Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

О смысле жизни

«— И вы можете принимать эти страш­ные результаты свиртъптъйшей имманенцш и въ вашей дунть ничего не возмущается?

— Могу, потому что выводы разума не­зависимы отъ того, хочу я ихъ или нътъ...»

(Герценъ, «Былое и Думы», гл. XXX).

Вопросъ о смысле жизни и р-Ьшешя его.

(Вмтъсто введенгя).

I.

Для чего челов1зкъ живетъ? Въ чемъ смыслъ существовашя каждаго отд-Ьльнаго челов-вка и всего человечества? Есть ли вообще этотъ смыслъ, или же истор1я жиз­ни челов-вка и жизни человечества равно безсмысленны? Всем1рная истор1я не есть ли только «дДаволовъ водевиль», въ которомъ всё мы жальая марюнетки? Можетъ ли быть объяснено — и если можетъ, то какъ — «м1ровое зло», возмущающее насъ своей явной безсмысленностью? И являются ли такимъ объяснешемъ, а значитъ отчасти и оправдашемъ Mipa, те теорш прогресса, которыя пользуются въ настоящее время наи­большей распространенностью? Если н1зтъ, то ч1змъ и какъ живетъ еще современный человекъ со своей изъязвленной совестью? Ч1змъ оправдываеть онъ, ч1змъ онъ можетъ оправдать окружающее его «безум1е и ужасъ»? А «оправдано» должно быть все окру­жающее,

М1ръ долженъ быть оправданъ весь, Чтобъ можно было жить...

Однимъ словомъ — въ чемъ смыслъ, цель и оправдаше отдельной жизни человека? Въ чемъ смыслъ, цель и оправдаше общей жизни челов-вчества, всем1рной человеческой исторш?

Этотъ рядъ вопросовъ, старыхъ и в1зчно-юныхъ какъ м1ръ, неотъемлемо присущъ челов-вческому сознан1ю. Нътъ и не было челов-вка, который бы не р-Ьшилъ для себя такъ или иначе эти вопросы; и если не у каждаго это р-Ьшеше лежитъ въ пол-в яснаго сознашя, то за порогомъ сознашя оно лежитъ несомненно у каждаго. Нътъ и не было религш, системы, теорш, м1ровоззр-вн1я, которыя бы не пытались дать общеобязатель­ное р-Ьшеше этихъ вопросовъ; и если такого общаго р-Ьшешя до сихъ поръ еще нетъ (и никогда не будетъ), то это показываетъ только, что такое р-Ьшеше не можетъ быть сведено къ логическимъ и этическимъ нормамъ. Вопросы эти — метафизическаго по-

3

рядка, и поскольку метафизика не есть наука и невозможна, какъ наука, постольку же невозможно, къ счастью, и «научное» р-вшеше этихъ вопросовъ. Науюв и смежнымъ съ нею философскимъ дисциплинамъ, въ родъ теорш познашя, зд1зсь нечего д-влать; зд1зсь область философш въ широкомъ смысл-в, область интуитивнаго творчества, об­ласть совм-встной работы Шекспира и Лейбница, Гете и Фихте, Достоевскаго и Вл. Соловьева; зд1зсь область взаимод1зйств1я спекулятивной мысли и художественнаго со-зидашя, зд1зсь соприкасается творческая интуищя художника и философа. И если ве-ликимъ художникомъ въ этой области можетъ считаться, наприм1зръ, Фихте со своей системой этическаго пантеизма, то гешальнымъ философомъ является и Достоевскш, создавшш Ивана Карамазова, впервые въ русской литератур-в такъ резко, ребромъ поставившаго тв «проклятые вопросы», которые мы повторили выше.

Не съ Карамазова, конечно, это началось и не имъ кончилось: еще за сорокъ л-бтъ до Ивана Карамазова Б-влинскш бросалъ вызовъ «Молоху, пожирающему жизнь», и весьма непочтительно возвращалъ Егору 0едоровичу (Гегелю) билетъ на право вхо­да во вселенскую гармошю, требуя отчета о каждомъ изъ братш по крови; и черезъ тридцать лътъ посл-в Ивана Карамазова мы им1земъ передъ собою то р-вшеше карама-зовскихъ вопросовъ, съ которымъ мы познакомимся, изучая творчество Леонида Ан­дреева, 0едора Сологуба, Льва Шестова. Во всякомъ случае несомненно, что эти три писателя могутъ сказать про себя: «всё мы вышли изъ Ивана Карамазова», подобно тому какъ Достоевскш въ свое время утверждалъ, что вся русская «гуманическая» ли­тература вышла изъ «Шинели». Иванъ Карамазовъ настолько р1ззко и непримиримо поставилъ свои жгуч1е вопросы, что р-вшеше ихъ отнын-в навсегда будетъ связано съ его именемъ.

Этотъ рядъ карамазовскихъ вопросовъ является той общей осью вращешя, ко­торая проходить черезъ центры творчества Л. Андреева, 0. Сологуба и Л. Шестова: вотъ та точка зр1зн1я, къ которой мы придемъ и съ которой будемъ изучать творчество этихъ трехъ столь различныхъ и столь близкихъ другъ другу писателей. Соединеше этихъ трехъ именъ не случайно и объясняется именно твмъ, что во всей современной русской литератур-в только эти три писателя поставили во главу угла своего художест­веннаго и философскаго творчества вопросъ о смысл1з жизни. Конечно, вопросъ этотъ не отведенъ въ монопольное владвше Сологуба, Андреева и Шестова; его пытаются р-вшать такъ или иначе разные второстепенные и третьестепенные «таланты» нашей современной литературы; его касаются мимоходомъ и таюе крупные выдающееся та­ланты, какъ Валерш Брюсовъ (въ своей драм1з «Земля» и во многихъ стихотворешяхъ), его категорически р-вшаетъ Мережковскш и родственная ему группа писателей. Но только три писателя, изучеше которыхъ является ц-влью настоящей книги, кладутъ этотъ вопросъ о смысл-в жизни въ основу всего своего миропонимашя, являясь въ то же самое время одними изъ наиболее выдающихся представителей современнаго русскаго художественно-философскаго творчества.

Эта точка зрътпя — обосноваше которой явится результатомъ настоящей кни­ги — ясно показываетъ, что разборъ названныхъ писателей отнюдь не будетъ обычна-го критическаго характера: пусть читатель не ждетъ найти въ далыгвйшемъ эстетичес­кую, психологическую или соцюлогическую критику произведенш этихъ авторовъ; онъ найдетъ только критику философско-этическую, ц-вль которой не психологичес-кш или эстетическш анализъ (это только попутное средство), но раскрьте того, что составляетъ «душу живу» каждаго произведешя, опред1злен1е «философш» автора, «паооса» его творчества, говоря словами романтиковъ тридцатыхъ годовъ. Это стоить выше всякаго утилитарнаго или эстетическаго критер1я и это, думается намъ, единст­венная ц-вль, достойная критики, достойная литературы.

п.

Прежде ч1змъ перейти къ знакомству съ художественно-философскимъ творчест-вомъ 0. Сологуба, Л. Андреева и Л. Шестова, вернемся на минуту къ Ивану Карамазо­ву и къ тбмъ м1ровымъ вопросамъ — въ томъ числе и вопросу о смысле жизни, — ко­торые были имъ такъ гешально поставлены и на которые такъ безнадежно плоско отвечали всё наши «теорш прогресса». Ведь всякая теор1я прогресса есть въ конеч-номъ счете ответь на вопросъ о смысле жизни; съ главн-вйшими изъ этихъ отвътовъ намъ и следуетъ прежде всего познакомиться.

Иванъ Карамазовъ пришелъ со своими м1ровыми вопросами въ русскую литера­туру и слишкомъ рано и слишкомъ поздно. Онъ опоздалъ на тридцать-сорокъ лътъ, такъ какъ вопросы эти были мучительно близки только сверстникамъ Б1злинскаго и Герцена; посл-б нихъ, въ эпоху шестидесятыхъ и семидесятыхъ годовъ, эти вопросы были сведены на нътъ, признаны слишкомъ простыми и легкими. Да и не до нихъ было. На первый планъ выступила общественная, практическая, созидательная и раз­рушительная работа; Иванъ Карамазовъ со своими запросами былъ неуместенъ въ эпоху судебныхъ реформъ и дарвинизма, земскихъ учрежденш и соцюлогш, всеоб­щей эмансипацш и народовольческаго террора. Но, придя слишкомъ поздно, Иванъ Карамазовъ пришелъ и слишкомъ рано. Кто былъ его единственнымъ слушателемъ? Алеша, этотъ сюсюкающш младенецъ, по ядовитой характеристике Михайловскаго и Л. Шестова... Потомъ пришли восьмидесятые годы со своимъ однобокимъ эстетиз-момъ и идеалами «трансцендентальнаго чиновничества»; пришло толстовство, для котораго всё проклятые вопросы были уже решены безапелляцюнно и безповоротно. Потомъ пришелъ марксизмъ съ разъ навсегда готовыми решешями всёхъ вопросовъ, съ идеаломъ своего Zukunftstaata, стремлеше къ достижешю котораго упраздняете всё карамазовсюе вопросы... И только во второй половин-ё девяностыхъ годовъ кара-мазовсюе вопросы вновь воскресли, вновь нашли свой откликъ въ русской литератур-Ё, вновь были поставлены съ прежней страстностью и силой.

Оставимъ въ стороне и эстетизмъ и трансцендентальное чиновничество съ ихъ решешемъ карамазовскихъ вопросовъ; вспомнимъ только, какъ решались и, главное, какъ ставились эти вопросы до и после Ивана Карамазова той частью интеллигенции, которая составляла большинство русскаго культурнаго общества.

Взгляды этого большинства вполне определяются формулой: позитивная тео-щя прогресса, и подъ эту формулу одинаково подходятъ и семидесятникъ-народникъ, и восьмидесятникъ-толстовецъ, и девятидесятникъ-марксистъ, какъ ни различны и даже ни противоположны они въ остальныхъ частяхъ своего м1ровоззрен1я. Чтобы не возбуждать лишнихъ споровъ, не будемъ говорить о толстовстве, хотя и несомненно, что толстовское «царство бож1е на земле» является вполне рацюналистическимъ по-строешемъ и рацюналистической теор1ей прогресса; ограничимся только народни-чествомъ и марксизмомъ, позитивное построеше теорш прогресса которыхъ врядъ ли кто будетъ оспаривать. Сущность этой теорш прогресса общеизвестна; ея основная и характернейшая черта заключается въ томъ, что цель историческаго процесса призна­ется имманентной — целью этой являются грядугщя человечесюя поколешя. Мы бо­ремся, мы умираемъ за счастье нашихъ далекихъ потомковъ, мы страдаемъ и гибнемъ для достижешя золотого века на земле: въ этомъ ответь на все карамазовсюе вопро­сы, въ этомъ смыслъ, цель и оправдаше и отдельной человеческой жизни и всем1рной человеческой исторш. Цель всем1рной исторш — «la grande conception dHumanit?», говоря словами О. Конта; смыслъ всем1рной исторш — постепенное приближеше это­го Человечества къ идеалу, будь то толстовское Добро или марксистскш Zukunftstaat; оправдаше всем1рной исторш — грядущее счастье этого Человечества, хотя бы въ да-лекомъ будущемъ. Мы смертны — но человечество безсмертно; мы несчастны — ночеловечество будетъ счастливо; мы страдаемъ и гибнемъ — но «страдашя наши пе-рейдутъ въ радость для т1зхъ, кто будетъ жить после насъ, счастье и миръ настанутъ на земл1з»... (Чеховъ, «Три сестры»).

Такъ отвечаетъ на вопросы о смысле жизни позитивная теор1я прогресса, такъ отвечала на нихъ почти вся русская интеллигенция восьмидесятыхъ и девяностыхъ го-довъ, такъ ответила и русская художественная литература этой эпохи въ лице Чехова и Горькаго. Чеховъ искалъ спасешя отъ карамазовскихъ вопросовъ въ своей «вере въ прогрессъ»; какъ утопающш за соломинку, онъ хватался за мысль, что «черезъ двести-триста л1зтъ настанетъ новая, счастливая жизнь», что «черезъ триста-четыреста летъ вся земля обратится въ цвтлущш садъ», что «черезъ дв1зсти-триста л1зтъ жизнь на земле будетъ невообразимо прекрасной, изумительной»... Ответь ли это на вопросы о смысле жизни, мы скоро увидимъ. М. Горькш даетъ на эти вопросы такой же ответь: цель для него — въ будущемъ, мы живемъ для грядущихъ поколенш, для лучшаго будущаго, для «лучшаго челов-вка»... «Всякъ думаетъ, что для себя проживаетъ, анъ выходить, что для лучшаго! По сту л-бтъ... а, можетъ, и больше для лучшаго челов-вка живутъ»... («На дне»). И когда-нибудь этотъ сверхъ-человекъ, эти лучине люди най-дутъ «гармошю между собой и м1ромъ», создадутъ эту гармошю въ самихъ себе, оза-рятъ «весь мрачный хаосъ жизни на этой изстрадавшейся земл-в» и сметутъ съ нея «всю злую грязь — въ могилу прошлаго»... («Челов-вкъ»). Все это является только пре-ломлешемъ въ художественномъ творчестве Чехова и Горькаго той общепринятой позитивной теорш прогресса, основныя положешя которой достигли крайней степе­ни развит1я въ марксистскомъ ученш о государстве будущаго, Zukunftstaat’е, какъ о такой форме общежит1я, которое установить на в-вчныя времена на земл-в миръ и въ челов-вц-вхъ благоволеше...

III.

Въ течете долгаго времени такой ответь на вопросы о смысле жизни считался единственно возможнымъ и неопровержимымъ. Но мало-по-малу стали слышаться и единичные голоса протеста, впоследствш объединивгшеся въ хоре отщепенцевъ мар­ксизма, въ томъ критическомъ теченш, которое въ конце девяностыхъ и начале девя-тисотыхъ годовъ пришло «отъ марксизма къ идеализму». Идеализмъ р-взко возсталъ противъ позитивной теорш прогресса, противъ «великой концепщи Человечества», являющагося ц-влью прогресса, противъ всей этой шигалевщины, считающей людей средствомъ для блага немногихъ избранныхъ; и надо признать, что эта борьба идеа­лизма съ позитивной теор1ей прогресса не могла не быть победоносной: слишкомъ слабы были опорные пункты этой теорш, слишкомъ много было въ ней месть minoris resistentiae. На эти места и обрушила свои удары идеалистическая критика. Одинъ примерь: человекъ смертенъ, но человечество безсмертно, слышали мы отъ позитив­ной теорш прогресса. «...Но что же такое это человгьчество и отличается ли оно свои­ми свойствами отъ человгька? — слышимъ мы возражешя одного изъ представителей идеалистическаго течешя (въ сборнике «Проблемы идеализма»). — Нетъ, оно ничемъ отъ него не отличается, оно представляетъ просто большое неопределенное количест­во людей, со всеми людскими свойствами, и такъ же мало получаетъ новыхъ качествъ въ своей природе, какъ куча камней или зерна по сравнешю съ каждымъ отдвльнымъ камнемъ или зерномъ. То, что позитивизмъ называетъ человечествомъ, есть повтореше на неопредвленномъ пространстве и времени и неопределенное количество разъ насъ самихъ со всей нашей слабостью и ограниченностью. Имеетъ наша жизнь абсолютный смыслъ, цену и задачу, ее имеетъ и человечество; но если жизнь каждаго человека, отдельно взятая, является безсмыслицей, абсолютной случайностью, то такъ же без-смысленны и судьбы человечества. Не веруя въ абсолютный смыслъ жизни личности

Размер файла: 1.63 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров