Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (2)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (5)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (4)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Пример служения России

Пример служения России

Дмитрий Иванович Иловайский... Это имя, к сожалению, неизвестно широкому кругу нынешних читателей, хотя в конце XIX начале XX века о нем знала вся культурная Россия. Историк, педагог, гражданин-патриот Иловайский многое сделал для того, чтобы потомки всегда помнили историю своего Отечества, родного края.

Он родился в 1832 году в городе Раненбурге Рязанской губернии (ныне Чаплыгин Липецкой области) в обедневшей купеческой семье. После успешного окончания Рязанской гимназии в 1850 году Дмитрий поступает в Московский университет на историко-филологический факультет. Круг интересов студента Иловайского обширен. Это литература, публицистика, история... Пробует себя он и в научно-исследовательской работе. Закончив в 1854 году университет, получает назначение на должность учителя истории в родную Рязанскую гимназию.

В Рязани Д. И. Иловайский продолжает свои научные исследования и пишет диссертацию «История Рязанского княжества» на соискание ученой степени магистра наук. Работа выходит в свет в 1858 году в издательстве Московского университета. Она сразу привлекла внимание ученых-историков, всей общественности глубиной анализа, широтой знаний, свежестью изложения.

Свою деятельность ученый и педагог не ограничивает стенами гимназии, а много путешествует по отчему краю, совершает пеший поход по берегу Оки. Дмитрий Иванович изучает древности — городища и курганы, описывает быт жителей местных деревень, их поведение, наряды.

Проработав некоторое время в одной из столичных гимназий и Московском университете Иловайский решает оставить преподавательскую службу, чтобы полностью отдаться науке.

В 1870 году защищает докторскую диссертацию, высоко оцененную крупнейшим русским историком С. М. Соловьевым. В это же время Иловайский начинает сложную работу над полным курсом «Истории России» и уже в 1876 году издает первый ее том. Он также пишет учебник по истории для средних учебных заведений, который выдержал много переизданий.

Д. И. Иловайский близко воспринимал острые политические события, переживаемые обществом, сам стремился быть их непосредственным участником. В 1877 году он отправляется в Болгарию, где полыхала национально-освободительная война. Ученый посещает дивизию прославленного генерала-земляка М. Д. Скобелева. Как затем вспоминал Дмитрий Иванович, он не удержался и обнял славного полководца, видя в нем героя, на которого смотрит вся Россия. О героизме русских воинов-освободителей Д. И. Иловайский напишет в своих заметках, обнаружив талант блестящего публициста.

Не обошлось без драматических страниц. По пути из Болгарии, он был арестован австрийскими властями. Обвинение — «подозрительный» интерес к истории и жизни придунайских народов. А вернувшись на Родину из австрийской тюрьмы, ученый-историк испытал на себе злобную травлю со стороны некоторых отечественных газет, которыми заправляли либералы и демократы. Пугаясь одного слова — патриотизм, они объявили Д. И. Иловайского «националистом» и «шовинистом», который, якобы, ездил в Галицию по специальному заданию Славянского Комитета. Дмитрий Иванович был вынужден вызвать одного из ретивых клеветников на дуэль. Вызов не был принят. Так Иловайский смог защитить свое доброе имя.

Ученый продолжает много работать и путешествовать. На юбилейных торжествах по случаю 800-летия Рязани в 1895 году Дмитрий Иванович выступил с яркой речью, в которой призвал земляков хранить славу и традиции родного края: быть достойными продолжателями деяний славных предков.

В знак признания заслуг ученого Иловайского рязанцы избирали его Почетным гражданином города.

С 1897 года он начинает издавать исторический журнал «Кремль». Активно продолжает работу и над «Историей России». В 1905 году из печати выходит ее пятый том, в котором повествование доходит до эпохи Петра I.

Умер Д. И. Иловайский 20 ноября 1920 года в Москве в возрасте 88 лет. Вся его долгая жизнь — пример беззаветного сыновьего служения России, своему народу. Вместе со всеми соотечественниками глубоко признательными ему должны быть и нынешние, и будущие поколения.

Товарищество «Земля Рязанская».

 

История рязанского княжества

Сочинения

Д. И.

                        Иловайского

??????

с портретом автора

???

МОСКВА.

Издание книгопродавца А. Л. Васильева

1884.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Типография И. С. Дурново. Страстной бул., д. гр. Мусина-Пушкина.

С портрета писанного Шервудом в 1882 г.

фотогравюра художника Панова, Москва

 

Четверть века прошло со времени моего первого ученого труда, т. е. Истории Рязанского Княжества, которая появилась на свет почти в конце 1858 года, в качестве магистерской диссертации. Полагаю, срок достаточный для того, чтобы подвести некоторые итоги своей научной и литературной деятельности, т. е. собрать, если не все, по крайней мере, довольно многое из того, что было рассеяно по разным углам. Такое подведение итогов предпринимаю тем охотнее, что в данном случае оно облегчается помощью радушного издателя. Впрочем, дальнейшее его усердие, вероятно, будет зависеть от успеха или неуспеха настоящего тома. Для этого тома, кроме, помянутой диссертации, я выбрал из своих сочинений два биографических очерка, которые относятся также к первому периоду моей авторской деятельности. Выпуская вновь эти свои труды, я ограничился только необходимыми поправками или заметками, не вдаваясь в какие-либо большие перемены, в которых притом не вижу особой надобности.

В следующем томе предполагается поместить Гродненский сейм 1793 года, т. е. мою докторскую диссертацию, и выбор из массы статей, разбросанных по разным периодическим изданиям.

Д. Иловайский.

Je dedie се livre ? mes m?itres, ? ceux qui vivent et ? ceux qui ne sont plus.

Hist. de France par Michelet.

Главным источником для этого труда послужили русские летописи, преимущественно северные. Хотя известия о рязанских событиях в них вообще редки, отрывочны и местами пристрастны; но вместе взятые они составляют значительную массу фактов. Самую твердую опору для исследований представляют, конечно, договорные и жалованные грамоты, рассеянные в изданиях Археографической комиссии и в Собрании Государственных грамот и договоров. Иностранных известий о древнерязанском крае мы имеем очень мало.

Нельзя сказать, чтобы мне пришлось трудиться над материалами, совершенно нетронутыми. Были и прежде некоторые попытки, если не разработать, то, по крайней мере, собрать сырые материалы. Первая известная мне попытка в этом роде относится к концу прошлого и началу настоящего столетия. Сборник имеет такое заглавие: „Достопамятности в Российской истории, большею частью к Рязанской области надлежащие, выбранные из отысканных в Рязанской духовной консистории разных тетрадей и бумаг и собранные в виде летописи в 1793 и 1794 гг. по случаю присланного из св. правит. синода 1791 г. августа 31 дня к его преосв. Симону архиепископу Рязанскому указа о присылке летописей в оный синод; а 1816 года вновь пересмотренная, исправленная и дополненная“. Из каких же тетрадей и бумаг сделаны выписки для этих Достопамятностей? Главным образом, из Родословца Русских князей и Географического Словаря, составленного Щекатовым; а в последнем историческое обозрение Рязанского княжества основано на извлечениях из Истории Татищева и Никоновой Летописи. Гораздо важнее таких выписок встречающаяся в Достопамятностях сокращения и отрывки из разных грамот, жалованных и судных.

В связи с „Достопамятностями“ находятся труды бывшего учителя Рязанской гимназии Т. Воздвиженского: „Историческое обозрение Рязанской Иерархии“ 1820 г. и „Историческое обозрение Рязанской губернии“ 1822 г. Более заслуживает внимания первая книга, содержание которой заимствовано из Рязан. Достопамятностей, которые до сих пор остаются неизданными. Уже потому самому, что г. Воздвиженский сделал известными многие любопытные грамоты, вошедшие в Достопамятности, он оказал большую услугу науке. Вторая книга представляет очень мало интереса там, где дело идет о временах Княжества. По большей части это ряд выписок, почти слово в слово, из Татищева, Щекатова и Карамзина, ничем не связанных и часто противоречащих друг другу. Но мы не имеем права пренебрегать и этим трудом, потому что у г. Воздвиженского, как рязанского старожила, встречаются местами любопытные заметки, которые могут навести на разные соображения.

Очень важны для истории Рязанского края грамоты и акты, собранные А. И. Пискаревым, 1854 г.; но за исключением немногих, эти документы относятся ко временам позднейшим *. Сочинения по русской истории, и рассеянные в повременных изданиях статьи, которыми я пользовался, будут. указаны при самых исследованиях. Новых неизданных доселе источников мне удалось собрать очень немного.

Излагая историю Рязанского княжества, я имел в виду следующее: во-первых, привести в известность и дать единство фактам, до сих пор разрозненным и отры-{X}вочным, во-вторых, указать на самые важные эпохи, которые переживало княжество, и в-третьих, по возможности проникнуть в его внутренний быт. Хотелось бы дать более места последней, бытовой стороне и остановиться на духовной жизни народа; но здесь историк встречает сильные затруднения, по крайней скудости источников и отсутствии предварительных исследований. Отчетливое изображение древне-рязанского быта невозможно до тех пор, пока не будут собраны и изданы в значительном количестве местные предания, песни, поверья, остатки прежних обычаев; пока русская археология и филология не приведет в известность и не объяснит хотя наиболее замечательных памятников рязанской письменности, а равно и памятников искусства, принадлежащих Рязанскому краю. {XI}

ГЛАВА I.

Финское население в области Оки. Вятичи. Главные пути славянской колонизации. Восточные уделы. Св. Глеб в Муроме. Происхождение города Рязани. Борьба Олега Святославича с детьми Мономаха. Ярослав Святославич. Его характер и деятельность на северо-востоке. Успехи христианства. Неудачи Ярослава на юге.

Обособление Муромо-Рязанского княжества.

„По Оцђ рђцђ, гдђ потече въ Волгу, Мурома языкъ свой и Черемеси свой языкъ, Мордва свой языкъ“, говорит наш начальный летописец, перечисляя народы, населявшие древнюю Россию. „А се суть иніи (т. е. не славянские) языци, иже дань дають Руси: Чудь, Меря, Весь, Мурома, Черемись, Мордва“ и пр. Следовательно, речная область Оки в первый раз является в истории с обитателями финского или чудского племени. Но заговорив о финском племени и его подразделениях, мы чувствуем под собою почву, далеко нетвердую. Этот важный элемент в составе Русского государства представляет еще задачу для истории, и мы пока напрасно ищем в ученой литературе авторитета, на который могли бы смело опереться в своих выводах. Особенно мало сделано для истории и этнографии финнов восточной России.

Финские народцы, обитавшие в области Оки, по некоторым признакам, составляли только часть большого мордовского племени. Нетрудно представить себе главные черты их быта при начале нашей истории; без всякого сомнения, он был очень прост и немногосложен, как у всех народов, не вышедших еще из состояния дикости. Рассеянные небольшими группами или отдельными семьями, финны жили в глуши первобытных лесов, на берегу рек и бесконечных болот; охота и, вероятно, пчеловодство {1} служили им главным источником существования; земледелие, может быть, и в те времена входило уже в число их занятий; но ему не благоприятствовали лесистая природа страны и местами скупая, песчано-глинистая почва. В этом случае для нас драгоценны слова Герберштейна, которыми он в первой половине XVI века характеризует мордовское племя. „К востоку и югу от реки Мокши, говорит он, лежат огромные леса, в которых обитает мордва, народ говорящий особенным языком. Они отчасти идолопоклонники, отчасти магометане; живут разбросанными селениями, обрабатывают поля; питаются мясом диких животных и медом; богаты дорогими мехами; народ суровый, храбро отбивающий от себя татарских хищников; почти все пешие, вооружены длинными луками и превосходные стрелки“. Если сравним с этим известием описание чисто мордовского быта в наше время, то в главных чертах мы находим большое сходство; отсюда имеем право заключить, что и с IX века по XVI этот быт изменился очень мало. Так, например, мордва до сих пор отличается свойственною дикарям неразборчивостью в выборе пищи; только в недавнее время она оставила привычку пожирать самых нечистых животных; а мясо медведей, волков, ежей, белок, вьюнов и ястребов еще не вышло из употребления.

В XVI веке часть мордвы исповедывала ислам, заимствованный у соседних болгар, казанских и касимовских татар; но в IX веке язычество в этих странах еще не встречало себе никакого противодействия. К сожалению, религиозные верования северо-восточных финнов далеко не приведены в известность для того, чтобы можно было построить из них полную систему. Однако, благодаря заметкам некоторых наблюдателей, мы имеем довольно цельное понятие о язычестве мордовского племени; видим, что оно прошло несколько ступеней религиозного развития и не лишено присутствия господствующей идеи. Верховное божество называется Шкай; за ним следуют низшие боги и богини, между которыми разделены заботы по управлению различными частями мира, таковы: Керемять, Азарава, Паксязар и Паксязарава, Вирьязар и Вирьязарава, Ведьязар и Ведьязарава, Лугазар и Лугазарава, Юртазар и Юртазарава и пр. Все эти имена встречаются в молитвах, преданьях и поверьях у мордвинов, которые вообще поздно, неохотно подчинились христианству, и упорно продолжают сохранять многие языческие верования и обряды. {2}



* То же можно сказать о его „Собрании надписей с памятников Рязанской старины“ в Записках Археол. Общ. Т. VIII. СПБ. 1856.



Размер файла: 1.59 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров