Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Разум и культура

Содержание

 

Предисловие редактора английского издания 9

 

От автора 12

 

1. Разум и культура 14

Проклятие обычая и примера 14

Разум против культуры 28

Отсутствующая привилегия 35

Коперниковская контрреволюция 39

Резюме 46

 

2. Источники принуждения 49

Колесо описывает полный круг 49

Развязка 59

Декарт против Дюркгейма 60

Избирательное принуждение, или Дюркгейм и Вебер 62

Рациональный ум в рациональном мире 77

 

3. Конфронтации Разума 81

Введение 81

1. Разум против Традиции 84

2. Разум против Авторитета 84

3. Разум против Опыта 90

4. Разум против Эмоции 95

5. Разум против метода подбора или проб и ошибок 100

Разум как предмет наблюдений 101

 

4. Светские враги Разума 103

Дух истории 103

Темные боги против Разума 115

Терапевтический иррационализм 128

 

5. Болезни Разума 135

Природа поглощает Разум 135

Предустановленная гармония возвращается 136

Гармония или осада 138

Старый и новый противник 141

Бессилие Разума 142

Обоснование вывода 145

 

6. Противоположные течения 154

Абсолютизм возвращается под защитой прагматизма 154

Суверенитет культуры 158

Творчество через принуждение 169

Самая подлая измена 175

Реестр нападок на Разум 179

 

7. Рациональность как образ жизни 185

Экономика-1: производство 189

Экономика-2: потребление 195

Познание 199

Культура 201

Власть и политика 206

Разнообразие рационального опыта 209

 

8. Растерянный Прометей 213

Утраченная автономия 213

Трансцендентность и релятивизм 221

Сотрудничество рационализма и эмпиризма 224

Разум против Страсти 232

 

9. Выводы 238

 

Именной указатель 248

 

 

 

 

*******************************

 

Мэри Макгинли и Гаю Вулвену

 

Предисловие редактора

английского издания

 

Невежество имеет много форм, и все они опасны. На про-

тяжении XIX и XX столетий мы стремились прежде всего

освободиться от власти традиций и предрассудков в осно-

вополагающих вопросах нашего бытия, одновременно за-

страховав себя от ошибок при решении менее глобальных

проблем путем создания специфических границ между от-

дельными областями знания и разработки для каждой из

них особого метода, отвечающего потребностям ее разви-

тия. Достижения на этом пути неисчислимы, но не обо-

шлось и без издержек. Каждая отдельная дисциплина была

оснащена собственным, весьма специфическим словарем,

обеспечивающим быстрый и адекватный доступ к стреми-

тельно растущему количеству составляющих ее идей и от-

крытий, но при этом требующим от специалистов глубоко-

го погружения в свой предмет. В результате присущая уче-

ным специфическая эрудиция отделила их не только от

общечеловеческих проблем, но и от достижений своих со-

братьев, работающих в других областях и даже в других ча-

стях их собственной области. Однако такая изоляция ведет

не только к снижению практической значимости научных

изысканий, но и к снижению степени их надежности,

поскольку в этом случае основные усилия направлены

исключительно на устранение мелких погрешностей,

степень важности которых понятна лишь коллегам -

специалистам в смежной области; между тем, стоило бы

сосредоточить внимание на наличии гораздо более серьез-

ных пробелов, заметных, скорее, с более удаленной и пото-

му часто более предпочтительной точки зрения. Так, Марк

 

10

 

Блок подметил противоречивость, присущую позиции

многих историков: <Когда речь идет о том, чтобы устано-

вить, действительно ли имело место некое человеческое

деяние, они проявляют исключительное усердие. Но как

только дело доходит до породивших его причин, они впол-

не довольствуются их видимостью, полагая достаточным

основанием одну из тех максим обыденной психологии,

что не более и не менее соответствует истине, чем доводы

их противников>. Иными словами, когда историк выгля-

дывает из-за своего забора, он видит своих соседей, работа-

ющих, скажем, в области литературы или социологии и

точно так же довольствующихся историческими банально-

стями - наивными, упрощенными или устаревшими.

 

Новый взгляд на прошлое, высказанный в этой книге, не

противоречит идее специализации - это было бы роман-

тическим абсурдом, - но представляет собой попытку по-

иному расположиться внутри ее практической реализации.

Разумеется, исследователь всегда остается специалистом,

чьи идеи и умозаключения базируются на глубоком изуче-

нии основополагающих трудов других профессиональных

исследователей, относящихся к разным историческим

эпохам и сферам человеческой деятельности. Но новый

взгляд позволяет в некоторой степени освободиться от ог-

раничений, накладываемых предметом изучения, конкре-

тикой территории или эпохи, с которыми приходится

иметь дело, и дает возможность исследовать проблемы в

качестве таковых, а не как <исторические>, <политичес-

кие> или <экономические>. Создаваемые при этом труды

адресованы специалистам, потому что все мы нынче спе-

циалисты, и любителям, поскольку все мы - любители.

 

Cogito ergo sum - если современный мир имеет начало,

то его суть выражена в этом декартовском принципе. <Век

Разума> разрушил авторитет религии и политики, и осно-

вополагающим принципом существования общества ста-

ло представление о кажущейся безграничной возможнос-

ти приращения богатства как результата расширяющего-

ся познания и интенсифицирующейся эксплуатации

 

11

 

природы. Именно это привело к решительному разрыву с

традиционным представлением о мире, включая не толь-

ко его прошлое, но и те качества его современного состо-

яния, которые не служат идее Европейского прогресса,

что, с одной стороны, дало нам возможность изыскать

средства для выживания, но с другой - привело к появле-

нию недугов, которые мы оказались не в силах излечить.

Знаменитое изречение Декарта известно каждому сту-

денту, но не так-то просто понять, почему или каким обра-

зом оно изменило мир. Это вопрос не только для истори-

ков и философов. Проблема природы и границ рациональ-

ного познания затрагивает глубинные основы таких наук

как математика и физика, социология и психология - в

сущности всех, как естественных, так и общественных на-

ук. Ибо ответ на вопрос - имеет ли разум право претендо-

вать на исключительное превосходство, на предпочтение

его перед прочими лежащими в основе человеческой при-

роды принципами - структурирует идентификацию чело-

века и как такового, и как социального существа, структу-

рирует его мораль и направленность политических дейст-

вий. Даже если бы Эрнест Геллнер удовлетворился только

рассказом о том, каким образом сформулированная Декар-

том дилемма - верховенство разума или требования куль-

туры, то есть требования, определяемые всей суммой име-

ющегося в распоряжении человека наследия, а не только

генетического - определила ход западной мысли в течение

трех последующих столетий, то и тогда его труд имел бы ог-

ромное значение. Но он пошел дальше: предложил свое,

смелое и яркое решение последней по счету и, похоже, са-

мой мучительной проблемы, поставленной разумом чело-

века перед его современными приверженцами: не является

ли вера в сам разум одной из форм суеверия? Кроме того,

эта книга предоставляет читателям возможность не только

по-новому взглянуть на прошлое, но и приобрести надеж-

ду в отношении будущего.

 

Р. И. Мур

 

 

 

 

 

*******************************

 

Наш разум должен рассматриваться

как род причины, естественным следствием

которой является истина...

 

Дэвид Юм

 

Ненавидящего разум... называют мисологом.

Мисология обыкновенно возникает при отсутствии

научных знаний и непременно связанного с этим

своего рода тщеславия. Иногда же в ошибку мисологии

впадают и те, кто сначала с большим прилежанием

и успехом отдавались наукам, но в конце концов во всех

ее знаниях не нашли никакого удовлетворения.

 

Иммануил Кант

 

Человеческий разум - вот что разрушило все иллюзии;

но сам разум носит по этому поводу траур,

чтобы таким образом побудить нас утешить его.

 

Альфред де Мюссе

 

1

Разум и культура

 

Проклятие обычая и примера

 

<...мы никогда не должны поддаваться ничему, кроме

очевидных доказательств нашего разума>1.

 

Это утверждение суверенитета Разума представляет со-

бой настолько блестящую и краткую формулу рациона-

лизма, что большего было бы трудно желать. Рене Декарт

без сомнения является величайшим рационалистом в ис-

тории человечества, хотя совершенно очевидно, что он

был человеком страдающим. Ибо приверженность Разуму

не приносит скорого и полного внутреннего успокоения,

если только вообще способна его дать. К счастью для нас,

Декарт излагал свои мысли в живой автобиографической

форме. И роль, которую Разум играл в его жизни, - воз-

мутителя спокойствия и одновременно утешителя - оп-

ределена им с предельной ясностью: <...многие вещи, на

наш взгляд, весьма необычайные и смешные, общепри-

няты и признаны другими великими народами>2.

 

Немного ниже он выражает эту мысль еще более опре-

деленно: <...нельзя выдумать ничего столь оригинального

и маловероятного, что не было бы уже высказано кем-ли-

бо из философов. ...я убедился во время путешествий, что

люди, имеющие чувства, противоположные нашим, от-

нюдь не являются поэтому варварами или дикарями, но

некоторые из них наделены разумом в той же, что и мы, и

даже в большей мере; ...обычай и пример (курс. Э. Г.) для

нас более убедительны, чем какое-либо достоверное зна-

ние>3.

 

15

 

Другие народы придерживаются нелепых и смехотвор-

ных обычаев. Но кто мы такие, чтобы в свою очередь са-

монадеянно считать себя свободными от заблуждений?

Формулируя аргументы в пользу своего неприятия иллю-

зий, Декарт, как и положено, оперирует терминами, соот-

носящимися с видами культур, а не заблуждений отдель-

ного индивида. И беспокоит его не собственная подвер-

женность заблуждениям, а то, что мнения, разделяемые

всеми членами общества, и соответственно вплетенные и

в его образ жизни и поддерживаемые им, могут быть глу-

боко неверными. Целые народы с жаром, а то и с яростью

и бешеным самодовольством защищают вопиющие неле-

пости. А если это так, то можем ли мы доверять нашим

собственным коллективным убеждениям? Мы знаем, что

они глупцы. Но застрахованы ли от глупости мы сами?

Почему мы должны быть уверены, что свободны от оши-

бок?

 

Исходя из этого, Декарт принимает решение стать

скептиком в отношении любой истины, в которой <меня

убедил только пример и обычай (курс. Э. Г.)>4. Избавление

от заблуждений требует освобождения от культуры, от

<примера и обычая>, как он это называет. Именно само-

довольное, самоуверенное накопление и принятие убеж-

дений вводит людей в заблуждение. Тогда как должен

быть иной, лучший путь.

 

Освобождение достигается очищением через сомнение:

то, что основано только на обычае и примере, подлежит

сомнению, а рациональное - приходит он к выводу -

нет. Культура и Разум - не одно и то же, и не Разум, а

культура вызывает подозрение. Поэтому сомнение и Ра-

зум сообща должны очистить наши умы от того, что,

сформировавшись по воле случая, принадлежит исклю-

чительно культуре.

 

Декарт отнюдь не претендует на роль реформатора как

такового, или реформатора в политике. Он заверяет нас,

что его намерения гораздо скромнее, во всяком случае,

так может показаться на первый взгляд: <Никогда мои на-

 

16

 

мерения не шли дальше попытки реформировать мое соб-

ственное мышление и строить на фундаменте, который

принадлежит исключительно мне (курс. Э. Г.)>5.

 

Таким образом, рационализм Декарта глубоко инди-

видуалистичен: он заявляет, что мир можно построить не

просто на рациональных основаниях, но целиком на своих

собственных. Только использование в качестве основ то-

го, что заложено в нас другими, ведет к заблуждениям. Ра-

циональное же носит частный характер, и, вероятно, ча-

стное также должно быть рациональным...

 

Итак, индивидуализм и рационализм тесно связаны:

коллективное и привычное не рациональны, а отказ от

неразумного и преодоление обычая - одно и то же. В по-

знавательном отношении Декарт явно производит впе-

чатление человека, который сделал себя сам. Он - Сэму-

эль Смайлз на пути познания. Заблуждение следует ис-

кать в культуре, а культура - род систематического,

навязываемого общностью заблуждения. Неизбежность

ошибок в том, что они порождаются общностью и исто-

рически накапливаются. Общество и история вводят нас в

заблуждение, тогда как избегаем мы его с помощью сле-

дования только индивидуальным намерениям и планам.

Истинное знание планомерно, то есть методично

Размер файла: 1.48 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров