Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

АМЕРИКАНСКАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ

Составитель Е.И.Кравченко

Вниманию читателей предлагается обширная хрестоматия по аме-
риканской социологии XX века. В этой стране западного мира соци-
ологическая теория и прикладные исследования развивались наиболее
интенсивно. Книга имеет прежде всего учебное предназначение. Тексты
американских социологов раскрывают действительные проблемы реаль-
ных людей.
В книгу включены впервые переведенные на русский язык статьи
и отрывки из произведений американских социологов Ч.Кули,
Г.Маркузе, Р.Мсртона, Т.Парсонса, П.Сорокина, А.Шюца и др. Дана
широкая панорама направлений американской социологии конца XIX -
начала XX вв.: структурный функционализм, необихевиоризм, интерак-
ционизм, нсомарксизм, экзистенциальная социология.
Для специалистов в области истории социологии и социальных
наук, студентов, аспирантов, преподавателей.
ББК 60.5
А 0302000000 001
090149-96
Научное издание
Американская социологическая мысль
Редакторы: В.Ропогов, Е.В.Гараджа, Е.В.Добротворская
Корректор М.Д. Штр амель.
Подписано в печать 03.09.96. Формат 60х90/16. Гарнитура Ньютон.
Печать офсетная. Уч.-изд. л. 41.8. Тираж 5 000 экз. Заказ № 1184.
Типография МГУ.
Международный Университет
Бизнеса и Управления, 1996
ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемая вниманию читателей обширная хрестоматия по
американской социологии XX века имеет прежде всего учебное
предназначение в рамках программ факультетов и отделений
социологии наших вузов. Однако публикация на русском языке
текстов, в совокупности представляющих широкую панораму
американской социологической мысли нашего столетия, должна
заинтересовать не только тех, кто связан с социологическим
образованием в узком смысле, но и обществоведов других спе-
циальностей, а по существу, и всех тех, кто стремится к укреп-
лению авторитета и значимости социологии во всех сферах
нашего общества.
Современный <ренессанс> социологических исследований в
нашей стране глубоко симптоматичен. Ведь радикальные изме-
нения в сферах политики, идеологии, экономики, призванные
обновить наше общество, сделать его подлинно гуманным и
динамично развивающимся, немыслимы без разработки фунда-
ментальной системы научно обоснованной <навигации>, опре-
деляющей путь в будущее. Подобная система социальной ори-
ентации не может не опираться на достижения социологии,
других общественных наук, на достоверную социальную инфор-
мацию, широкую академическую гласность и демократию. Со-
циология в своих лучших мировых образцах учит непредвзятости
социального анализа, обоснованности оценок и практических
выводов. Перефразируя известное изречение Опоста Конта,
можно с уверенностью сказать, что в политическом или общес-
твенном действии любого масштаба будет ровно столько науч-
ности (а значит и эффективности), сколько в нем содержится
социологии.
Социология по самой своей природе гуманистична. Она есть
в конечном счете наука о действительных проблемах реальных
людей. Эта исконная близость социологии к живой человеческой
реальности в чем-то роднит науку, которую мы представляем,
с медициной. И в той и в другой области теории и социальной
практики должны господствовать принципы гуманизма, объек-
тивности, повышенной нравственной ответственности. Если
медицина ставит своей задачей предотвращение болезней, ди-
агностирование и лечение с целью спасения человеческих жиз-
ней, то социология видит свою миссию в том же самом, но
только по отношению к обществу в целом.
Гуманизм всегда должен быть конкретным и действенным.
Обостренный социальный <нерв> социологии - это то, что
может и должно обнаруживать свое присутствие во всех возмож-
ных формах и видах социологической деятельности: от студен-
ческого реферата до итоговой научной монографии, от простей-
шего исследования локального масштаба до социологического
обоснования долговременной политической стратегии. И здесь
нам есть что перенять у наших американских коллег, как пра-
вило, не теряющих из виду гуманистические ориентиры соци-
альных исследований, какой бы частный характер они ни но-
сили. И потому сегодня нельзя не согласиться с американским
социологом Алексом Инкельсом, утверждающим, что если мы
хотим пойти дальше простого составления статистических таб-
лиц уровней мобильности различных страт к более сложным
объяснительным схемам, обладающим возможностями прогноза
в новых ситуациях, мы должны уметь обращаться с личностным
компонентом - мотивированным субъектом деятельности в
условиях социального действия.
Гуманистическая направленность социологии, присущий ей
интерес к проблемам людей и общестьа позволяют ей быстрее
других дисциплин освобождаться от груза догматизма, ибо со-
циология, одна из наиболее практически ориентированных об-
щественных наук, чутко и динамично реагирует на запросы
общества и менее всего склонна принимать что-либо на веру без
соответствующей процедуры верификации. В исследованиях со-
временных американских социологов читатели предлагаемой
книги, надо думать, ощутят этот дух здорового критицизма,
присущий американскому национальному сознанию. Вспомним
известные слова Алексиса де Токвиля о том, что <Америка -
одна из стран, где правила Декарта менее всего изучают, но где
их более всего применяют на практике... Американцы следуют
картезианским принципам, так как те же условия общественной
жизни естественным образом предрасполагают их умы к воспри-
ятию этих принципов>. Эти слова, сказанные полтора века назад,
когда социология еще не существовала как самостоятельная
наука, справедливы и в наши дни. Социологическая теория в
США - не только в лице так называемого <критического
направления> (Ч.Р. Миллс), но и в целом - дает пример трез-
вости анализа, даже если мы по тем или иным причинам не
согласны с исходными методологическими посылками осущес-
твляющего его социолога.
Ныне, когда во всем мире, в том числе и у нас, раздаются
призывы добиться деидеологизации социологии, видимо, можно
и должно говорить об освобождении социальных наук от соци-
ального превосходства, идейного догматизма.
Но, думается, никто из тех, кто считает себя социологом, не
должен и не может отказаться от идеологии гуманизма, идео-
логии общественной морали, идеологии миролюбия. И дело даже
не в том, как понимать соотношение идеологии и социологии
или же трактовать понятие <идеология>. Важнее всего признать
сами эти принципы, утвердить их не в качестве абстрактных
лозунгов, а как руководство к социальному действию. Это -
необходимое требование для всех современных социологов и
грядущих поколений служителей этой прекрасной науки.
Социология призвана объединять людей и страны, общес-
твенные организации и научные сообщества, интегрируя интел-

лектуальные усилия и направляя их на достижение ближайших
и отдаленных целей сохранения человечества. Именно под этим
углом зрения, как представляется, и следует трактовать извес-
тное положение Толкотта Парсонса об <интегративном состо-
янии> социальной системы, что и-признавалось этим выдаю-
щимся социологом одной из главных функций любых состояний,
структур и процессов, присущих обществу.
Однако любой процесс подлйЗиной интеграции происходит
только в условиях динамического демократизма, получившего
разностороннее объяснение в современной социологической
теории. И разве не предельно актуально звучат для всех нас слова
уже цитировавшегося Т.Парсонса о том, что как бы социологи
не понимали термин <социальная система>, <она всегда рассмат-
ривается как <открытая> система, находящаяся в отношениях
взаимозависимости и взаимопроникновения с рядом окружаю-
щих систем. Отсюда следует, - завершил свою мысль амери-
канский ученый, - что специфические способы связи с окру-
жающими системами должны находиться в центре внимания
социологии...> С этими утверждениями Т.Парсонса нельзя не
согласиться.
Понятие <открытость> в современном обществознании и,
более того, в современном мире становится синонимом между-
народного взаимопонимания, доверия, содружества во имя
реализации общечеловеческих идеалов. Однако эти гуманисти-
ческие принципы не материализуются в деятельности людей .и
государств сами собой. Для их воплощения в социальные дей-
ствия требуются немалые усилия, причем усилия целенаправлен-
ные, научно обоснованные. Наконец, открытость и интеграция
подразумевают создание единого языка общения в самом ши-
роком смысле этого понятия. Ведь новое политическое мыш-
ление, заявившее о себе в современном мире столь ярко и
убедительно, требует и нового языка. И здесь роль социологии
может быть уникальной. Именно эта социальная наука разра-
батывает язык взаимопонимания в ходе исследования общече-
ловеческих социальных проблем, которые роднят самые различ-
ные общества, страны, регионы. Конкретные исследования этих
проблем, их теоретическое осмысление в рамках социологии
становятся цементирующим раствором, связывающим все чело-
вечество в единое, но бесконечно богатое, внутренне многооб-
разное целое. <Единое во многом> - этот принцип, дошедший
до нас еще со времен античности, с новой силой заявляет о себе
в социологии XX века. Читая помещенные в данном сборнике
тексты социологов, читатели еще раз убедятся, как важно со-
хранять в науке принцип плюралистичности, состязательности
школ и направлений, когда взаимные несогласия - а их немало
среди американских социологов - не приводят к взаимному
отрицанию и борьба идей не сопровождается борьбой людей в
науке. Что ж, это один из важных уроков, который мыможем
почерпнуть из изучения новейшей истории американской соци-
ологии, урок, свидетельствующий не только о высоких теоре-
тических и прикладных достижениях этой науки в США, но и
об уровне как социологической культуры, так и культуры в
социологии, достойных самого пристального внимания.
Но, быть может, самое главное состоит в том, что вдумчивый
читатель обнаружит в книге материалы для самостоятельных
размышлений, когда те или иные мысли, высказанные амери-
канскими социологами, позитивно или негативно натолкнут его
на самостоятельный поиск в социологии, помогут ему увидеть
идейно-теоретическую ситуацию, сложившуюся в американской
социологии в целом, а вместе с тем и более отчетливо осознать
задачи, стоящие перед современной социологической мыслью.
Историческая ситуация дает нам, сотщологам обеих стран,
прекрасную возможность объединить наши усилия во имя до-
стижения научных целей, обогащая наши национальные куль-
туры, сближая народы наших стран. Предлагаемый сборник
текстов американских социологов создавался группой социоло-
гов Московского университета как продуманный вклад в дело
решения этих больших задач. Мы надеемся, что за первым шагом
последуют и другие - встречное движение должно быть дина-
мичным и реальным.
Настоящий сборник текстов американских социологов еозда-
 вался творческой группой преподавателей и сотрудников кафед-
ры истории и теории социологии. Составитель сборника -
кандидат исторических наук Е.И.Кравченко. Научно-вспомога-
тельная работа выполнена кандидатами социологических наук
Д.И.Водотынским и В.Г.Николаевым. Как заведующий кафедрой
выражаю глубокую признательность сотрудникам кафедры -
доктору философских наук Е.И.Кукушкиной, кандидату фило-
софских наук В.П.Трошкиной, кандидату философских наук
Н.Ё.Покровскому, кандидату философских наук Е.В.Гарадже,
кандидату философских наук С.М.Никитину, оказавшим по-
мощь при подготовке этой книги, а также студентам и аспиран-
там социологического факультета, принимавшим участие в ра-
боте по переводу оригинальных текстов.
Профессор В.ИДобреньков
БИХЕВИОРИЗМ.
ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА
П.М.Блау
4.
РАЗЛИЧНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНШ
СТРУКТУРУ И ИХ ОБЩИ1
НА СОЦИАЛЬНУЮ
ЗНАМЕНАТЕЛЬ1
На Всемирном социологическом конгрессе в Упсале (Шве-
ция) в 1978 году три пленарных заседания были посвящены теме
<Разновидности структурных исследований>. Большинство ста-
тей данного сборника первоначально было представлено там в
качестве докладов. Как следует из названия сборника, в нем идет
речь о преемственности в структурных исследованиях, поскольку
он является продолжением более раннего сборника статей на эту
же общую тему (Блау, 1975).
Различные главы этой книги (так же как и предыдущей)
весьма отличаются не только пониманием социальной структу-
ры, но и методами анализа. В сборнике рассматриваются как
чисто качественные аспекты концептуальных проблем, так и
количественные аспекты моделей структурного анализа, осно-
вывающегося на эмпирических данных. Одни авторы сравнива-
ют и критически оценивают различные теоретические ориента-
ции в изучении социальной структуры, другие выступают с
анализом категорий и уточнениями, третьи разрабатывают фор-
мальные теоретические модели и применяют их для анализа
количественных эмпирических данных.
В связи с этим возникают два вопроса: имеют ли все эти
подходы общий знаменатель и есть ли смысл объединять их в
одном сборнике? У обществоведов, которых заинтересуют тео-
ретические обсуждения первой части сборника, рассмотрение
количественных моделей в третьей части особого интереса может.
и не вызвать. Возможна и обратная ситуация. Тем не менее есть
достаточные основания включить все эти весьма различные
модели интерпретации социальной структуры в одну книгу,
поскольку лишь таким образом можно подчеркнуть наличие
столь большого разнообразия подходов к структурному анализу
в настоящее время.
Как отметил мой коллега-редактор в своей статье, вошедшей
в предыдущий сборник (Мертон, 1975), разнообразие и плюра-
лизм подходов в научной дисциплине обычно являются главным
источником развития научных знаний.
Однако остается вопрос о том, есть ли какая-либо отличи-
Д/оы Р.М. 1гп:гоаис1юп: Огуегхе У1е5 оГ 8ос1а1 81шс1игс апй ТЬси Сотюоп
ОепоттаЮг//Соп1тиШс8 т 84гос1ига1 Ыдшгу/ЕВ. Ьу Р.М.В1аи, К.К.МсПоп.
Г-опаоп; Веусйу НШз, 1981. Р. 1-23. Перевод А.Бурака.
тельная черта этих авторов, анализирующих социальную струк-
туру и имеющих такие разнообразные точки зрения на ее при-
роду. Существует ли общий знаменатель их подходов, позволя-
ющий провести различие между ними и подходами других уче-
ных-обществоведов. После краткого обзора содержания сборни-
ка я намереваюсь дать утвердительный ответ на этот вопрос.
КРАТКИЙ ОБЗОР СБОРНИКА
Первая часть сборника посвящена подробному рассмотрению
различных структурных ориентации. При этом особое внимание
уделяется основным и наиболее широко известным формам
структурного анализа. В частности, структурализм Леви-Стросса
и марксистский структурализм рассматриваются и сравниваются
со структурно-функциональным анализом в антропологии и
социологии. Теоретическая система Леви-Стросса анализируется
в сравнении с теориями Рэдклиффа-Брауна, Парсонса, Вебера
и других авторов. Здесь же дается и критический анализ мар-
ксистского понимания социальной структуры, которое предла-
гают Альтюссер и Уоллерстайн. В статьях, вошедших во вторую
часть сборника, рассматриваются различные аспекты и элементы
социальной структуры, а также делаются некоторые выводы из
анализа взаимозависимых структур. И наконец, в последней
части конструируются и применяются к эмпирическим данным
три количественные модели социальной структуры.
В первых двух статьях структурализм Леви-Стросса противо-
поставляется структурному функционализму - теоретической
традиции, восходящей к Дюркгейму, характерными представи-
телями которой являются английские социологи антропологи-
ческой ориентации и Парсонс в американской социологии. Лич
сравнивает структурализм Леви-Стросса со структурным направ-
лением в британской антропологии, наиболее характерными
Представителями которого являются Рэдклифф-Браун и Майер
Форте. Он подчеркивает, что для этих английских антропологов
теркою <социальная структура> относится к эмпирической ре-
альности, т.е. наблюдаемым группам и иерархиям, разделяющим
общество и <фактически существующим в мире вне нас>. В
противоположность этому, для Леви-Стросса социальная струк-
тура - это мысленная конструкция, создаваемая теоретиком для
объяснения эмпирических наблюдений и лишь в общих чертах
отражающая модели различных эмпирически наблюдаемых
положений и отношений. Конечно, английские структуралисты
вполне осознают, что эмпирические данные, которые они на-
ходят во внешнем мире, зависят от концептуальных схем наблю-
дателя, а Леви-Стросс специально подчеркивает, что его струк-
турные построения отражают основные черты, хотя и не во всех
подробностях, эмпирических закономерностей (раНета), наблю-
даемых в различных системах или явлениях. Однако определя-
ющим критерием характера теории и ее фальсифицируемости,
если употребить термин Поппера (1959), является то, относятся
или не относятся ее основные категории к эмпирическим за-
кономерностям, которые являются внешними по отношению к
теоретическим формулировкам и, таким образом, представляют
собой объективные критерии их истинности.
Это различие между английским и французским структура-
лизмом вызвало споры относительно, роли эмпирических данных
в антропологических исследованиях родства; споры, которые
еще более обострились, когда Леви-Стросс в ряде своих послед-
них работ занялся изучением мифов. Причиной тому стал его
способ интерпретации мифов, характеризующийся меньшей
определенностью, большей удаленностью от объективных эмпи-
рических условий и менее поддающийся проверке в процессе
исследования по сравнению с его теорией родства. Между тем
сам Леви-Стросс своим главным вкладом в теоретическую со-
циологию считает именно интерпретацию мифов. В заключи-
тельной части своего эссе Лич пытается примирить возникшие
разногласия.
Росси сравнивает трансформационный структурализм Леви-
Стросса с различными формами эмпирического структурализма
в социологии и особенно со структурным функционализмом
Парсонса. Однако в отличие от Лича, целью которого является
представить уравновешенную точку зрения на альтернативные
структурные подходы, Росси в данном сборнике, а также в своих
других работах откровенно считает себя приверженцем Леви-
Стросса и ставит своей целью критику с точки зрения трансфор-
мационного структурализма других ориентации в изучении со-
циальной структуры. Так, например, он резко критикует эмпи-
рический структурализм за недостаточную эпистемологическую
утонченность, эмпирическое пристрастие к наблюдаемым дан-
ным и механическое теоретизирование на основе статистических
моделей. Страстная защита Росси взглядов Леви-Стросса и его
критика других видов структурного анализа в социологии особо
подчеркивают различие между подходом Леви-Стросса и тем, что
Росси называет эмпирическим структурализмом в американской
социологии.
Оба автора, которым было предложено изложить свои взгляды
на марксистский структурализм (их статьи составляют две сле-
дующие главы сборника), выступают с его критикой, однако и
тот и другой критикуют марксистский структурализм не с кон-
сервативных позиций, а с точки зрения альтернативного мар-
ксизма. Один из них обосновывает свою критику в общетеоре-
тических терминах, в то время как другой основной упор делает
на значение конкретно-исторических условий, рассматривая в
качестве примера конкретную революцию.
Хайдебранд дает общий концептуальный анализ и критику
марксистского структурализма, уделяя особое внимание опреде-
лению этой категории Альтюссером. Хайдебранд начинает с
оригинального анализа сходства между концепцией лингвисти-
ческой структуры Соссюра и концепцией экономической струк-
туры Маркса. Автор отмечает параллелизм лингвистического
дуализма обозначаемого и обозначающего и экономического
дуализма труда и заработной платы. Поднимая характерный для
социологии знания вопрос о причинах возникновения марксист-
ского структурализма, Хайдебранд рассматривает последний как
продолжение конфликта между растущим антисталинизмом
левых сил после второй мировой войны и реакцией на это
<инфантильное левачество> новых левых с их утопизмом, анти-
авторитарностью и особым вниманием к ранним произведениям
Маркса, больше испытавшего на себе (например, в понимании
отчуждения) остаточное влияние гегелевской диалектики, чем
четко разработанной модели экономического детерминизма.
Целью Альтюссера как раз и является выработка такой научной
модели марксистской социальной структуры. В процессе своих
рассуждений Альтюссер преобразует проводимое Марксом раз-
личие между экономическим базисом и надстройкой в трехуров-
невую структуру, выделяя между идеологической надстройкой и
экономическим базисом промежуточную политическую структу-
ру. С точки зрения социологии знания теория, которая наделяет
политическую структуру особой ролью, созвучна с тем движе-
нием, главенствующее положение в котором занимает государ-
ственный социализм Советского Союза.
Основное возражение Хайдебранда против марксистского
структурализма заключается в том, что он игнорирует значение
практической критики как неотъемлемой части диалектического
анализа. Другой критический аргумент, который он выдвигает,
заключается в том, что марксистский структурализм во многих
отношениях сходен с традиционным методом структурно-фун-
кционального анализа в социологии, что также отмечается са-
мими представителями этого направления (см.,напр., Липсет,
1975). И то и другое направление исходит из концепции соци-
альной упорядоченности, детерминизма и функциональности.
Оба направления предполагают, что упорядоченная социальная
структура ограничивает и должна ограничивать свободу действия
индивида. И наконец, вместо того чтобы постоянно критиковать
существующие социальные условия и стремиться улучшить их,
марксистский структурализм, так же как и структурный функци-
онализм, имплицитно принимает существующие политические
структуры (хотя структуры и неодинаковые: Россия Сталина в
одном случае и Америка Никсона в другом) как неизбежные и,
возможно, даже наилучшие из возможных.
Цайтлин излагает свою конкретно-историческую концепцию
на основе тщательного разбора неудавшейся буржуазной рево-
люции, направленной против крупных землевладельцев в Чили
в середине XIX века. Одним из вопросов, которые поднимает
автор этого марксистского исследования, является вопрос о том,
почему Чили, несмотря на поражение этой революции, стала
страной стабильной демократии, сохранявшейся на протяжении
более ста лет. В этой связи Цайтлин подчеркивает, что на этот
вопрос невозможно дать удовлетворительный ответ, не прини-
10
мая во внимание конкретно-исторические обстоятельства фор-
мирования классов и возникновения классового конфликта.
В XIX веке независимые источники политической силы
различных классов чилийского общества не позволили какому-
либо одному классу навязать остальным деспотический режим.
Это обстоятельство и способствовало становлению демократии
в стране. Цайтлина в первую очередь интересует теоретическое
значение его исторического исследования для теории марксизма.
Именно на основе своего исследования он выступает с резкой
критикой теории мировой системы Уоллерстайна (1974), обвиняя
последнюю в ложных выводах, являющихся результатом полного
игнорирования влияния конкретно-исторических условий на
события в той или иной стране. Основной аргумент критики за-
ключается в том, что изменения общественно-экономической
жизни страны невозможно объяснить теоретическими обобщени-
ями, не принимающими во внимание конкретно-исторические
обстоятельства. Кроме того, Цайтлин критикует теорию Уоллерстай-
на за ее функциональность и телеологические предпосылки, а также
распространяет свою критику на взгляды Альтюссера и на теорию
зависимости.
Основная мысль главы, написанной Айзенштадтом, состоит

Размер файла: 1.46 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров