Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

МИР ФИЛОСОФИИ

 МОСКВА
ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 1991
Составители /7. С. ГУРЕВИЧ и В. И. СТОЛЯРОВ

Научно-вспомогательную работу выполнили:
С. В. КУЗНЕЦОВА, И. Н. БРАГИНА. И. Е. ЕГОРОВА

 В книгу включены отдельные работы и извлечения из трудов философов
разных эпох, включая и современность. Предназначенная в помощь тем, кто
изучает курс философии по учебнику для вузов <Введение в философию> (под
ред. И. Т. Фролова), она представит интерес для широкого круга читателей, ин-
тересующихся философской проблематикой.

" 0301020000-128 "е
"" 079(02)-91 -

ББК 87

ISBN 5-250-01382-1 (Ч. 2)
ISBN 5-250-00724-4

  Составление П. С. Гурсвич
 В. И. Столяров, 1991

 В предлагаемой читателю второй части антологии философ-
ских текстов представлены следующие мыслители разных эпох:

философия

5. Платон (428/427-348/347
до н. э.)
6. Фукидид (ок. 460-400 до

н. э.

Античная

1. Аристотель (384-322 до
н. э.)
2. Вергилий (70--19 до н. э.)
3. Геродот (между 490-480 -
ок. 425 до н. э.) 7. Цицерон (106-43 до н. э.)
4. Лукреций Кар (ок. 99-55 до
н. э.)

Средневековая философия

1. Николай Кузанский (1401- Фома Аквинский (1225/26-
1464) 1274)

Философия эпохи Возрождения

Дж. Бруно (1548-1600) Эразм Роттердамский (1469-
М. Монтень (1533-1592) 1536)

 Философия эпохи научной революции (XVII в.)
Ф. Бэкон (1561-1626) Б

Т. Гоббс (1588-1679)
Г. Лейбниц (1646--1716)

Паскаль (1623-1662)
Спиноза (1632-1677)

 Философия эпохи Просвещения
и немецкий классический идеализм
 (XVIII - нач. XIX в.)

И. Бентам (1748-1832)
Вольтер (1694-1778)
Г. В. Ф. Гегель (1770-1831)
К. А. Гельвеций (1715-1771)
И. В. Гёте (1749-1832)
В. Гумбольдт (1767-1835)
И. Кант (1724-1804)
Ж. А. Кондорсе (1743-1794)

Западная и русская

М. А. Антонович (1835-1918)
А. И. Герцен (1812-1870)
Дж. У. Джемс (1842-1910)
О. Конт (1798-1857)
П. Л. Лавров (1823-1900)
Ф. Ницше (1844-1900)
Н. П. Огарев (1813-1877)
P. Оуэн (1771-1858)
Д. И. Писарев (1840-1868)

Ж. Мелье (1664-1729)
Ш. Монтескье (1689-1755)
Морелли (1717-1778)
Ж. Ж. Руссо (1712-1778)
И. Г. Фихте (1762-1814)
Ф. В. Шеллинг (1775-1854)
Ф. Шлегель (1772-1829)
Д. Юм (1711-1776)

философия XIX в.

Г. В. Плеханов (1856-1918)
К. А. Сен-Симон (1760-1825)
В. С. Соловьев (1853-1900)
Л. Н. Толстой (1828-1910)
С. Н. Трубецкой (1862-1905)
Н. Ф. Федоров (1828-1903)
Л. Фейербах (1804-1872)
Ш. Фурье (1772-1837)
А. Шопенгауэр (1788-1860)

Философия XX в.

М. М. Бахтин (1895-1975)
Г. Башляр (1884-1962)
Н. А. Бердяев (1874-1948)
С. Н. Булгаков (1871-1944)
М. Вебер (1864-1920)
В. И. Вернадский (1863-1945)
X. Г. Гадамер (р. 1900)
А. Гелен (1904-1976)
Э. А. Жильсон (1884-1978)
А. Камю (1913-1960)
Э. Кассирер (1874-1945)
К. Леви-Строс (р. 1908)
Ж. Маритен (1882-1973)
X. Ортега-и-Гасет (1883-1955)
А. Печчеи (1908-1984)
Б. Рассел (1872-1970)

Ж. П. Сартр (1905-1980)
П. Тейяр де Шарден (1881-
1955)
С. Л. Франк (1877-1950)
3. Фрейд (1856-1939)
Э. Фромм (1900-1980)
М. Хайдеггер (1889-1976)
К. Э. Циолковский (1857-
1935)
А. Швейцер (1875-1965)
М. Шелер (1874-1928)
Л. Шестов (1866-1938)
О. Шпенглер (1880-1936)
Г. Г. Шлет (1879-1940)
М. Элиаде (1907-1986)
К. Ясперс (1883-1969)

 Раздел пятый
ЧЕЛОВЕК И ЕГО МЕСТО В МИРЕ

1. СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

V АРИСТОТЕЛЬ

 Что человек есть существо общественное в большей степени,
нежели пчелы и всякого рода стадные животные, ясно из следую-
щего: природа, согласно нашему утверждению, ничего не делает
напрасно; между тем один только человек из всех живых существ
одарен речью. Голос выражает печаль и радость, поэтому он
свойствен и остальным живым существам (поскольку их природ-
ные свойства развиты до такой степени, чтобы ощущать ра-
дость и печаль и передавать эти ощущения друг другу). Но речь
способна выражать и то, что полезно и что вредно, равно как и то,
что справедливо и что несправедливо... Это свойство людей отли-
чает их от остальных живых существ: только человек способен
к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость

и несправедливость и т. п.
 Аристотель. Политика // Сочинения: В
 4 т. М., 1984. Т. 4. С. 379

 Одним счастьем кажется добродетель, другим - рассудитель-
ность, третьим - известная мудрость, а иным - все это [вместе]
или что-нибудь одно в соединении с удовольствием или не без
участия удовольствия: есть, [наконец], и такие, что включают
[в понятие счастья] и внешнее благосостояние (eyeteria). Одни
из этих воззрений широко распространены и идут из древности,
другие же разделяются немногими, однако знаменитыми людьми.
Разумно, конечно, полагать, что ни в том, ни в другом случае не
заблуждаются всецело, а, напротив, хотя бы в каком-то одном от-
ношении или даже в основном бывают правы.
 Наше определение... согласно с [мнением] тех, кто определяет
счастье как добродетель или как какую-то определенную добро-
детель, потому что добродетели как раз присуща деятельность
сообразно добродетели. И может быть, немаловажно следую-
щее различение: понимать ли под высшим благом облада-
ние добродетелью или применение ее, склад души (hexis) или
деятельность. Ибо может быть так, что имеющийся склад [души]
не исполняет никакого благого дела - скажем, когда человек спит

или как-то иначе бездействует,-а при деятельности это невоз-
можно, ибо она с необходимостью предполагает действие, причем
успешное. Подобно тому как на олимпийских состязаниях венки
получают не самые красивые и сильные, а те, кто участвует в сос-
тязании (ибо победители бывают из их числа), так в жизни пре-
красного и благого достигают те, кто совершает правильные
поступки. И даже сама по себе жизнь доставляет им удовольствие.
Удовольствие ведь испытывают в душе, а между тем каждому то
в удовольствие, любителем чего он называется. Скажем, люби-
телю коней - конь, любителю зрелищ - зрелища, и точно так же
правосудное - любящему правое, а любящему добродетель -
вообще все, что сообразно добродетели. Поэтому у большинства
удовольствия борются друг с другом, ведь это такие удовольствия,
которые существуют не по природе. То же, что доставляет удо-
вольствие любящим прекрасное (philokaloi), доставляет удоволь-
ствие по природе, а таковы поступки, сообразные добродетели,
следовательно, они доставляют удовольствие и подобным людям,
и сами по себе. Жизнь этих людей, конечно, ничуть не нуждается
в удовольствии, словно в каком-то приукрашивании, но содержит
удовольствие в самой себе. К сказанному надо добавить: не яв-
ляется добродетельным тот, кто не радуется прекрасным поступ-
кам, ибо и правосудным никто не назвал бы человека, который не
радуется правому, а щедрым - того, кто не радуется щедрым
поступкам, подобным образом - и в других случаях. А если так,
то поступки сообразные добродетели (kaf areten) будут достав-
лять удовольствие сами по себе. Более того, они в то же время
добры (agathai) и прекрасны, причем и то и другое в высшей сте-
пени, если только правильно судит о них добропорядочный че-
ловек, а он судит так, как мы уже сказали.
 Счастье, таким образом,- это высшее и самое прекрасное
[благо], доставляющее величайшее удовольствие, причем все это
нераздельно, вопреки известной делосской надписи:

Право прекрасней всего, я здоровье - лучшая участь,
 Что сердцу мило добыть - вот удовольствие нам .

Аристотель. Никомахова этика // Со-
чинения: В 4 г. М., 1984. Т. 4. С. 66-67

НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ

 Человека в общем порядке представь через единство света -
человеческую природу - и инаковость телесной тьмы...
 Оставаясь человечески конкретным, единство человечности яв-
но свертывает в себе сообразно природе своей определенности все в
мире. Сила ее единства все охватывает, все замыкает в пределах
своей области, и ничто в мире не избегает ее потенции. Догады-
ваясь, что чувством, или рассудком, или интеллектом достигается
все, и замечая, что она свертывает эти силы в собственном един-
стве, она предполагает в себе способность человеческим образом

прийти ко всему. В самом деле, человек есть бог, только не абсо-
лютно, раз он человек: он - человеческий бог (hurnanus deus) . Че-
ловек есть также мир, но не конкретно все вещи, раз он человек:
он - микрокосм, или человеческий мир. Область человечности ох-
ватывает, таким образом, своей человеческой потенцией бога и
весь мир. Человек может быть человеческим богом; а в качестве бо-
га он по-человечески может быть человеческим ангелом, человече-
ским зверем, человеческим львом, или медведем, или чем угодно
другим: внутри человеческой потенции есть по-своему все.
 В человечности человеческим образом, как во Вселенной уни-
версальным образом, развернуто все, раз она есть человеческий
мир. В ней же человеческим образом и свернуто все, раз она есть
человеческий бог. Человечность есть человечески определенным
образом единство, оно же и бесконечность ", и если свойство един-
ства - развертывать из себя сущее, поскольку единство есть бы-
тие, свертывающее в своей простоте все сущее, то человек обладает
силой развертывать из себя все в круге своей области, все произво-
дить из потенции своего центра. Но единству свойственно еще и
ставить конечной целью своих развертываний самого себя, раз оно
есть бесконечность; соответственно у творческой деятельности че-
ловека нет другой конечной цели, кроме человека. Он не выходит за
свои пределы, когда творит, но, развертывая свою силу, достигает
самого себя: и он не производит чего-то нового, но обнаруживает,
что все творимое им при развертывании заранее уже было в нем са-
мом, ведь человеческим образом, как мы сказали, в нем существует
целый мир. Как сила человека человеческим образом способна
прийти ко всему, так все в мире приходит к нему, и стремление этой
чудесной силы охватить весь мир есть не что иное, как свертывание
в ней человеческим образом вселенского целого.

Николай Кузанский. Сочинения: В 2 т.
 М., 1979. Т. 1. С. 258-261

ДЖ. БРУНО

 Себаст о. Так что вы определенно думаете, что душа челове-
ка по своей субстанции тождественна душе животных и отличается
от нее лишь своей фигурацией?
 О н о р и о. Душа у человека в своем роде и в своем специфиче-
ском существе та же, что и у мухи, у морских устриц, у растений и
любой одушевленной и имеющей душу вещи, так как нет тела, ко-
торое не имело бы в себе самом более или менее живой или совер-
шенной связи с духом. Но этот дух роком или провидением, зако-
ном или фортуной соединяется либо с одним видом тела, либо с
другим и, на основании разнообразия и сочетания органов тела,
имеет различные степени совершенства ума и действий. Когда этот
дух, или душа, находится в пауке, имеется определенная деятель-
ность, определенные коготки и члены в таком-то числе, величине и
форме; соединенная же с человеческим отпрыском, она приобрета-

ет другой ум, другие орудия, положения и действия. Допустим, ес-
ли бы это было возможно (или если бы это фактически случилось),
что у змеи голова превратилась бы в человеческую голову, откину-
лась назад и выросло бы туловище такой величины, каким оно мог-
ло стать за время жизни этого вида животных; допустим, что язык
у нее удлинился, расширились плечи, ответвились руки и пальцы, а
там, где кончается хвост, образовались ноги. В таком случае она
понимала бы, проявляла бы себя, дышала бы, говорила, действова-
ла и ходила бы не иначе, чем человек, потому что была бы не чем
иным, как человеком.
 Наоборот, и человек был бы не чем иным, как змеей, если бы
втянул в себя, как внутрь ствола, руки и ноги, если бы все кости его
ушли на образование позвоночника; так он превратился бы в змею,
приняв все формы ее членов и свойства ее телосложения. Тогда вы-
сох бы его более или менее живой ум; вместо того чтобы говорить,
он испускал бы шипенье; вместо того чтобы ходить, он ползал бы;
вместо того чтобы строить дворцы, он рыл бы себе норы, и ему под-
ходила бы не комната, а яма; и как раньше он имел одни, теперь он
имел бы другие члены, органы, способности и действия. Ведь у од-
ного и того же мастера, по-иному снабженного разными видами
материала и разными инструментами, по-разному обнаруживают-
ся устремления ума и действия.
 Затем легко допустить, что многие животные могут иметь боль-
ше способностей и много больше света ума, чем человек (не в шут-
ку говорил Моисей о змее, называя ее мудрейшим из всех земных
животных) ; однако по недостатку органов они ниже человека, тог-
да как последний по богатству и разнообразию органов много вы-
ше их. А чтобы убедиться в том, что это истина, рассмотрим повни-
мательнее и исследуем самих себя; что было бы, если бы человек
имел ум, вдвое больше теперешнего, и деятельный ум блистал бы у
него ярче, чем теперь, но при всем этом руки его преобразились бы
в две ноги, а все прочее осталось бы таким, как и теперь? Скажи
мне, разве в таком случае не претерпели бы изменения нынешние
формы общения людей? Как могли бы образоваться и существо-
вать семьи и общества у существ, которые в той же мере или даже
больше, чем лошади, олени, свиньи, рискуют быть пожранными
многочисленными видами зверей и которые стали бы подвергаться
большей и более верной гибели? И, следовательно, как в таком слу-
чае были бы возможны открытия учений, изобретения наук, собра-
ния граждан, сооружения зданий и многие другие дела, которые
свидетельствуют о величии и превосходстве человечества и делают
человека поистине непобедимым триумфатором над другими вида-
ми животных? Все это, если взглянешь внимательно, зависит в
принципе не столько от силы ума, сколько от руки, органа органов.
 С е бас т о. А что ты скажешь об обезьянах и медведях, у ко-
торых, если не захочешь признать наличие рук, все же имеется ору-
дие не хуже руки?
 О н ори о. У них не то телосложение, чтоб можно было иметь
ум с такими способностями; потому что у многих других животных,

вследствие грубости и низости их физического сложения, всеобщий
разум не может запечатлеть такую силу чувства в подобных душах.
Поэтому сделанное мною сравнение должно быть распространено
на самые одаренные породы животных.
 Себаст о. А попугай разве не имеет органа, в высшей степени
способного выражать какие угодно членораздельные слова? Поче-
му же он тогда так тупо, с таким трудом и так мало может сказать,
притом не понимая того, что говорит?
 Онори о. Потому что он обладает не понятливостью и па-
мятью, равноценной и сродной той, что имеется у людей, но лишь
тем, что соответствует его породе; в силу этого он не нуждается,
чтобы другие обучали его летать, отыскивать еду, отличать здоро-
вую пищу от ядовитой, рождать, вить гнезда, менять жилище, чи-
нить его для защиты от плохой погоды и заботиться о нуждах жиз-
ни не хуже, а частью и лучше и легче, чем человек.

Бруно Дж. Тайна Пегаса, с приложени-
ем Килленского осла//Диалоги. М.,
 1949. С. 490-492

ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ

 ...Человек - это некое странное животное, состоящее из двух
или трех чрезвычайно разных частей: из души (anima) - как бы
некоего божества (nurnen) и тела - вроде бессловесной скотины.
В отношении тела мы настолько не превосходим животных другого
рода, что по всем своим данным находимся гораздо ниже них. Что
касается души, то мы настолько способны воспринять божествен-
ное, что сами могли бы пролететь мимо ангелов и соединиться с Бо-
гом. Если бы не было тебе дано тело, ты был бы божеством, если бы
не был в тебя вложен ум (rnens), ты был бы скотом. Эти две столь
отличающиеся друг от друга природы высший творец объединил в
столь счастливом согласии, а змей, враг мира, снова разделил не-
счастным разногласием, что они и разлученные не могут жить без
величайшего мучения и быть вместе не могут без постоянной вой-
ны; ясно, что и то и другое, как говорится, держит волка за уши
к тому и к другому подходит милейший стишок:
 Так не в силах я жить ни с тобой, ни в разлуке с тобою .

 В этом неясном раздоре враждует друг с другом, будто разное,
то, что едино. Ведь тело, так как оно видимо, наслаждается веща-
ми видимыми; так как оно смертно, то идет во след преходящему,
так как оно тяжелое - падает вниз. Напротив, душа (anima), па-
мятуя об эфирном своем происхождении, изо всех сил стремится
вверх и борется с земным своим бременем, презирает то, что види-
мо, так как она знает, что это тленно; она ищет того, что истинно и
вечно. Бессмертная, она любит бессмертное, небесная - небесное,
подобное пленяется подобным, если только не утонет в грязи тела и

не утратит своего врожденного благородства из-за соприкоснове-
ния с ним. И это разногласие посеял не мифический Прометей, под-
мешав к нашему духу (rnens) также частичку, взятую от животно-
го  его не было в первоначальном виде, однако грех исказил соз-
данное хорошо, сделав его плохим, внеся в доброе согласие яд раз-
дора. Ведь прежде и дух (rnens) без труда повелевал телу, и тело
охотно и радостно повиновалось душе (animus); ныне, напротив,
извратив порядок вещей, телесные страсти стремятся повелевать
разумом (ratio) и он вынужден подчиняться решению тела.
 Поэтому не глупо было бы сопоставить грудь человека с неким
мятежным государством, которое, так как оно состоит из разного
рода людей, по причине разногласия в их устремлениях должно
раздираться из-за частых переворотов и восстаний, если полнота
власти не находится у одного человека и он правит не иначе как на
благо государства. Поэтому необходимо, чтобы больше силы было
у того, кто больше понимает, а кто меньше понимает, тот пусть по-

Размер файла: 1.7 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров