Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Малампэн. Жорж Сименон

Даже думая об этом совершенно хладнокровно, я убеждаюсь, что тот день

прошел быстрее других и слово "головокружительно", естественно, возника-

ет в моем сознании. Где-то в глубине  памяти  хранится  другое  подобное

воспоминание. Я играл во дворе лицея. Нет, не во дворе, потому что  речь

ведь пойдет о трамвае. Но не важно! На улице. Или на площади. Скорее, на

площади, потому что я помню деревья и мог бы даже уточнить, что они  вы-

рисовывались на фоне белой стены. Я бежал. Бежал  так  быстро,  что  дух

захватывало. Почему? Забыл. Я мчался как во сне, ничего не  видя,  кроме

земли, убегавшей у меня из-под ног  как  железнодорожная  насыпь,  когда

едешь в поезде. И вдруг, несмотря на то, что скорость и так была  ненор-

мальная, она еще усилилась, и я внезапно резко остановился, дрожа с  го-

ловы до ног; в висках у меня стучало, губы были влажные, глаза  выпучены

- на расстоянии метра от меня появился трамвай, который тоже дрожал все-

ми своими железными частями.

   Я не хочу ничего доказывать. Может быть, в тот день я бежал  быстрее,

потому что интуитивно предчувствовал катастрофу?

   - Дуралей! - крикнул мне водитель, побледневший так же, как и я.

   Мне пришлось подняться на тротуар. Потом я сел на какой-то порог.

   День, о котором я хочу рассказать, как будто не имеет к этому никако-

го отношения. Может быть, меня и тогда охватывала какая-то радостная ле-

гкость, какую испытываешь в чудесные июньские дни? Я встал в  шесть  ча-

сов, раньше, чем появилась наша работница. Когда я брился в ванной,  же-

на, еще лежавшая в постели, окликнула меня:

   - Не забудь о страховке...

   Улица Бон была пуста. Я взял такси на набережной Орсэ и поехал на во-

кзал Сен-Лазар, по Парижу, золотистому, как персик. Там я не делал ниче-

го особенного: выпил чашку кофе с молоком и съел два рогалика  в  буфете

на вокзале; в купе читал газеты, время от времени прерывая чтение, чтобы

посмотреть в окно.

   В Эвре на вокзале меня ждал Фашо со своей маленькой машиной. На этого

человека приятно смотреть. Наверное, святые в жизни похожи на него:  они

тоже страстно хотят доставить вам какую-нибудь радость, избавить вас  от

малейших неприятностей, от малейшего разочарования.

   - Жена приготовила вам легкую закуску.

   Все это не так уж важно, но дни, проведенные с Фашо, всегда отличают-

ся от других. В своей семье, на том языке, который мы называем "язык Ма-

лампэн", мы говорим: "Поедем к сестрицам".

   Фашо-врач дома отдыха, точнее, больницы под названием "Сестрицы  бед-

няков". Многие из них страдают туберкулезом легких. Фашо,  который  лишь

немного моложе меня, не доверяет себе, и время от времени, раз  в  месяц

или в два месяца, вызывает меня, чтобы сделать торакопластику  или  рас-

сечь спайки.

   Почему эти дни всегда бывают веселыми, солнечными, почему о них всег-

да приятно вспомнить? Во-первых, конечно, благодаря  Фашо,  его  жене  и

прелестному дому, в котором они живут на лоне природы, в двух  шагах  от

монастыря. Потом из-за сестриц, - для них это праздник, и они  приготов-

ляют мне трогательные сюрпризы. На этот раз с девяти часов до полудня  я

у трех больных, из которых одна, - я ее лечу уже несколько лет, - всегда

спрашивает о моих детях, как если бы она их знала. Так что в конце  кон-

цов Жан и Било стали для нее будто членами семьи; она  даже  каждый  раз

сует мне в карман плитку шоколада! За завтраком я объявил супругам Фашо:

   - Завтра утром мы уезжаем на юг...

   Такая поездка у нас впервые. Обычно мы проводим отпуск около  Конкар-

но, в Безек-Конк, где у нас маленькая вилла. Но сейчас каникулы  еще  не

наступили. Эта поездка вызвана целым рядом случайностей.

   Во-первых, Било заболел корью. Он выздоровел только два дня тому  на-

зад и пока еще довольно вялый. Его брат, чтобы не занести заразы, после-

дние недели не ходил в школу. Ну а  раз  так,  неделей  больше,  неделей

меньше... Наконец, я купил новую машину. Сейчас я за ней поеду. Я объяс-

няю своим хозяевам:

   - Мы поедем как придется, без  заранее  составленного  плана.  Оранж,

Авиньон, Арль, Ним... Моя жена и дети никогда не были на  юге...  И  де-

ти...

   Фашо тоже никогда там не был. У него, бедняги, два  пневмоторакса,  и

ему как раз полезно было бы пожить в горах. Я почти стыжусь своей радос-

ти.

   Поезд... Беру такси, чтобы доехать до набережной Жавель...  Два  часа

десять минут... Целый час хлопочу в зале, где покупателей  ждут  десятки

новых машин, и перехожу от одного стола к другому, чтобы подписать бума-

ги...

   Наконец, получаю машину, которая похожа на рыночную игрушку, так  она

блестит. О чем мне напоминала жена? Страховка... Но сначала я  хочу  ку-

пить сетку для багажа, такую, какую видел у врача-практика. Все оставши-

еся минуты наперечет. Выезжаю на проспект Гранд Арме. Я не привык к сво-

ей новой машине, поцарапал крыло. Ну да не важно!

   Я уже не школьник накануне каникул и все-таки ощущаю, как кровь течет

быстрее в артериях. Щеки у меня покраснели, со мной это бывает. Я не за-

был о страховке.

   Прежде всего надо заехать к матери. Поворачиваю на  улицу  Шампионне.

По обыкновению, поднимаю голову и бросаю взгляд на окна четвертого  эта-

жа. Окна заперты, но мать меня видела. Всегда, когда я поднимаюсь на че-

твертый этаж, - лифта нет, - мать уже открывает дверь.

   - Цвет не подходит для машины врача, - ворчит она, закрывая  за  мной

дверь. Только через минуту я понял, что она говорит о зеленом цвете  ма-

шины. Раньше у меня бывали черные автомобили. Но мне всегда хотелось зе-

леную машину.

   - Ты продал старую?

   - Они у меня ее забрали.

   - За сколько? Гильом заплатил бы тебе ту же цену в рассрочку, помеся-

чно.

   Буфет стоит там, в полумраке, на нем фаянсовый сервиз. Это единствен-

ная красивая вещь в доме, только этот буфет я и хотел бы получить в нас-

ледство. Но я прекрасно знаю, что он достанется Тильому, тот возьмет его

хотя бы для того, чтобы насолить мне.

   - Он сегодня приходил?

   - Он со мной завтракал.

   Гильом все время торчит у матери, он вытянул из нее  все  накопленные

ею деньги. И когда она, в свою очередь, выклянчивает немного у меня,  то

это тоже для него. Чем в последнее время занимается мой  брат?  Кажется,

работает контролером в маленьком театре, не очень-то приличном...

   - Так это решено? Вы едете на юг?

   - Завтра...

   - Я знаю людей, которым это было бы нужнее, чем вам...

   Мой брат Гильом, черт побери! Его жена, - она всегда болеет,  и  сын,

который родился неполноценным! Они живут на окраине, где-то в  Курбевуа,

якобы из-за свежего воздуха.

   - Ты торопишься?

   - Да, мне нужно еще заняться страховкой и зайти в больницу...

   - Смотри не опаздывай из-за меня!

   Теперь я не знаю, как попрощаться! Брожу по квартире, где  по  запаху

можно угадать, что здесь живет одинокая старая женщина.

   - Я поняла, что ты торопишься?

   - Ну, тогда до свидания, мама... Увидимся через  две  недели...  Даже

лестница этого дома словно как-то унижает меня. Я ничего  не  забыл?  Ах

да, больная девочка с одиннадцатой кровати. Я обещал ей куклу.  Это  до-

вольно сложное дело из-за одностороннего движения. Как мне  остановиться

против ларька с игрушками, у меня ведь нет времени бегать по большим ма-

газинам! Выбираю куклу в голубом платье. Пересекаю Сену. Нужно  спросить

у механика, нормально ли то, что я чувствую какую-то вибрацию под  капо-

том. Я въезжаю во двор больницы и знаю, что швейцар выйдет поглазеть  на

машину.



Размер файла: 202.75 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров