Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Максимы и мысли

Общие рассуждения

 

Максимы, сентенции, краткие нравоучения создаются людьми острого

ума, которые трудятся, в сущности, на потребу умам ленивым или пос-

редственным. Усваивая чужую сентенцию, ленивец избавляет себя от

необходимости самолично делать наблюдения, приведшие ее автора к вы-

воду, которым он и поделился с читателем. Люди ленивые или посред-

ственные, полагая, что сентенция освобождает их от обязанности углуб-

ляться в предмет, придают ей значение гораздо более широкое, нежели

автор, если только он - а это иногда случается-сам не грешит посред-

ственностью. Напротив, человек выдающийся умеет с первого же взгляда

подметить сходство и различие явлений и решить, приложима ли к этим

явлениям та или иная сентенция. Происходит то же, что в естественной

истории, где, стремясь внести какой-то порядок, ученые придумали от-

ряды и виды. Для этого понадобилось немало ума, так как им пришлось

сопоставлять предметы и постигать связь между ними. Однако поистине

великий естествоиспытатель, в своем роде гений, знающий, в каком изо-

билии природа порождает совершенно несхожие между собой существа,

понимает, как недостаточны все эти отряды и виды, к которым столь

охотно прибегают умы ленивые или посредственные. Впрочем, леность

и посредственность можно объединить, а подчас и отождествить: нередко

одна из них выступает причиной, другая-следствием.

 

                                               *   *   *

 

Те, кто составляет сборники стихов или острот, в большинстве своем

подобны людям, которые угощаются вишнями или устрицами: сперва

они выбирают лучшие, потом поглощают уже все подряд.

 

                                               *   *   *

 

Презабавно было бы написать книгу и перечислить в ней все идеи,

которые развращают человека, общество, нравы и тем не менее явно или

скрыто содержатся в знаменитейших творениях самых признанных авто-

ров,-идеи, насаждающие суеверие, дурные политические доктрины, дес-

потизм, сословное чванство и прочие распространенные предрассудки.

Такое сочинение доказало бы, что почти все книги действуют развра-

щающе и от лучших из них пользы немногим больше, чем вреда.

 

                                               *   *   *

О воспитании пишут без устали, и сочинения на эту тему вызвали

к жизни кое-какие удачные новшества, кое-какие разумные методы, од-

ним словом отчасти принесли пользу. Но какой в общем прок от подоб-

ных писаний, пока они не подкреплены реформами законодательства,

религии, нравов? У воспитания одна цель-образовать детский ум соот-

ветственно взглядам общества в каждой из трех названных выше обла-

стей. Но если взгляды эти противоречат друг другу, что же усвоит из

них ребенок? Как сформируется его ум, если мы первым делом невольно

научаем его видеть всю нелепость правил и обычаев, освященных автори-

тетом церкви, общества и закона, и тем самым внушаем презрение

к ним?

 

                                               *   *   *

 

Приятно и поучительно разобраться в идеях, определяющих сужде-

ния человека или круга людей. Не менее, а подчас еще более интересно

вдуматься в идеи, которые лежат в основе взглядов целого общества.

 

                                               *   *   *

Цивилизация напоминает кулинарию. Видя на столе легкие, здоро-

вые, отлично приготовленные блюда, мы радуемся тому, что гастроно-

мия стала подлинной наукой; когда же нас пичкают сиропами, подли-

вами, паштетами из трюфелей, мы проклинаем поваров с их пагубным

искусством. Все дело в применении.

                                               *   *   *

 

            Мне кажется, что в современном обществе человека развращает скорее

его разум, нежели страсти: только в них (я имею в виду страсти, прису-

щие и людям, не испорченным цивилизацией) проявляются те остатки

естественности, которые человечество сохраняет при нынешнем социаль-

ном устройстве.

            Общество отнюдь не представляет собой лучшее творение природы,

как это обычно думают; напротив, оно-следствие полного ее искажения

и порчи. Общество-это здание, возведенное из обломков другой, пер-

воначальной постройки. Обнаруживая следы ее, мы испытываем восторг,

смешанный с удивлением. Такое же действие оказывает на нас естествен-

ное, неподдельное чувство, когда оно вдруг прорывается у светского чело-

века. Видеть проявления подобного чувства подчас тем отраднее, чем

выше на общественной лестнице, а значит, и дальше от природы, стоит

тот, кто дает ему волю. Особенно приятно поражает оно в монархе, ибо

он находится на самом верху этой лестницы. Подобное проявление есте-

ственности все равно что обломок древней дорической или коринфской

колонны на фасаде неуклюжего современного здания.

                                               *   *   *

 

Я убежден, что, не будь общество насквозь искусственным, простое и

подлинное чувство производило бы на людей куда менее сильное впечат-

ление, чем производит в наши дни. Оно радовало бы, но не удивляло;

сейчас оно и радует, и удивляет. Наше удивление-это насмешка над

обществом; наша радость-дань уважения природе.

                                               *   *   *

 

Плуты всегда стараются хотя бы отчасти казаться честными людьми.

В этом они весьма схожи с полицейскими шпионами, которым платят тем

дороже, чем лучше общество, где они вращаются.

                                               *   *   *

 

            Простолюдин, нищий человек, который безразлично сносит презрение

власть имущих к его бедности, отнюдь еще не может считаться человеком

низким; но если этот нищий простолюдин позволяет кому бы то ни было,

пусть даже первому из европейских государей, оскорблять свое человече-

ское достоинство, он заслуживает презрения и за свою низость, и за

нищету.

            Надо признать, что, живя в свете, каждый из нас вынужден время от

времени притворяться. Однако честный человек притворяется лишь по

необходимости или чтобы избежать опасности. В этом его отличие от

плута-тот опережает события.

                                               *   *   *

 

Свет рассуждает порою престранным образом. Если я говорю о другом

человеке хорошее, а мнение мое хотят опровергнуть, мне твердят: оОн же

ваш друг!п. Ах, черт побори, да ведь он мне друг именно потому, что

я превозношу его вполне заслуженно: этот человек таков, каким я его

изображаю) Нельзя же путать причину со следствием и следствие с при-

чиной! Зачем предполагать, будто я хвалю человека лишь потому, что

он мне друг? Почему не предположить иное: он мне друг потому, что до-

стоин похвалы?

                                               *   *   *

 

Моралисты и политики бывают двух сортов. Одни - их большинства-

подмечают лишь гнусные и смешные стороны человеческой натуры; таковы

Лукиан, Монтень, Лабрюйер, Ларошфуко, Свифт, Мандевиль, Гель-

веций и т. д. Другие видят лишь ее лучшие стороны и совершенства; та-

ковы Шефтебери " и кое-кто еще. Первые судят о дворце по отхожим

местам; вторые-восторженные мечтатели, которые закрывают глаза на

то, что оскорбляет их взгляд, но тем не менее существует. Est in media

verum.( Истина посредине (лат.)).

                                               *   *   *

Угодно вам убедиться в полной бесполезности всяческих нравоучи-

тельных сочинений, проповедей и т. д.? Обратите взор на такой пред-

рассудок, как привилегии рождения. Найдется ли на свете нелепость, ко-

торая вызывала бы больше сарказмов, чаще подвергалась бы осмеянию

со стороны множества остроумцев, служила бы философам, ораторам,

поэтам лучшей мишенью для сатирических стрел? Но разве это отбило

хоть у кого-нибудь охоту быть представленным ко двору, отучило от при-

тязаний на место в королевской карете? Разве это заставило упразднить

ремесло Шерена?

                                               *   *   *

Драматический писатель всегда стремится к сильным эффектам.

Однако хороший поэт достигает их с помощью разумных средств, чем и

отличается от поэта плохого: для того годятся любые средства. Выходит

то же, что с порядочными людьми и плутами: и тем, и другим хочется

преуспеть, но первые добиваются этого лишь честными путями, вто-

рые - любыми.

                                               *   *   *

Философия, равно как и медицина, частенько пичкает нас дрянными

снадобьями, реже-хорошими и почти никогда не предлагает по-настоя-

щему полезных лекарств.

                                               *   *   *

В Европе миллионов полтораста жителей, в Африке их больше в два,

в Азии - в три с лишним раза; в Америке и на Южном континенте

населения, вероятно, вполовину меньше, чем в нашем полушарии. Отсюда

можно сделать вывод, что на земном шаре ежедневно умирает больше

ста тысяч человек. Следовательно, тот, кто прожил хотя бы тридцать лет,

уже успел примерно тысячу четыреста раз избегнуть этой страшной

бойни.

                                               *   *   *

Я знавал мужчин, которые не отличались особой широтой и возвы-

шенностью взглядов, но были наделены умом простым и здравым. Этого

ума им хватало на то, чтобы должным образом оценить людскую глу-

пость и тщеславие, привить себе чувство собственного достоинства и

научиться уважать его в ближнем. Я знавал женщин, наделенных при-

мерно такими же свойствами; возвыситься до подобных представлений

им помогла подлинная и вовремя пришедшая любовь. Из двух этих на-

блюдений следует, что те, кто придает слишком большое значение людским

глупостям и тщеславным затеям, представляют собой наихудшую разно-

видность человеческой породы.

                                               *   *   *

Кто недостаточно остер умом, чтобы вовремя отшутиться, тот часто

вынужден либо лгать, либо пускаться в скучнейшие рассуждения. Выбор

не из приятных! Избежать его порядочному человеку обычно помогают

обходительность и веселость.

                                               *   *   *

Нередко в ранней молодости мы объявляем нелепым какое-нибудь

ходячее мнение или обычай; однако с годами мы начинаем понимать их

смысл и они представляются нам не столь уж нелепыми. Не следует ли

из этого, что люди напрасно смеются над некоторыми условностями?

Порою невольно думаешь, что установлены они были теми, кто прочел

книгу жизни целиком, а вот судят о них люди пусть умные, но прочи-

тавшие в этой книге всего несколько страниц.

                                               *   *   *

Насколько можно судить, общественное мнение и светские приличия

требуют, чтобы простой священник, скажем кюре, был не слишком не-

терпим, если он не склонен прослыть фанатиком, но все-таки хоть чу-

точку веровал в бога, если не желает прослыть лицемером. Генеральному

викарию  уже дозволено улыбнуться при кощунственной шутке, епи-

скопу-откровенно посмеяться, а кардиналу-вставить и свое словечко.

                                               *   *   *

Нынешняя знать большей частью так же похожа на своих предков,

как итальянский чичероне  на Цицерона.

Не помню уж, у кого из путешественников читал я о том, что неко-

торые африканские дикари верят в бессмертие души. Они не пытаются

понять, что с ней происходит после смерти, а просто предполагают, что

она бродит в зарослях вокруг селения, и несколько дней на заре ищут

ее там, но, ничего не обнаружив, прекращают поиски и перестают о ней

думать. Примерно так же поступили наши философы, и это самое разум-

ное, что оки могли сделать.

                                               *   *   *

Порядочному человеку не подобает гнаться- за всеобщим уважением;

пусть оно придет к нему само собою и, так сказать, помимо его воли:

тот, кто старается снискать уважение, сразу выдает свою подлинную

натуру.

                                               *   *   *

Как удачна библейская аллегория с деревом познания добра и зла,

таящим в себе смерть! Не следует ли толковать этот символ так: про-

никнув в суть вещей, человек теряет иллюзии, а это влечет за собой

смерть души, то есть полное безразличие ко всему, что трогает и вол-

нует других людей.

В мире есть всего понемногу. Даже в свете, с его искусственными

хитросплетениями, встречаются личности, умеющие противопоставить

природу обществу, правду - предубеждению, действительность - услов-

ности. Умы и характеры такого склада пробуждают мысль в окружаю-

щих и действуют на них гораздо сильнее, чем мы обычно предполагаем.

Бывают люди, которым .нужно лишь показать, где истина, и они устрем-

ляются к ней с простодушным и трогательным изумлением: они дивятся,

как это столь очевидная вещь (если, конечно, кто-то сумел убедить их,

что она очевидна) не открылась им раньше.



Размер файла: 1.52 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров