Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Свирепая справедливость. У. Смит

     В аэропорту "Виктория" острова Моэ, входящего  в  состав  Сейшельской

республики,  на  самолет  Британских  авиалиний  село  только   пятнадцать

человек.

     Две парочки стояли тесной группой, ожидая своей очереди к таможенному

досмотру.  Молодые,  загорелые,  они  казались  совершенно  спокойными   и

довольными своим пребыванием в этом островном  раю.  Но  одна  из  девушек

совершенно подавляла остальных своей физической привлекательностью.

     Высокая, длинноногая,  с  головой  на  гордой  красивой  шее.  Густые

золотистые светлые волосы заплетены и уложены на  голове  короной,  солнце

освещает девушку, и кожа ее блестит здоровьем и молодостью.

     Двигалась девушка мягкими волнистыми движениями,  с  грацией  большой

хищной кошки, голые ноги ее в открытых  сандалиях;  большие  острые  груди

выступали под тонкой тканью майки, а плотные  круглые  ягодицы  натягивали

поблекшие подрубленные джинсы.

     На майке, на груди, надпись крупными буквами "Я ПОМЕШАНА НА ЛЮБВИ", а

под надписью изображен  крупный  кокосовый  орех  [Игра  слов:  слово  nut

по-английски "свихнувшийся, помешанный" и "орех"].

     Девушка ослепительно улыбнулась темнокожему сейшельскому таможеннику,

протягивая ему американский паспорт с золотым орлом, но когда  повернулась

к своему спутнику, бегло заговорила по-немецки.  Получила  свой  паспрт  и

вместе с остальными прошла в помещение контроля.

     Здесь она опять улыбнулась двум сейшельским полицейским,  проверявшим

наличие оружия, сняла с плеча сумку.

     - Хотите проверить? - спросила она, и все рассмеялись. В  сумке  были

два больших кокосовых ореха; крупные, вдвое  больше  человеческой  головы,

это самые популярные сувениры островов. У трех спутников девушки в  сумках

были такие же сувениры, и полицейские не обратили внимания на эти знакомые

предметы. Они  небрежно  провели  металлоискателем  вдоль  сумки,  которая

составляла большую часть багажа молодых людей. Прибор загудел, и  один  из

парней со смущенным видом достал  небольшой  фотоаппарат.  Снова  смех,  и

полицейский пропустил группу в помещение, откуда уходили к самолету.

     Там уже было полно транзитных пассажиров, летевших с Маврикия,  а  за

окном виден был огромный "Боинг 747  Джамбо"  [Слон  (англ.)],  освещенный

прожекторами; вокруг него сновали заправщики.

     Свободных мест в помещении не было,  и  четверо  встали  кружком  под

одним из  больших  вращающахся  вентиляторов:  ночь  жаркая,  и  в  душном

помещении пахло табаком и горячими потными телами.

     Блондинка весело болтала со своими спутниками, смеялась; она  на  два

дюйма выше обоих мужчин и на целую голову - девушки.  Эта  четверка  стала

центром внимания сотни пассажиров. Когда молодые  люди  оказались  в  этом

помещении,  манеры  их  слегка  изменились,  в  них   ощущалось   какое-то

облегчение, словно они одолели серьезное препятствие; в их смехе слышалось

почти  лихорадочное  возбуждение.  Они   не   могли   стоять   неподвижно,

беспрестанно переступали с ноги на ногу, поправляли волосы или одежду.

     Хотя они  явно  представляли  тесную  группу,  связанную  отношениями

дружбы и обособленную  от  других,  один  из  пассажиров  оставил  жену  и

направился через зал к ним.

     - Послушайте, вы говорите по-английски? - спросил он,  приближаясь  к

группе.

     Это  был  полный  мужчина  лет  под  пятьдесят,  с  густыми  волосами

серо-стальноно цвета, в  очках  в  темной  роговой  оправе,  с  уверенными

манерами человека, привыкшего к успеху и богатству.

     Группа неохотно расступилась, и ответила,  будто  по  праву,  высокая

блондинка.

     - Конечно. Я американка.

     - Не шутите? - Мужчина усмехнулся. - Знаете что? - Он смотрел на  нее

с открытым восхищением. - Просто хотел узнать, что  это  за  штуки.  -  Он

указал на ее сумку с орехами.

     - Кокосы, - ответила блондинка.

     - О, да. Я о них слышал.

     - Их называют "орехи  любви",  -  продолжала  девушка,  наклоняясь  и

открывая тяжелую сумку у ног. - Посмотрите почему. - Она показала ему один

из плодов.

     Двойные  полушария,  соединившись,  очень  походили  на  человеческие

ягодицы.

     - Задний конец. - Она улыбнулась,  и  зубы  ее  были  так  белы,  что

казались сделанными из прозрачного фарфора.

     - Передний конец, - она повернула  орех  и  показала  мужчине  точное

подобие mons veneris [женский лобок (лат.)],  вплоть  до  курчавых  волос.

Было ясно, что девушка чуть флиртует и  насмехается.  Она  изменила  позу,

слегка  продвинув  вперед  бедра,  и  мужчина  невольно  взглянул  на   ее

собственный mons, отчетливо видный  под  хлопчатобумажной  тканью  брюк  -

треугольник, разделенный складкой ткани.

     Мужчина чуть  покраснел,  губы  его  раскрылись  в  невольном  легком

выдохе.

     - У мужского дерева тычинка размером с вашу  руку.  -  Глаза  девушки

распахнулись и по величине и цвету стали похожи на  анютины  глазки,  и  в

другом конце зала жена этого мужчины  встала  и  направилась  к  нему,  ее

предупредил извечный женский  инстинкт.  Она  была  гораздо  моложе  мужа,

двигалась тяжело и неуклюже из-за беременности.

     - Сейшельцы говорят, что в полнолуние мужское  дерево  вытягивает  из

земли корни и идет совокупляться к женскому...

     - Длиной и толщиной с  руку...  -  улыбнулась  красивая  черноволосая

миниатюрная девушка рядом с блондикой, - вот это да!  -  Она  тоже  теперь

дразнила, обе девушки  намеренно  опустили  взгляд  к  нижней  части  тела

мужчины. Тот поежился, и оба  парня,  спутники  девушек,  заулыбались  его

неловкости.

     Жена  подошла  к  мужчине  и  потянула  его  за  руку.  Горло  у  нее

покраснело, на  верхней  губе  выступили  капельки  пота,  как  прозрачные

волдырьки.

     - Гарри, я плохо себя чувствую, - негромко простонала она.

     -  Мне  нужно  идти,  -  с  облегчением  пробормотал  он.   Вся   его

самоуверенность исчезла. Он взял жену за руку и увел ее.

     - Узнали его? - спросила брюнетка по-немецки,  по-прежнему  улыбаясь;

говорила она еле слышно.

     - Гарольд Мак-Кевитт, - на том же языке и так  же  негромко  ответила

блондинка. - Нейрохирург из Форт-Уэрта. Он читал заключительный долкад  на

последнем заседании съезда в субботу, - продолжала она.  -  Крупная  рыба,

очень крупная, - и, как кошка, провела кончиком языка по верхней губе.

     Из  четырехсот  одного  пассажира  в  зале  отправления  в  это  утро

понедельника триста  шестьдесят  были  хирургами  и  их  женами.  Хирурги,

включая  самых  известных  в  мире  медицины,  из  Европы  и  Англии,   из

Соединенныз Штатов и Японии, из Южной Америки и Азии, все они  участвовали

в работе съезда, который кончился двадцать четыре часа  назад  на  острове

Мартиника, в пятиста милях к югу от острова  Моэ.  На  первый  рейс  после

съезда большинство билетов было закуплено заранее.

     - Объявляется посадка на самолет Британских авиалиний рейс БА  070  в

Найроби и Лондон; транзитных пассажиров просят пройти через главный выход.

- В объявлении звучал резкий креольский акцент, все двинулись к выходу.

 

 

     - Контроль "Виктории", говорит "Спидберд ноль семь  ноль  [Speedburd,

англ. - быстрая птица]", прошу разрешения на рулежку и старт.

     - Ноль семь ноль, вам разрешается старт с взлетной полосы один.

     - Прошу записать изменения в полетном плане к Найроби.  Наш  код  для

автоматического контроля будет 401. Все пассажирские места заняты.

     - Принято, "Спидберд", изменение записано.

 

 

     Огромный самолет продолжал подъем, в  салоне  первого  класса  горели

надписи "Пристегнуть ремни" и "Не курить". Блондинка и ее  спутник  сидели

рядом в просторных креслах 1а и 1б,  сразу  перед  переборкой,  отделяющей

салон первого класса от рубки и кухни.  Места,  которые  занимала  молодая

пара, были заказаны за несколько месяцев.



Размер файла: 808.7 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров