЕНИИ: ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ОНО СЕГОДНЯ ПРЯМЫМ ПУТЕМ К ЦЕЛИ? 71

2 СНОВИДЕНИЯ В КЛИНИЧЕСКОЙ

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ. Чарльз Бреннер 73

3 ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СНОВИДЕНИЯ

В ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. Ральф Р.Гринсон 93

Часть третья. ПРОСТРАНСТВО СНОВИДЕНИЯ 129

4 ПРАВИЛЬНОЕ И НЕПРАВИЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

СНОВИДЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. М.Масуд Кан 133

5 ФУНКЦИЯ СНОВИДЕНИЙ. Ханна Сегал 147

6 СНОВИДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ. Ж.-Б. Понталис 159

7 ВОСПРИЯТИЕ СНОВИДЕНИЯ

И ТРАНСФЕР. Гарольд Стюарт 179

8 НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ АНАЛИТИЧЕСКОГО ВЫСЛУШИВАНИЯ И ЭКРАНА

СНОВИДЕНИЯ. Джеймс Гемайл 187

9 ПЛЕНКА СНОВИДЕНИЯ. Дидье Анзъе 203

Часть четвертая. ПРИСПОСАБЛИВАЮЩЕЕСЯ ЭГО

И СНОВИДЕНИЯ 223

10 ЗНАЧЕНИЕ ЯВНОГО СОДЕРЖАНИЯ СНОВИДЕНИЯ ДЛЯ ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИИ. Джейкоб Спаньярд

225

11 КОНТИНУУМ СНА В ПСИХОАНАЛИЗЕ: ИСТОЧНИК

И ФУНКЦИЯ СНОВИДЕНИЯ. Р. Гринберг и С.Перлман 263

12 СНОВИДЕНИЕ И ОРГАНИЗУЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭГО. Сесиль де Монжуа 283

13 ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ

СНОВИДЕНИЯ. Роберт Д.Столороу и Джордж Е.Этвуд 307

БЛАГОДАРНОСТИ 329 ИНДЕКСНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ 331

 

 

СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ СНОВИДЕНИЙ

Высокое мнение Фрейда о своих открытиях, изложен­ных в «Толковании сновидений»,

означало, что дальней­шие исследования сновидений бросают прямой вызов всем

психоаналитикам. На протяжении всей истории психоана­литического движения —

недавно отметившего 100-летнюю годовщину великого открытия Фрейда — многие

аналити­ки пытались связать первоначальное открытие Фрейда с пос­ледующими

психоаналитическими перспективами.

В книге «Современная теория сновидений» сведены вме­сте некоторые из самых

важных статей по этому вопросу за последние двадцать пять лет. Представленные

работы при­надлежат перу ученых широкого спектра аналитических школ Европы и

Америки. Все они вдохновлены Фрейдом, но вносят новые измерения в понимание

значения снови­дения в клинической практике. Различные авторы видят сновидение

по-разному: как свидетельство развития психо­анализа, как разновидность

переживаний человека, как спо­соб адаптации, как индикатор конкретной формы

психи­ческого расстройства, как осуществляемое им искажение значения.

«Современная теория сновидений» не только ознакомит читателя с современным

состоянием этого вопроса, но и будет способствовать возрождению внимания к

психичес­кому процессу, который Фрейд считал краеугольным кам­нем психоанализа.

Этот побуждающий к размышлениям сборник, дополненный содержательным предисловием

и ясными комментариями редактора к каждой статье, будет полезен как

преподавателю, так и клиницисту.

Сара Фландерс получила степень доктора английской литературы в Нью-Йоркском

Государственном Универси­тете, г.Буффало. Она член Британского

Психоаналитичес­кого Общества и психоаналитик, занимающийся частной практикой.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сегодня, почти столетие спустя после прорыва в пони­мании сновидений и

функционирования бессознательной мысли, осуществленного Фрейдом, сновидение уже

не за­нимает центрального места в психоаналитических дебатах. Хотя сновидения

остаются классическим иллюстративным материалом в психоаналитических клинических

работах, как заметила Элла Фримен Шарп, маятник, качнувшийся в 1937 г. в сторону

от психоаналитического интереса к ин­терпретации сновидения, так и не вернулся в

исходное по­ложение (Sharpe, 1937: 67). И сегодня он не подвластен ни одной

движущей силе или профессиональному мнению. Современные психоаналитики

разговаривают на языке, ко­торый Андре Грин назвал языком полиглотов (Green,

1975), потенциально не понятном даже для зрелого и теорети­чески искушенного

аналитика. Еще более усложнили, но одновременно и обогатили много сторонний

интернацио­нальный психоаналитический взгляд на сновидение невро­логические

исследования, прямо или непосредственно влияя на неустойчивое психоаналитическое

единодушие. Однако составители надеются, что собранные ими статьи позволят

читателю получить представление о диапазоне су­ществующих в психоаналитической

науке взглядов на сно­видение.

В данном предисловии я вначале кратко изложу взгляды Фрейда на сновидения, а

затем выборочно остановлюсь на последующем развитии представлений о снах и их

роли в психоаналитическом процессе. Представленные ниже ста­тьи я разделила на

четыре части. Основу данного сборника закладывает представленная раньше других

статья Масуда Кана о взаимосвязи между классической теорией сновиде­ния и психоаналитическим процессом.

Вторая часть вклю­чает центральные работы классической полемики по

воп­росу: занимает ли еще сновидение «особое» место в клини­ческой практике, и

почему. В части третьей собраны работы французской и английской школ о процессе

сновидения, а в четвертой описано развитие идеи от классического эго к

современной самости психоанализа, главным образом в Со­единенных Штатах.

Читатель заметит, что эти статьи рас­положены в историческом порядке, что, по

моему мнению, полезно при изложении развивающихся течений по мере того, как они

укореняются в психоаналитических рассуж­дениях. Здесь мало повторений, но много

разнообразной, иногда довольно сложной аргументации.

Исторические предпосылки

В 1932 г. Фрейд писал о теории сновидений: «Она зани­мает особое место в истории

психоанализа и отмечает по­воротный пункт; именно благодаря ей анализ сделал шаг

от психотерапевтической методики к глубинной психологии» (Фрейд, 1932: 7). В

этой же публикации он, основываясь на исчезновении специального раздела «Об

интерпретации сно­видений» из «Международного психоаналитического жур­нала»,

сетует на угасание интереса к сновидению (1932: 8). Его заявление, не свободное

от чувства потери, гласит:

«Даже согласно моему нынешнему суждению, она со­держит в себе самое ценное из

всех открытий, что мне посчастливилось сделать. Подобное проникновение в

сущность выпадает на долю человека лишь раз в жизни».

(Фрейд, 1931).

Если в 1920-х и в 1930-х годах психоаналитическое дви­жение шагало под иную

мелодию, то это потому, что вел его еще Фрейд, нацеливая на решение вопросов,

пользующихся устойчивым интересом: происхождение психозов, формулировка структурной

теории, изучение ранних объект-отношений, проблема тревоги, осознание трансфера.

Как сокрушаются многие современные аналитики (См. Брен­нер в данном сборнике),

Фрейд так до конца и не переде­лал теорию интерпретации сновидений, чтобы

полностью привести ее в соответствие с более поздними концептуализациями, в

особенности со структурной моделью психики. Он оставался верен своей

первоначальной идее, выполнен­ной без учета преимуществ последующей теории, хотя

и дополнял ее продуманными примечаниями к каждому при­жизненному изданию. Более

того, в 1932 г. он писал, что теория сновидений была его «якорем спасения»:

«Когда я начинал сомневаться в правильности своих не­твердых заключений, мою

уверенность в том, что я на правильном пути, возрождала успешная трансформация

бессмысленного и запутанного сновидения в логический и понятный психический

процесс сновидца».

(Фрейд, 1932: 7).

В том, что эта самая неустойчивая и загадочная сфера психики обеспечивала Фрейду

его «якорь спасения», под­держку и опору в потенциально хаотической атмосфере

консультативной комнаты, заключается тонкая ирония. Его преданность своей

работе, его убежденность в ее централь­ном месте, несомненно, сказались на

процессе ее изложе­ния и на ее роли в его собственном самоанализе (Anzieu,

1986). Но Фрейд не одинок в своей оценке значения «Тол­кования сновидений». С

его оценкой согласны некоторые из самых новаторских и упорных сторонников

пост-фрей­дистского канона, среди них Лакан и, совсем современ­ный, Матте Бланко

(Matte-Blanco, 1988).

Именно в «Толковании сновидений» Фрейд представил и раскрыл неотзывчивому

научному миру сущность бессоз­нательных психических процессов. Он пишет, что

пришел к пониманию следующим образом:

 

[12]

«В течение многих лет я занимался (с терапевтической целью) раскрытием сущности

некоторых психопатоло­гических структур: истерических фобий, обсессивных идей и

так далее. Фактически этот вопрос интересовал меня с того самого момента, когда

из важного сообще­ния Й.Брейера я узнал, что раскрытие сущности этих структур

(которые рассматривались как патологические симптомы) совпадает с их устранением

[См. Breuer и Freud, 1895.] Если патологическую идею такого рода мож­но

проследить до тех элементов психической жизни па­циента, от которых она берет

свое начало, то она немед­ленно разрушается, и пациент освобождается от нее...

... Именно в ходе таких исследований я пришел к интерпретации сновидений. Мои

пациенты должны были сообщать о любой идее или мысли, возникающей у них в связи

с определенной темой; кроме всего прочего, они рассказывали мне свои сновидения

и научили меня, что сон можно включить в психическую цепочку, которую следует

проследить в памяти от патологической идеи до ее истоков. Тогда это был лишь

незначительный шаг к рассмотрению самого сновидения как симптома и к при­менению

метода интерпретации, разработанного для симптомов».

(Фрейд, 1900: 100-1).

Сновидения, так же, как и симптомы, имеют свое зна­чение и место в личной

истории человека. По завершении интерпретации сновидение оказалось

замаскированным удовлетворением желания, желания, спровоцированного встречами с

реальностью предшествующего дня. Что-то пробудилось и объединилось с

бессознательными инфан­тильными стремлениями, побуждениями, требующими

гал­люцинаторного удовлетворения. Работа сновидения состоит в том, чтобы

удовлетворить, но одновременно и замаски­ровать бессознательное желание, которое

могло бы по­тревожить сновидца и его сон. Интерпретация сновиде­ния является

нарушающей деятельностью; она аннулирует работу сна, снимает маску, переводит

явное содержание сновидения обратно в стоящие за ним скрытые мысли.

 

[13]

Перевод возможен, ибо Фрейд открыл, что работа снови­дения осуществляется в

соответствии с механизмами, ко­торые конденсируют и смещают значения,

представляют и маскируют многочисленные слои значимости, представ­ляют в видимой

форме наслаивающиеся мысли, воспоми­нания и желания. Формулируя теорию

сновидений, Фрейд настойчиво отмечал, что значение сновидения скрывается не в

явном или поверхностном (манифестном) содержа­нии, и не в эксцентричном или

банальном его изложении. Фасаду сновидения нельзя доверять полностью, не стоит

принимать его за чистую монету. Внешний вид повество­вания, истории, является

«вторичной обработкой», соеди­нением фрагментов, а не драматическим действием.

Та­ким образом, сновидение Фрейда — нечто менее значи­тельное, чем искусство.

Значение сновидения можно открыть лишь после дополнительной работы, после того,

как сновидец приведет ассоциации к событиям и мыслям предшествующего дня. Так

определяется место обработан­ного сновидения в контексте личностных переживаний.

Десять лет спустя первого издания «Толкования снови­дений» Фрейд добавил к своей

теории латентного значения привилегированную форму образов сновидения (Фрейд,

1900: 350-80). Наряду с другими психоаналитиками он об­наружил, что некоторые

образы повторяются, постоянны в своем значении и вызывают небольшое число

ассоциаций. Это «символы» сновидения, в большей мере представления, чем маски,

ибо, как говорил Фрейд, источник значения был узок, но почти до бесконечности

всеобъемлющ: человечес­кое тело в целом, родители, дети, братья и сестры,

рожде­ние, смерть, нагота и, чаще всего, сфера половой жизни (Фрейд, 1916: 153).

Место символического представления в сновидении упрочивает понимание сновидения

как процесса созидательного и синтезирующего, в большей мере откры­вающего, чем

скрывающего, маскирующего и защищающего. Символ сновидения связывает манифестное

(явное) и ла­тентное значения, несет в себе связи, а не расщепляет их. Однако

несмотря на накопившееся число постоянных и поддающихся интерпретации символов;

Фрейд, наряду с работой со снами, особо подчеркивает важность выявления

 

[14]

ассоциаций сновидца. Фрейд снова и снова предостерегает аналитика не

обманываться манифестным содержанием, а искать его латентную мысль по

ассоциациям к фрагментам сновидения. Это положение — догма Фрейда, или станет

таковой. Никогда не доверяйте тому, что может казаться очевидным в сновидении,

даже если сам Фрейд явно нару­шает свое собственное предписание (см. статью

Спаньярда в данном сборнике). Это один из самых трудных уроков, преподаваемых

кандидатам в психоаналитики (Erikson, 1954). Стараясь уследить за градом

материала, они должны по­мнить, что, даже если рассказываемое сновидение

представ­ляется единственной понятной информацией, само по себе оно не тот

«спасительный якорь», за который следует дер­жаться. Скорее это процедура,

основанная на внимании к бессознательным процессам сновидца и, что не бесспорно,

на способности сновидца к самораскрытию, а заключается она в том, чтобы ждать

ассоциаций, способных (хотя и нео­бязательно) открыть прямо противоположное

очевидному. Именно на этом основании Фрейд построил свое утверж­дение о том, что

интерпретация сновидений — это «царс­кая дорога к бессознательному» (1900: 608).

Двадцать лет спустя после опубликования «Толкования сновидений» в работе «По ту

сторону принципа удоволь­ствия» Фрейд затронул то, что считал единственным

ис­ключением из своего фундаментального представления о процессе формирования

сновидения. Он рассматривает компульсивность в трансфере, в жизни и в

«травматических сновидениях», воспроизводящих незамаскированные болез­ненные

переживания. Снова и снова возвращаясь к реали­стичному изображению травмирующей

ситуации, сновиде­ния «пытаются справиться с раздражителями, вызывая тре­вогу,

или (игнорируя последнюю) — травматический невроз» (Фрейд, 1920: 32). Поэтому

сновидения, наблюдающиеся при «травматических неврозах», или «сновидения во

время психоанализа, вызывающие в памяти физическую травму детства, невозможно

классифицировать как исполнения желаний» (Фрейд, 1920: 32). Он пишет, что если

существует нечто «по ту сторону принципа удовольствия, то можно ут-

[15]

верждать, что некогда было время, когда удовлетворение желаний не являлось целью

сновидений» (с.33).

Повторение в материале сновидения травматического переживания — это идея,

которую можно развивать почти до бесконечности. Первым это сделал Ференци:

«Мы все чаще и чаще сталкиваемся с тем, что так назы­ваемые отпечатки дня [и

можно добавить жизни] в дей­ствительности представляют собой повторение

симпто­мов травмы. ... Таким образом, вместо «сновидение является

удовлетворением желания», более полным оп­ределением функции сновидения было бы:

каждое сно­видение, даже неприятное, представляет собой попыт­ку овладеть

травматическими переживаниями и уладить их, так сказать, в смысле esprit

d'escalier*, что в сновиде­нии в большинстве случаев сделать легче из-за

умень­шения критической способности и преобладания прин­ципа удовольствия»

(Ferenczi, 1931: 238).

Действительно, в подразумевающейся в каждом снови­дении регрессии можно

обнаружить потенциальную травму (Garma, 1966, см. Curtis и Sachs, 1976). Обладая

характером бессознательных намерений, травма косвенно присутствует и в

повседневной жизни (Sandier, 1976), в банальностях социального общения, а также

в качестве эмоциональных напряжений в интимных отношениях. Сам Фрейд, продол­жая

свои исследования начал психической структуры, все больше и больше выделял

«позитивный Ад» (Фрейд, 1916: 43) инстинктной жизни, потенциальную жестокость

арха­ичного эго, полагая их опасностями развития человеческо­го младенца. Как

Фрейд отмечал позднее, никому не удает­ся избежать возвращающихся в сновидениях

травм детских переживаний (Фрейд, 1932: 27-30). Психологи, изучающие «я» (Kohut,

1971, 1977), недавно воспользовались этой свя-

* Остроумие на лестнице (фр.), т.е. ситуация, в которой правильные (уместные)

слова приходят позже, чем нужно и чем хотелось бы. — Прим. ред.

 

[16]

зью травмы с незамаскированным символическим матери­алом сновидения. В

метафорически понимаемом явном со­держании они видят раскрытие неустойчивого

«я», находя­щегося на грани дезинтеграции, а сами зрительные образы считают

основой связи безымянной тревоги или страха.

Хотя сам Фрейд обычно связывал сновидения с мысли­тельным процессом (Фрейд,

1925: 112), а травматические сновидения — с преодолением тревоги, он постоянно

опи­сывал работу сновидения как характерную для функции поддержания сна.

Относительно более широкой адаптив­ной функции сновидения он был осторожен,

более осторо­жен, чем большинство современных аналитиков:

«Ошибочно говорить, что сновидения занимаются акту­альными жизненными задачами

или пытаются найти ре­шение повседневных проблем. Это дело предсознательной

мысли. Полезная работа так же далека от сновиде­ний, как и намерение передать

информацию другому человеку. Когда сновидение имеет дело с проблемой ре­альной

жизни, оно решает ее подобно иррациональному желанию».

(Фрейд, 1925: 127).

Конечно же, существует различие между взглядом на сно­видения как на способ

разрешения проблем (French и Fromm, 1964), и взглядом на интегрирующую функцию

нормальных сновидений, потенциально отражающих внутреннюю силу эго и даже

укрепляющих ее (Ханна Сегал, в этом сборнике) или интегрирующих новое понимание

с установившимися структурами (Palombo, 1978: Гринберг и Перлман в этом

сбор­нике), оберегающих и помогающих структуре, связанной с развитием (Fosshage,

1983; Этвуд и Столороу в этом сборни­ке). Несомненно, внимание к интегрирующей

функции сно­видения возникло благодаря соединению БДГ*-исследований и

традиционной эго-психологией (см. работу Гринберга и Перлмана в этом сборнике).

За последние десятилетия

* БДГ — быстрое движение глаз, стадия сна, характерная наличием сновидений. —

Прим. ред.



Размер файла: 1.78 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров