Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ЗНАЧЕНИЕ_ИНСТИТУТА_ЮРИДИЧЕСКОГО_ЛИЦА_В_СОВРЕМЕННОМ_РОССИЙСК


ЗНАЧЕНИЕ ИНСТИТУТА ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В СОВРЕМЕННОМ
РОССИЙСКОМ ПРАВЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

В.В. БАРАНЕНКОВ

Бараненков В.В., заместитель начальника МПИ ФСБ России, кандидат юридических наук, доцент, полковник юстиции.

Правовой институт юридического лица как совокупность гражданско-правовых норм, определяющих правосубъектность юридического лица, формы и порядок ее осуществления, полномочия органов, а также порядок возникновения, реорганизации и прекращения организаций, участвующих в гражданском обороте <1>, является одним из центральных институтов гражданского права.
--------------------------------
<1> Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Т.И. Илларионова, М.Я. Кириллова, О.А. Красавчиков и др.; Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1985. С. 125.

Весьма пристальное внимание, уделяемое в гражданско-правовой науке институту юридического лица, вполне обоснованно. Общеизвестно, что субъектами гражданских правоотношений являются физические, юридические лица и публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования) <1>, но именно юридические лица являются основными участниками гражданского оборота. Об этом свидетельствует и тот объем нормативного материала, который посвящен в федеральном законодательстве правовому положению юридических лиц (ст. 48 - 123 Гражданского кодекса Российской Федерации, значительное количество федеральных законов). Даже в период господства в нашей стране социалистической экономики с характерными для нее планово-распределительными методами ведения хозяйственной деятельности, когда гражданско-правовые отношения между организациями носили нередко второстепенный характер, важность наделения статусом юридического лица признавалась даже в отношении тех организаций, для которых "хозяйственная деятельность является вспомогательной и выполняется ими лишь постольку, поскольку нужно обеспечить их основную работу" <2>. В годы развитого социализма осознание необходимости усиления "хозрасчетной самостоятельности" хозяйствующих субъектов еще более повысило практическое прикладное значение юридического лица <3>. В условиях рыночной экономики нормальный гражданский оборот тем более невозможен без четкого определения, какие именно организации имеют право самостоятельно (от своего имени) вступать в гражданские правоотношения, каковы объем и особенности их правоспособности и деликтоспособности, каков объем полномочий их органов управления, в чем состоят особенности создания, реорганизации и прекращения (в том числе банкротства) таких организаций. Иными словами, любой участник гражданского оборота должен четко представлять, что его может ожидать при вступлении в правоотношения с тем или иным контрагентом. Именно этим целям служит институт юридического лица. Таким образом, можно вполне согласиться с О.А. Красавчиковым, отмечавшим, что "назначение правового института юридического лица как раз и заключается в том, что его нормы закрепляют организационно-структурное, имущественное и функциональное единство указанного субъекта права, определяют границы его правосубъектности, формы и порядок ее осуществления, порядок возникновения, реорганизации и ликвидации юридических лиц, а также устанавливают ряд иных предписаний, определяющих в общей совокупности правовое положение организаций как юридических лиц" <4>. И хотя в цивилистической науке время от времени появлялись мнения о возможности наделения организаций, не являющихся юридическим лицом, частичной правосубъектностью (возможностью в отдельных случаях выступать в гражданском обороте от своего имени), а также о возможности существования наряду с юридическими лицами организаций "на правах юридического лица", в целом и теория, и практика все больше приходили к выводу о необходимости четкого определения правового статуса хозяйствующих субъектов как юридических лиц, исходя из понимания того, что юридическое лицо - единственно возможная форма участия организации в гражданском обороте. Схожие явления наблюдаются и в так называемых развитых государствах. Например, в США, где товарищества в отличие от корпораций являются не юридическим лицом, а совокупностью лиц, тенденция явно свидетельствует о постепенном признании товарищества юридическим лицом, обладающим всеми признаками, перечисленными для такого рода организаций в российском гражданском праве <5>.
--------------------------------
<1> В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 2 ГК РФ "участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования".
<2> Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / М.И. Брагинский, В.Г. Вердников, А.Ю. Кабалкин, В.С. Мартемьянов, А.И. Масляев, В.А. Рахмилович, В.А. Рясенцев и др.; Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юрид. лит., 1975. С. 129.
<3> В частности, как отмечал в тот период О.А. Красавчиков: "За последние годы правовой институт юридического лица получил значительное развитие, что имеет не столько правовое, сколько прежде всего народно-хозяйственное значение. Управлять народным хозяйством в современных условиях развитого социалистического общества - это прежде всего научно организовывать, направить деятельность многочисленных предприятий промышленности и транспорта, сельского хозяйства и торговли, научно-исследовательских и проектных институтов и многих других учреждений и организаций. Действовать в этом деле "на глазок" нельзя. Необходимо четкое распределение задач и функций, прав и обязанностей, установление мер стимулирования и мер ответственности применительно к каждому звену народного хозяйства" (Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Т.И. Илларионова, М.Я. Кириллова, О.А. Красавчиков и др.; Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1985. С. 125).
<4> Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Т.И. Илларионова, М.Я. Кириллова, О.А. Красавчиков и др.; Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1985. С. 125.
<5> Батлер У.Э. Основные черты российского открытого акционерного общества и американской корпорации // Государство и право. 1998. N 7. С. 79 - 82.

В современной российской цивилистике правовой институт юридического лица весьма подробно и четко определяет правовое положение организаций, участвующих в гражданском обороте. Несомненной заслугой разработчиков Гражданского кодекса Российской Федерации можно считать создание системы организационно-правовых форм юридических лиц. Нормативное закрепление в Гражданском кодексе Российской Федерации исчерпывающего перечня форм коммерческих организаций и ограничение возможных форм (только предусмотренные законом) некоммерческих организаций положило конец возможности создания организаций со статусом, зачастую непонятным самим учредителям, - производственно-коммерческую фирму и т.п. Как подчеркивается в цивилистической науке, закрытый перечень видов коммерческих юридических лиц, который достаточно сложно нарушить даже законодателю, имеет важное гражданско-правовое значение, ибо дает исчерпывающее представление обо всех разновидностях, препятствуя появлению среди участников оборота сомнительных образований <1>. Указание в Кодексе и принимаемых в соответствии с ним федеральных законах основополагающих особенностей правового положения различных видов организационно-правовых форм юридических лиц позволяет не только учредителям выбирать наиболее удобную для них форму организации, но и контрагентам весьма ясно представлять возможные варианты поведения организации, с которой им предстоит взаимодействовать. Такой подход конечно же существенно повысил устойчивость гражданского оборота и эффективность правового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов.
--------------------------------
<1> Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 2003. С. 266.

Вместе с тем говорить о том, что институт юридического лица в современной отечественной цивилистике полностью соответствует требованиям сегодняшнего гражданского оборота, совершенно преждевременно. В частности, Н.В. Козлова, автор одного из, пожалуй, лучших за последние годы фундаментального исследования правового института юридического лица, отмечает следующие основные перспективы развития указанного института.
1. Сокращение числа организационно-правовых форм коммерческих организаций.
2. Упорядочение существующей системы организационно-правовых форм коммерческих организаций.
3. Определение правового статуса всех видов юридических лиц.
4. Упорядочение терминологии действующего законодательства о юридических лицах.
5. Необходимость введения категории публичного юридического лица <2>.
--------------------------------
<2> Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 2003. С. 265 - 290.

Действительно, необходимость упорядочения системы организационно-правовых форм юридических лиц и соответствующего уточнения и систематизации особенностей правосубъектности различных видов юридических лиц назрела уже давно. Совершенно очевидной является и необходимость упорядочения терминологии законодательства о юридических лицах. Что же касается предложения о введении специальной категории публичного юридического лица, то оно представляется дискуссионным, требующим отдельного, весьма обстоятельного исследования <3>, так как разброс мнений по этому вопросу весьма велик <4>.
--------------------------------
<3> Как замечает Е.А. Суханов, у нас никто не знает, что такое юридические лица публичного права, на каких началах они могут и должны участвовать в обороте, какое у них право на имущество, если они не являются собственниками. Цит. по: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 2003. С. 278.

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Ю.В. Щербаковой "К вопросу о министерстве как юридическом лице" включена в информационный банк согласно публикации - "Адвокат", 2003, N 12.

<4> См. также, например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права // Журнал российского права. 2005. N 5; Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2003. N 5; Щербакова Ю.В. К вопросу о министерстве как юридическом лице // Законодательство и экономика. 2003. N 10. С. 13 - 16.

Особо следует отметить существующую до сих пор неопределенность правового статуса огромного количества организаций. Так, дискуссия о статусе военных организаций, развернувшаяся в последнее время в военной науке, в юридической и военной прессе, по мнению ряда специалистов, "показывает, что не определились по этому вопросу не только ученые-правоведы, но и правоведы-практики. Это приводит к тому, что ни сами военные, ни судьи не могут однозначно подтвердить либо опровергнуть правомочность воинских частей" <5>. Вследствие этого воинские части при разбирательстве дел в суде не могут подтвердить свою правоспособность, а "гражданские" организации не знают, к кому предъявлять требования, вытекающие из договорных и внедоговорных обязательств. В результате суды все чаще выносят определения о привлечении к суду в качестве надлежащего ответчика Минобороны России, другие федеральные органы исполнительной власти. На практике это влечет за собой достаточно серьезные проблемы. Так, например, из списанных судебными приставами-исполнителями со счетов Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны России в августе 1999 г. 51,5 млн. рублей по состоянию на февраль 2001 г. так и не была определена принадлежность исполнительных листов к конкретным организациям Минобороны России на сумму в 40,5 млн. рублей. А 4,5 млн. рублей, погашенных воинскими частями в добровольном порядке, были взысканы с Минобороны России вторично <6>.
--------------------------------
<5> Курский П., Машин И. Армия теряет лицо. Юридическое // Красная звезда. 1998. 1 марта.
<6> Николаев А.И. Быть ли командиру истцом // Красная звезда. 2001. 17 февраля.

Весьма неопределенным и дискуссионным остается до сих пор и гражданско-правовой статус таких организаций, как органы государственной власти <1>. Отмечая важность статуса юридического лица для контрольно-счетных органов, С.В. Степашин отметил, что отсутствие такого статуса у 25 из 88 контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации затрудняет их деятельность, организацию взаимодействия со Счетной палатой Российской Федерации, другими контрольно-счетными органами, мешает им стать действительно независимыми, порождает сложности во взаимоотношениях с руководителями законодательных органов <2>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Ю.В. Щербаковой "К вопросу о министерстве как юридическом лице" включена в информационный банк согласно публикации - "Адвокат", 2003, N 12.

<1> См., например: Бердашкевич А. Органы государственной власти как юридические лица // Законность. 2000. N 11; Щербакова Ю.В. К вопросу о министерстве как юридическом лице // Законодательство и экономика. 2003. N 10. С. 13 - 16; Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2003. N 5.
<2> Степашин С.В. Счетная палата: Мониторинг // Финансовый контроль. 2006. N 5(54). С. 75 - 76.

Неопределенным остается на сегодняшний день и гражданско-правовой статус многих медицинских организаций. Как отмечает А. Воробьев, бывший в 1991 - 1992 гг. Министром здравоохранения России, наделение больниц статусом юридического лица позволило бы им самостоятельно закупать лекарства, что значительно (на 20 - 30%) удешевило бы их стоимость <3>.
--------------------------------
<3> Дюбанкова О. Как вылечить здравоохранение // Аргументы и факты. 2004. N 33. С. 18.

Во многом сохраняющаяся до сегодняшнего дня неопределенность гражданско-правового статуса значительного числа организаций обусловлена тем, что до сих пор в отечественной правовой науке нет единства взглядов на такие основополагающие вопросы, как, в частности: каковы критерии наделения организации статусом юридического лица, является ли статус юридического лица единственно возможной формой участия в гражданских правоотношениях организации, может ли юридическое лицо быть структурным подразделением другого юридического лица?
Таким образом, решение указанных проблем требует не фрагментарного совершенствования отдельных норм или даже создания новых законов, а системного комплексного совершенствования всего института юридического лица на основе разработки концептуальных основ такого института. Как справедливо отмечает Н.В. Козлова, "к сожалению, большинство законодательных актов о юридических лицах весьма далеко от совершенства. Причиной тому является не только недостаточно высокий уровень правовой культуры отдельных разработчиков, но также отсутствие целостной, научно обоснованной концепции, объясняющей природу юридического лица" <4>.
--------------------------------
<4> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 14.

Анализируя значение правового института юридического лица в современной российской цивилистике, вместе с тем нельзя не отметить и явно выраженную (особенно в последнее время) универсализацию этого института, тенденцию усиления значимости статуса юридического лица при определении правосубъектности организации в различных иных видах правоотношений.
Прежде всего следует отметить, что, несмотря на отсутствие в Конституции Российской Федерации упоминания об юридических лицах, Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что конституционные права человека и гражданина распространяются на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо <5>.
--------------------------------
<5> Пункт 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 1996 г. N 20-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 197.

В последние годы институт юридического лица приобретает не только межотраслевой характер, но и все более становится базовым для других отраслей права. Все чаще участие организации в тех или иных видах правоотношений ставится в зависимость от того, является ли такая организация юридическим лицом. Иными словами, отраслевая правосубъектность организации в самых различных видах правоотношений обусловливается обязательным наличием у нее статуса юридического лица.
Так, в соответствии с требованиями Налогового кодекса Российской Федерации <1> субъектами налоговых правоотношений могут быть только организации, которые являются юридическими лицами.
--------------------------------
<1> Часть первая Налогового кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3824.

Анализ содержания ст. 152 - 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации <2>, положений инструкции, в том числе перечня документов, предоставляемых органам федерального казначейства в отношении распорядителей и получателей средств (в инструкции они также именуются "клиентами"), позволяет сделать однозначный вывод о том, что субъектами бюджетных правоотношений - распорядителями и получателями средств могут быть только организации, являющиеся юридическими лицами.
--------------------------------
<2> Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3823.

В трудовых правоотношениях также возникает необходимость точного определения гражданско-правового статуса организаций. В соответствии со ст. 20 Трудового кодекса Российской Федерации <3> "работодателем является физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником". Таким образом, выступая в качестве стороны в трудовых правоотношениях, организация должна обладать статусом юридического лица.
--------------------------------
<3> Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 7 января 2002 г. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

Только организация, обладающая статусом юридического лица, может быть истцом и ответчиком в суде (подп. 1 п. 1 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ст. 27 АПК РФ 2002 г.) <4>.
--------------------------------
<4> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532; Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изменениями от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.

Юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения (п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ) <5>.
--------------------------------
<5> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (с изменениями от 25 апреля, 25 июля, 30, 31 октября, 31 декабря 2002 г., 30 июня, 4 июля, 11 ноября, 8, 23 декабря 2003 г., 9 мая, 26, 28 июля, 20 августа, 25 октября, 28, 30 декабря 2004 г., 7, 21 марта, 22 апреля, 9 мая, 2, 21 июля, 27 сентября, 5, 19, 26, 27, 31 декабря 2005 г., 5 января 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

УПК РФ допускает признание юридического лица (в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации) в качестве потерпевшего (п. 1, 9 ст. 42 УПК России), а также лица, по заявлению которого может быть возбуждено уголовное дело (ст. 23 УПК России) <6>.
--------------------------------
<6> Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января 2006 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

Весьма важное значение имеет статус юридического лица и в иных сферах. Так, например, возможность полноценного функционирования организации в качестве политической партии (возникновение у нее в полном объеме соответствующей правосубъектности) обусловлена приобретением ею статуса юридического лица <7>. В этом отношении можно вспомнить и основания изъятия имущества КПСС (на основании неопределенности правового режима части имущества) и КП РСФСР (связанные с отсутствием у нее статуса юридического лица) <8>. Интересен (с точки зрения подтверждения универсальности института юридического лица) и п. 4 ст. 39 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях": "В случае если местное или первичное отделение политической партии не является юридическим лицом, установленную настоящим Федеральным законом ответственность за допущенные указанным местным или первичным отделением нарушения несет соответствующее региональное отделение политической партии".
--------------------------------
<7> Согласно п. 2 ст. 11 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях" (с изменениями от 21 марта, 25 июля 2002 г., 23 июня, 8 декабря 2003 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 29. Ст. 2950. По общему правилу политическая партия считается созданной со дня принятия учредительным съездом соответствующих решений о ее создании. Со дня создания политическая партия осуществляет организационную и информационно-пропагандистскую деятельность, связанную с формированием региональных отделений политической партии и получением политической партией документа, подтверждающего факт внесения записи о ней в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 3 ст. 11). Политическая партия и ее региональные отделения подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" с учетом установленного настоящим Федеральным законом специального порядка государственной регистрации политической партии и ее региональных отделений (п. 1 ст. 15 указанного Закона). Политическая партия и ее региональные отделения осуществляют свою деятельность в полном объеме, в том числе как юридические лица, с момента государственной регистрации. Подтверждением государственной регистрации политической партии или ее регионального отделения является документ, подтверждающий факт внесения записи о политической партии или ее региональном отделении в Единый государственный реестр юридических лиц. В то же время при создании политической партии путем преобразования в политическую партию общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения политическая партия считается созданной со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.
<8> Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1992 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности Указов Президента РФ от 23 августа 1991 г. N 79 "О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР", от 25 августа 1991 г. N 90 "Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР" и от 6 ноября 1991 г. N 169 "О деятельности КПСС и КП РСФСР", а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР" // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 11. Ст. 400.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" <1> создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица. В то же время объем правоспособности общественных объединений, не имеющих статуса юридического лица, значительно уже тех, которые таким статусом наделены (см., например, ст. 27 "Права общественных объединений", гл. IV "Собственность общественного объединения. Управление имуществом общественного объединения") <2>.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (с изменениями от 17 мая 1997 г., 19 июля 1998 г., 12, 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 21. Ст. 1930 (с учетом поправки, опубликованной в Собрании законодательства Российской Федерации. 1995. N 47).
<2> Так, одним из правовых оснований ликвидации регионального общественно-политического движения "Русское национальное единство" стало превышение региональными организациями РНЕ прав, обусловленное отсутствием у них статуса юридического лица: "...как Общероссийское, так и Московское областное движение РНЕ в настоящее время действует без государственной регистрации, юридическим лицом не является, поэтому создавать свои отделения на территории Российской Федерации не имеет права, поскольку это противоречит ч. 9 ст. 21 Федерального закона "Об общественных объединениях" и гл. 4 ГК РФ, которые устанавливают, что создавать филиалы, представительства и отделения могут лишь лица, прошедшие государственную регистрацию, т.е. юридические лица". При этом одним из доказательств превышения правомочий являлось подписание от имени РНЕ договора аренды помещения с ОАО "Мытищинский электротехнический завод", в соответствии с которым завод предоставлял РНЕ помещение, а подразделение РНЕ обязалось поддерживать порядок в помещении (решение Бутырского межмуниципального суда СВАО г. Москвы от 19 апреля 1999 г. о ликвидации регионального общественно-политического движения "Русское национальное единство" (текст решения официально опубликован не был) // СПС).

Интересен подход законодателя и к определению ответственности общественных объединений за нарушение законодательства Российской Федерации (ст. 41). В случае нарушения законодательства Российской Федерации общественными объединениями, не обладающими правами юридического лица, ответственность за данные нарушения несут лица, входящие в состав руководящих органов этих объединений. Иными словами, наделение общественного объединения статусом юридического лица позволяет ограничивать ответственность его учредителей и участников! Правда, исключением из этого правила является ответственность за уголовные преступления, так как "при совершении общественными объединениями, в том числе не обладающими правами юридического лица, деяний, наказуемых в уголовном порядке, лица, входящие в руководящие органы этих объединений, при доказательстве их вины за организацию указанных деяний могут по решению суда нести ответственность как руководители преступных сообществ" <3>.
--------------------------------
<3> Там же.

Изложенное не только подтверждает межотраслевое значение института юридического лица, но и подчеркивает важность точного определения юридической личности организации.
Вместе с тем если общеправовой характер самой категории юридического лица обычно не вызывает возражений <4>, то актуальный для цивилистики вопрос о том, является ли статус юридического лица обязательным условием правосубъектности <5> организации, остается дискуссионным, также приобретая межотраслевое значение.
--------------------------------
<4> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 186 - 187, 196 - 199.
<5> Под правосубъектностью здесь и далее понимается способность быть субъектом правоотношений.

Весьма часто в научной литературе встречаются попытки обосновать самостоятельную правосубъектность филиалов и представительств юридических лиц. Так, например, по мнению А.А. Петрыкина, "то обстоятельство, что обособленные подразделения российских юридических лиц не являются самостоятельными налогоплательщиками, отнюдь не означает, что они не становятся участниками налоговых отношений. Поскольку на них возложены функции по уплате налогов по месту своего нахождения, они неизбежно в той или иной степени оказываются вовлеченными в налоговые отношения. В этом смысле правы ученые, полагающие, что филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций, не являясь налогоплательщиками, наделяются правосубъектностью и становятся самостоятельными участниками налоговых отношений" <1>. Похожую точку зрения отстаивает и М.В. Карасева, по мнению которой "субъектами финансового права относительно налоговых отношений являются... филиалы и другие обособленные подразделения предприятий, поскольку их финансовая правосубъектность определена самим статусом филиала, а также специальными признаками: наличием отдельного баланса и расчетного счета, самостоятельной реализации товаров..." <2>.
--------------------------------
<1> Петрыкин А.А. Коммерческая организация как субъект налогового права // Законодательство. 2002. N 5.
<2> Карасева М.В. Финансовое правоотношение. Воронеж, 1997. Похожую позицию занимает Д.В. Винницкий, считающий филиалы и представительства самостоятельными субъектами правоотношений (см.: Винницкий Д.В. Субъекты налогового права. М., 2000; Винницкий Д.В. Налоговая правосубъектность организации // Журнал российского права. 2001. N 10).

В теории трудового права ранее также можно было встретить точку зрения, что хотя филиалы и не являются юридическими лицами, однако, в связи с тем что, как правило, их руководителям предоставляется право приема и увольнения работников, "стороной трудового договора в данном случае будет именно филиал или представительство, обладающие трудовой правосубъектностью" <3>. Вместе с тем подобные точки зрения высказывались, как правило, до вступления в силу Трудового кодекса Российской Федерации, который законодательно закрепил, что работодателем может быть не любая организация, а только юридическое лицо <4>.
--------------------------------
<3> Куренной А.М. Трудовой договор: понятие, содержание и порядок заключения // Законодательство. 1997. N 1. С. 46.
<4> См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. К.Н. Гусова. М.: ООО "ТК Велби", ООО "Издательство Проспект", 2003.

Может ли филиал, представительство или иное обособленное подразделение юридического лица самостоятельно вступать в какие-либо правоотношения? Говоря о возможности филиала или представительства вступать в трудовые, налоговые, иные правоотношения, указанные авторы, видимо, не учитывают того, что подразделения юридического лица не имеют самостоятельных личных неимущественных или имущественных прав (за ними на балансе закреплена часть имущества, принадлежащего всему юридическому лицу в целом), не могут быть истцом или ответчиком в суде, не имеют права вступать в гражданские правоотношения от своего имени.
Действительно, не имея собственного имущества, чем мог бы филиал отвечать, например, в случае привлечения его к налоговой ответственности? Ответ однозначен - имуществом всего юридического лица (включая конечно же и имущество, числящееся на балансе других филиалов, которые, возможно, не имели никакого отношения к совершению налогового правонарушения).
Может ли филиал быть стороной трудового договора, а следовательно, и ответчиком по трудовому спору, если все соответствующие выплаты могут производиться только за счет имущества всего юридического лица в целом? Конечно же, нет.
Можно ли, исходя из изложенного, признавать филиал, представительство или иное обособленное подразделение юридического лица самостоятельным субъектом каких-либо правоотношений, а следовательно, и ответчиком в суде за совершенные правонарушения в соответствующей сфере? Ответ однозначен - конечно нет, так как в любом случае отвечать за все придется юридическому лицу как единому целому (всем имуществом этого юридического лица независимо от того, за каким из филиалов такое имущество закреплено).
Подтверждением правильности такого подхода может служить позиция судебных органов, изложенная в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда от 11 июня 1999 г. N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", где разъяснено, что филиалы и представительства российских юридических лиц не рассматриваются в качестве участников налоговых правоотношений и не имеют статуса налогоплательщиков. С 1 января 1999 г. ответственность за исполнение всех обязанностей по уплате налогов, сборов, пеней и штрафов несет юридическое лицо <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. N 8. См. также: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2000 г. N КА-А41/5535-00 (не опубликовано).

В связи с изложенным вряд ли можно согласиться с позицией Н.В. Козловой, утверждающей, что "практика создания и деятельности предприятий и организаций в советской России наглядно показала, что при определенных условиях само по себе наличие или отсутствие статуса юридического лица не влияет на правовое положение хозяйствующего субъекта. Достаточно вспомнить структурные подразделения (производственные единицы) государственных производственных и научно-производственных объединений, которые не были юридическими лицами, но участвовали в гражданских правоотношениях наравне с юридическими лицами" <2>.
--------------------------------
<2> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 185 - 186.

Интересно, что в той же книге Н.В. Козлова, рассматривая эволюцию научной дискуссии о правовом статусе структурных подразделений с правами юридического лица, а также практических попыток придания им юридической самостоятельности, отмечает целый ряд возникавших при этом проблем <3>, когда, например, "в середине 90-х гг. XX столетия арбитражные суды на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 107 АПК России 1995 г. <4> регулярно отказывали филиалам коммерческих банков в принятии исковых заявлений о взыскании задолженности по кредитному договору с мотивировкой, что филиал банка, хотя и является стороной по кредитному договору, но не является юридическим лицом, тогда как в соответствии с нормами статьи 22 АПК РФ арбитражному суду подведомственны споры с участием граждан-предпринимателей, юридических лиц, а также Российской Федерации и ее субъектов" <5>. В наше время такая формулировка вызывает недоумение у любого юриста и может служить иллюстрацией непонимания судебными органами правовой природы юридического лица: как же может филиал банка, действительно не являясь юридическим лицом, быть при этом "стороной по кредитному договору"?
--------------------------------
<3> Там же. С. 26 - 31.
<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 19. Ст. 1709.
<5> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 31.

Как уже отмечалось ранее, одним из свойств, которое возникает у организации в результате приобретения ею статуса юридического лица, является имущественная обособленность. В свою очередь, имущественная обособленность является основой самостоятельной правосубъектности организации. Таким образом, подразделение юридического лица, не обладая имущественной обособленностью, не может отвечать по своим обязательствам именно своим имуществом и, следовательно, не может быть самостоятельным субъектом каких-либо отношений, связанных с имуществом. Эти же положения являются основанием сделать вывод о том, что в состав юридического лица не могут входить структурные подразделения, наделяемые статусом юридического лица. Действительно, в случае наделения структурного подразделения статусом юридического лица имущество, принадлежащее ему на праве собственности или ином вещном праве, не может одновременно оставаться имуществом другого юридического лица. В противном случае становится неопределенным порядок владения, пользования и распоряжения таким имуществом, а также то, кто именно будет отвечать этим имуществом по своим обязательствам ("основное" юридическое лицо или его подразделение). Таким образом, именно тесная взаимообусловленность таких свойств юридического лица, как имущественная обособленность, самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам своим имуществом и самостоятельная правосубъектность, позволяет организации быт

Размер файла: 48.11 Кбайт
Тип файла: rtf (Mime Type: application/rtf)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров