Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Малколм Барбер. Процесс тамплиеров

Малколм Барбер. Процесс тамплиеров

 

Тамплиеры — духовно-рыцарский орден, основанный в Святой Земле в 1119 г. В XII-XIII вв. орден этот был весьма богат, ему принадлежали значительные земельные владения как в созданных крестоносцами государствах на территории Палестины и Сирии, так и на Западе, особенно во Франции. Орден обладал также широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными ему папой римским, которому он непосредственно подчинялся, и светскими монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции банкира, чему способствовала интернациональная природа этой организации, но главной целью его учреждения была военная защита государств, созданных крестоносцами на Востоке; собственно, и сам орден зародился на этих землях и благодаря своей тамошней деятельности приобрел славу и могущество. Однако в 1291 г. христианские поселенцы были изгнаны из Палестины египетскими мамелюками, и существование тамплиеров, таким образом, лишилось своего основного смысла.

Ранним утром 13 октября 1307г., в пятницу, члены ордена, проживавшие во Франции, были внезапно арестованы чиновниками короля Филиппа IV. Аресты производились именем Святой инквизиции, а владения тамплиеров переходили в собственность короля. Членов ордена обвиняли в тягчайшей ереси — в том, что они отрекались от Иисуса Христа, плевали на распятие, целовали друг друга непристойным образом и питали склонность к гомосексуализму, а также поклонялись идолам на своих тайных собраниях и т. д. В октябре и ноябре арестованные тамплиеры, в том числе Жак де Моле, великий магистр ордена, и Гуго (Юг) де Пейро, генеральный досмотрщик, почти одновременно признали свою вину. Ко многим заключенным применялась пытка. Затем де Моле публично повторил свое признание перед собранием теологов Парижского университета. Со своей стороны Филипп Красивый написал другим монархам христианского мира с настоятельной просьбой последовать его примеру и произвести аресты тамплиеров на своей территории, поскольку их признания доказывают, что все они стали отъявленными еретиками.

Папа Климент V сперва воспринял эти аресты как прямое посягательство на его авторитет, поскольку тамплиеры подчинялись непосредственно ему, и, хотя весь предыдущий год между ним и Филиппом шли споры относительно ордена, папа так и не отдал приказа об арестах. Однако после первой вспышки возмущения и гнева он был вынужден примириться со сложившимся положением вещей и вместо того, чтобы сопротивляться, попытался взять ответственность за случившееся на себя. 22 ноября 1307 г. он издал буллу «Pastoralis praeeminentiae», в которой отдал приказ всем монархам христианского мира произвести аресты тамплиеров и именем папы римского начать отчуждение их земель. Эта булла положила начало судебным процессам в Англии, на Пиренейском полуострове, в Германии, Италии и на Кипре. Два кардинала были посланы в Париж для того, чтобы лично допросить руководителей ордена. Однако в присутствии представителей папы де Моле и де Пейро отказались от своих признаний и настоятельно просили остальных тамплиеров сделать то же самое.

К этому времени папа уже имел серьезные основания полагать, что дело это шито белыми нитками, и в начале 1308 г. приостановил инквизиционные процессы. Филипп IV и его легисты целых полгода тщетно пытались воздействовать на папу, побуждая его вновь начать следствие, манипулируя как общественным мнением, так и мнением университетских богословов, а также намекая самому папе на возможность санкций против него. Кульминацией этой кампании явилась встреча короля и папы в Пуатье в мае-июне 1308 г., во время которой после долгих споров папа наконец согласился начать два судебных расследования: одно должно было осуществляться папской комиссией внутри самого ордена, второе — представлять собой серию судебных процессов на уровне епископств, где местные суды должны были определить виновность или невиновность того или иного конкретного члена ордена. Далее, на октябрь 1310г. был намечен Вьенский собор, которому предстояло вынести окончательное решение по делу тамплиеров. Между тем в Шинон были посланы три кардинала, чтобы лично выслушать признания руководителей ордена, находившихся там в заточении. Кардиналы узнали следующее: руководители тамплиеров вернулись к исходным показаниям.

Епископальные расследования, которые проводились под неусыпным контролем и давлением со стороны самих епископов, тесно связанных с французским престолом, начались, видимо, в 1309 г., и, как оказалось, в большинстве случаев тамплиеры повторили свои первоначальные признания после применения тяжких продолжительных пыток. Папская комиссия, расследовавшая деятельность ордена в целом, начала слушания по делу лишь в ноябре 1309 г. Сперва казалось, что все пойдет по хорошо проторенному пути «добычи» признаний, однако, сперва неуверенно, а затем со все большей убежденностью, братья-тамплиеры перед лицом папской комиссии, вдохновляемые двумя талантливыми священниками — Пьером де Болоньей и Рено де Провеном, — стали последовательно защищать свой орден и свое достоинство. К началу мая 1310г. почти шестьсот тамплиеров пришли к решению защищать орден, полностью отрицая истинность вырванных у них в начале следствия признаний, сделанных либо перед инквизиторами в 1307 г., либо перед епископами в 1309 г. Папа Климент V, поняв, что близкого конца начатому судебному процессу в обозримом будущем не предвидится, отложил Собор на год, т. е. до 1311 г. Дабы сокрушить все более крепнувшую оборону тамплиеров, Филипп IV предпринял жесткие меры. Архиепископ Санса, ставленник короля, вновь начав расследование по делу отдельных членов ордена в рамках своей епархии, установил, что сорок четыре человека виновны как повторно впавшие в ересь, передал их светскому суду (приводившему в исполнение приговоры церковных судов). 12 мая 1310г. пятьдесят четыре тамплиера были приговорены к сожжению на костре и казнены в предместье Парижа. Один из двух главных вдохновителей защиты ордена в суде, Пьер де Болонья, чудесным образом исчез, а Рено де Провен был приговорен советом провинции Сане к пожизненному тюремному заключению. Благодаря этим казням удалось заткнуть рот почти всем непокорным — сопротивляться продолжали лишь несколько особенно отважных братьев, и многие тамплиеры вернулись к своим первоначальным показаниям. Слушания папской комиссии также закончились в июне 1311 г.

Летом 1311 г. папа объединил свидетельские показания, полученные им из Франции, с материалами следствия, мало-помалу поступавшими из других стран. По сути дела, лишь во Франции и в тех районах, что находились под ее господством или влиянием, от тамплиеров действительно добились признания вины. В октябре наконец состоялся Вьенский собор, и папа настоятельно потребовал роспуска ордена (хотя окончательного приговора пока не вынес) на том основании, что тамплиеры настолько обесчестили себя, что орден уже не сможет существовать далее в прежнем виде. Сопротивление святых отцов во время Собора было, однако, весьма значительным, и папа под давлением короля Франции настоял на своем, заставив аудиторию молчать под страхом отлучения от церкви. Булла «Vox in excelso» от 22 мая 1312 г. возвестила о роспуске ордена, а согласно булле «Ad providam» от 2 мая вся собственность ордена безвозмездно передавалась другому крупному ордену — госпитальерам. Вскоре после этого Филипп IV изъял у госпитальеров крупную сумму денег в качестве судебной компенсации. Что же касается самих тамплиеров, то в отдельных случаях они, помимо тяжкой епитимьи, были приговорены к различным срокам тюремного заключения, в том числе и пожизненно, в иных же случаях, особенно если братья так и не признали своей вины, их ссылали в различные монастыри, принадлежавшие другим орденам, чтобы там они до конца жизни влачили жалкое существование. Их предводители, по всей видимости, предстали перед папским судом 18 марта 1314 г. и были приговорены к пожизненному тюремному заключению. Гуго де Пейро, генеральный досмотрщик ордена, и Жоффруа де Гонневиль, приор Аквитании, выслушали свой приговор молча, однако великий магистр Жак де Моле и приор Нормандии Жоффруа де Шарне громко протестовали, отвергая все обвинения, и утверждали, что их святой орден по-прежнему чист перед Богом и людьми. Король незамедлительно потребовал их осуждения как впавших в ересь вторично, и в тот же вечер они были сожжены на одном из наносных островков Сены, так называемом Еврейском острове.

* * *
Цель данной книги — детально проследить развитие перечисленных выше событий, постараться понять мотивы поведения основных участников и определить, насколько обвинения, выдвинутые против ордена, соответствовали действительности.

Долгий период крестовых походов охватывает два столетия с 1095 г. по 1291 г., продолжаясь и в позднее средневековье, когда значительно возросло народонаселение, расширились сферы экономического влияния, имели место весьма динамичные социальные процессы, росла политическая консолидация, расцветала культура. Безусловно, и в XVI в. нередко поговаривали об очередном крестовом походе, однако именно в XII-XIII вв. понятие крестовых походов стало жизненно важным для судеб большинства жителей христианского Запада. За этот период западное христианское сообщество испытало по отношению к крестоносцам целую гамму чувств — от экзальтированного восторга по поводу взятия Иерусалима во время Первого крестового похода до горького, все усиливавшегося разочарования, свойственного XIII в., когда столь многие из войн за Гроб Господень закончились поражением. Духовно-рыцарский орден, разместившийся на Храмовой горе, где когда-то стоял храм царя Соломона, изначально возник именно в связи с активной деятельностью крестоносцев и в первые два столетия крестовых походов сформировался и окреп благодаря чрезвычайному воодушевлению, царившему в массах и вызванному первыми успехами крестоносцев, которые и подняли орден на вершину славы, благосостояния и могущества, однако потом сами же народные массы и низринули его с этой вершины, подвергнув унижениям и разгрому, поскольку идеалы первых крестоносцев оказались поруганы и искажены, а новые крестовые походы неизменно оканчивались поражениями.

В годы, последовавшие за взятием Иерусалима в 1099 г., франки постоянно укрепляли свои заморские территории, но им вечно не хватало людских ресурсов, ибо многие из участников Первого крестового похода вернулись на Запад, а созданные на Востоке новые государства крестоносцев так и не привлекли достаточного количества поселенцев, способных должным образом защищать границы этих государств. В результате паломники, каждый год являвшиеся на поклон к палестинским святыням, часто подвергались нападениям разбойников и мусульманской конницы, ибо крестоносцы были просто не в состоянии обеспечить им должную охрану1. Изначально именно эти обстоятельства и послужили причиной создания ордена храмовников. Вот как эти скромные начинания описывает архиепископ Тирский Вильгельм:

В том же году несколько благородных рыцарей, людей истинно верующих и богобоязненных, выразили желание жить в строгости и послушании, навсегда отказаться от своих владений и, предав себя в руки верховного владыки церкви, стать членами монашеского ордена. Среди них первыми и наиболее знаменитыми были Гуго де Пейн и Год фру а де Сент-Омер. Поскольку у братства не было пока ни своего храма, ни жилища, король предоставил им временное убежище у себя во дворце, построенном на южном склоне Храмовой горы. Каноники стоявшего там храма на определенных условиях уступили часть обнесенного стеной двора для нужд нового ордена. Более того, король Иерусалимский Болдуин (Балдуин)II, его приближенные и патриарх <Духовная юрисдикция по соглашению с Византией принадлежала патриарху Константинопольскому, как светский вассалитет — императору Византии. — Здесь и далее звездочкой отмечены примечания переводчика.> со своими прелатами сразу обеспечили ордену поддержку, выделив ему некоторые из своих земельных владений — одни пожизненно, другие во временное пользование — благодаря чему члены ордена могли бы получать средства к существованию. В первую очередь им было предписано во искупление своих грехов и под руководством патриарха «защищать и охранять идущих в Иерусалим паломников от нападений воров и бандитов и всемерно заботиться об их безопасности»2.

Итак, собравшись вдевятером, братья нового ордена заручились поддержкой таких важных лиц из числа крестоносцев, как Гуго, граф Шампани, и Фульк V, граф Анжуйский, однако об их деятельности мало кто знал до Собора в Труа в 1128 г., на котором орден был признан официально и Бернару Клервоскому поручили разработать его Устав, в который были бы сведены основные законы ордена3.

Устав состоял из семидесяти двух статей, определявших структуру ордена. Первоначально в него входили представители двух основных категорий: рыцарей и служителей (sergeants). Возраст вступавших должен был быть таков, чтобы они «могли держать в руках оружие». «Обычных» монахов в этом ордене не было, в отличие от собственно монашеских орденов4. На территории ордена не должны были проживать женщины, поскольку считалось «весьма опасным разрешать сестрам нашим присоединяться к ордену, ибо, как известно, враг рода человеческого многих сбил с пути истинного с помощью женщин»5. Полный отказ от общения с женщинами символизировал белый цвет. «Всем рыцарям — членам ордена летом и зимой мы предписываем носить по возможности белые одежды, чтобы они, оставив позади прежнюю, полную темных соблазнов жизнь, имели бы возможность по этим белым чистым одеждам отличать своих братьев и осознавать свое единство друг с другом и с Создателем. Ведь именно белый цвет — символ целомудрия, а целомудрие обеспечивает чистоту помыслов и здоровье плоти»6. Братья-служители носили черные или коричневые тащи, что было отличительным признаком их более низкого социального статуса7. Женатые тоже могли присоединяться к ордену, однако носить белые одежды им не разрешалось. После смерти тамплиера его имущество передавалось братству, а вдове выделялась некая доля, которая должна была обеспечивать ее существование. Однако она добровольно должна была покинуть свой дом, поскольку братья, давшие обет безбрачия, не могли оставаться в одном доме с женщиной8. Тамплиеров не посвящали в духовный сан, и они в качестве духовников сперва пользовались услугами не состоявших в ордене священников, однако в течение XII в. внутри ордена сформировалась еще одна категория братьев — священники-капелланы9. Подобно прочим крупным монашеским орденам, орден тамплиеров получил право на владение собственностью: «А потому, рассудили мы по справедливости, раз вы называетесь защитниками Храма… то должны иметь и дома, и земли, и слуг, и сервов, справедливо править ими и пользоваться всеми прочими юридическими и церковными правами»10.

Тамплиеры, присутствовавшие на Соборе в Труа, сразу же открыли во Франции и в Англии энергичную и весьма успешную кампанию по вербовке в орден, для чего большая их часть, подобно Годфруа де Сент-Омеру, отправилась на родину. Гуго де Пейн посетил Шампань, Анжу, Нормандию и Фландрию, а также — Англию и Шотландию11. Помимо множества неофитов, орден получил щедрые пожертвования в виде земельных владений, что обеспечило ему солидное экономическое положение на Западе, особенно во Франции, и подтвердило его изначальную «национальную» принадлежность — т. е. орден прежде всего считался французским. Однако весьма скоро идея присоединения к этому духовно-рыцарскому ордену захватила также и Лангедок, и Пиренейский полуостров, где близость враждебно настроенных мусульман заставляла местное население возлагать надежды в первую очередь на крестоносцев. Популярность ордена «рыцарей-монахов» в XII в. можно проиллюстрировать тем, что военные функции были приданы и ордену госпитальеров, ранее, еще в 70-е годы XI в., созданному на Востоке исключительно в благотворительных целях12, а также учреждением подобных рыцарских орденов в Испании и Португалии, где в 1164-1170 гг. появились ордена Калатрава, Сантьяго и Алькантара, а в 1198 г. в Палестине был официально учрежден папой Иннокентием III Тевтонский орден.

Орден тамплиеров активно расширял рамки своей деятельности также благодаря тесному сотрудничеству с Бернаром Клервоским. В начале 30-х годов XII в. именно он по просьбе Гуго де Пейна написал трактат, оправдывавший существование «сражающихся монахов». В определенном смысле основной его целью было «воспеть хвалу новому рыцарству» и заразить этой идеей различных христианских правителей Запада13. Тамплиер в трактате Бернара Клервоского был «рыцарем без страха и упрека, у которого тело укрыто латами, а душа — преданностью истинной вере. Не ведая сомнений, владея этим двойным оружием, он не страшится ни человека, ни дьявола, ни даже самой смерти — ведь он издавна возжелал ее для себя». И вот почему: «Война во имя благородной цели не может иметь порочных результатов, как и война неправедная не может быть сочтена делом благородным». Это утверждение Бернар Клервоский иллюстрирует примерами из жизни светских рыцарей того времени, занятых распрями и междоусобицами. «Вы покрываете лошадей своих шелками, под роскошью одежд прячете свои благородные доспехи; вы украшаете без устали свои знамена, щиты и седла; у вас позолоченные шпоры, а упряжь украшена еще и драгоценными каменьями, и вот, окруженные богатством и роскошью, вы с преступным недомыслием и позорным рвением спешите навстречу глупой погибели. Неужели все это — качества истинного рыцаря? Более подходят они, по-моему, тщеславной и глупой женщине!» Причины войн, в которых участвовали эти рыцари, были, с точки зрения Бернара Клервоского, самыми заурядными и часто весьма легкомысленными, возникая из-за вспышек неразумного гнева, из-за тщеславных ли побуждений или корысти. Рыцари-храмовники ничем не украшали себя — напротив, проявляли полное равнодушие к своей внешности и часто бывали неумыты, грязны, покрыты пылью, с нечесаными волосами и обгоревшими на солнце лицами. Мечей без особой на то причины они не обнажали, ибо главной их целью была борьба с неверными, они могли даже убивать злодеев, ибо это считалось «не убийством, но искоренением зла». Поскольку помыслы их были чисты, они не ведали страха и бросались в бой с врагами, каковы бы ни были шансы на победу, словно перед ними всего лишь безобидные агнцы.

Св. Бернар (Клервоский) весьма четко уловил основные настроения в отношении к тамплиерам в первой половине XII в. В то время тамплиеры были весьма малообразованными людьми, не имевшими склонности к созерцательной мирной жизни, какую вели монахи в обычных орденах; их основным умением и занятием была война, а в орден их привлекала возможность сочетать высокую боевую активность с возможным и вероятным отпущением всех грехов, которое обеспечивал им орден. Тамплиеры являлись носителями многих потаенных верований, устремлений и даже инстинктов, которые подвигли людей и на участие, например, в Первом крестовом походе. В некотором роде они служили живым оправданием крестовых походов вообще, и до тех пор, пока христиане Запада сохраняли веру в праведность своих действий на Востоке, духовно-рыцарским орденам оказывалась всемерная поддержка — земельной собственностью, деньгами и людьми. Однако подобный успех таил в себе определенные внутренние опасности. Если христиане и нуждались в некоей персонификации крестовых походов в виде реально существующего военного ордена, которому они могли оказывать щедрую поддержку, то не менее нуждались они и, так сказать, в козле отпущения, на которого можно было изливать свой гнев, когда идея крестовых походов несколько потускнела. Тамплиеры были неразрывно связаны с крестовыми походами, и благополучие ордена росло или уменьшалось вместе с этим движением.



Размер файла: 687.64 Кбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров