Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Бегство господина Монда. Ж. Сименон

Шестнадцатого января, едва минуло  пять  часов  пополудни  -  большая

стрелка чуть-чуть качнулась вправо, г-жа  Монд,  сопровождаемая  потоком

холодного воздуха, ворвалась в приемную комиссариата полиции.

   Она, должно быть, выпрыгнула из  такси  или  из  собственной  машины,

тенью скользнула по тротуару улицы Ларошфуко, наверняка  споткнулась  на

плохо освещенной лестнице и толкнула  дверь  с  такой  силой,  что  При-

сутствующие долго с удивлением смотрели, как  медленно  возвращается  на

место ее грязная серая створка с автоматическим замком, и этот  контраст

казался настолько нелепым, что, вероятно по привычке, одна из  женщин  в

наброшенной на плечи шали и без головного убора, которая стояла в очере-

ди уже больше часа, подтолкнула одного из ребятишек, цеплявшихся  за  ее

юбку, и шепнула:

   - Закрой-ка дверь.

   До этого вторжения все были здесь как свои. С одной  стороны  барьера

письмоводители - кто в полицейской форме, кто в пиджаках  -  писали  или

грели руки у печки; с другой стороны посетители сидели на  скамье  возле

стены или просто стояли; когда кто-нибудь выходил  со  свежесоставленной

бумагой в руке, очередь продвигалась на одно место, и первый письмоводи-

тель поднимал голову; все мирились с дурным запахом, скудным светом двух

ламп под зеленым абажуром, с монотонностью ожидания, с фиолетовыми  чер-

нилами, которыми заполняли формуляры, и, без сомнения, случись вдруг ка-

тастрофа, которая изолировала бы комиссариат от  остального  мира,  все,

кто здесь находились, зажили бы вместе, одной семьей.

   Не толкаясь, женщина в черном с очень белым, напудренным лицом и  по-

синевшим носом протиснулась в первый ряд. Ни на кого не глядя, она сухи-

ми, точно эбеновое дерево, и цепкими, словно клюв хищной птицы, пальцами

в черных перчатках рылась в сумочке, и все ждали, все смотрели, как  она

протягивает над барьером визитную карточку.

   - Прошу доложить обо мне комиссару.

   Чтобы приглядеться к ней повнимательнее, времени было вполне достато-

чно, однако толком ее никто не запомнил.

   - Похожа на вдову, - доложил чиновник комиссару  полиции,  который  у

себя в кабинете, полном сигарного дыма, вел дружеский разговор с главным

администратором "Театр де Пари" [1].

   - Попросите подождать.

   И служащий, прежде чем занять свое место и взять  документы,  которые

ему подавали, повторил:

   - Попрошу подождать.

   Женщина продолжала стоять. В изящной обуви с непомерно высокими  каб-

луками она казалась на грязном полу цаплей, подобравшей  под  себя  одну

ногу. Она никого не замечала. Ее ледяной взгляд, остановившийся неизвес-

тно на чем, возможно на золе, высыпавшейся из печки, падал сверху  вниз,

губы дрожали, как у старух, что молятся в церкви.

   Дверь открылась. Вышел комиссар.

   - Мадам...

   Он закрыл за ней дверь, указал на стул с  зеленой  суконной  обивкой,

потом, держа в руке визитную карточку  посетительницы,  медленно  обошел

письменный стол в стиле ампир и сел.

   - Госпожа Монд? - вопросительно произнес он.

   - Да, госпожа Монд. Я живу в доме двадцать семь - а по улице Балю.

   И она враждебно уставилась на плохо притушенную Сигару, которую коми-

ссар раздавил в пепельнице.

   - Чем могу быть полезен?

   - Я пришла заявить об исчезновении мужа.

   - Прекрасно... Простите.

   Он придвинул к себе блокнот, взял серебряный цанговый карандаш.

   - Вы говорите, мужа?

   - Да, мужа. Он исчез три дня назад.

   - Три дня назад. Значит, тринадцатого января.

   - Да, именно тринадцатого января я видела его в последний раз.

   На ней была черная каракулевая шуба, от которой исходил легкий аромат

фиалок, руки в перчатках теребили тонкий, тоже пахнущий  фиалкой  плато-

чек.

   "Похожа на вдову", - доложил секретарь.

   Однако вдовой она не была, по крайней мере  до  тринадцатого  января,

когда исчез ее муж. Но комиссар почему-то подумал, что  она  ведет  себя

как настоящая вдова.

   - Простите, что я не знаю господина Монда: в этот квартал меня назна-

чили всего несколько месяцев назад. Приготовившись записывать, он ждал.

   - Мой муж-Норбер Монд. Вы, разумеется, слышали о торговом доме  Монд,

служебные помещения и склады которого находятся на улице Монторгейль?

   Комиссар, скорее из вежливости, кивнул.

   - Мой муж родился в том же особняке на улице  Балю,  где  прожил  всю

жизнь и где мы живем до сих пор. Комиссар снова кивнул.

   - Ему было сорок восемь... Я вдруг подумала: а ведь сорок восемь  ему

исполнилось в день исчезновения.

   - То есть тринадцатого января. И у вас нет ни  малейшего  представле-

ния...

   Разумеется, у посетительницы не было ни  малейшего  представления,  о

чем свидетельствовали ее напряженность и натянутость.

   - Таким образом, вы хотите, чтобы мы начали розыск?

   Ее презрительная гримаса могла означать - либо  это  очевидно,  либо,

напротив, совершенно ей безразлично.

   - Итак, тринадцатого января... Простите за вопрос: у вашего  мужа  не

было причин покончить с собой?

   - Никаких.

   - А какое у него финансовое положение?

   - Торговый дом Монд, комиссионные и экспортные операции, который  еще

в тысяча восемьсот сорок третьем году основан Антони Мондом, дедом  Нор-

бера, - один из самых солидных в Париже.

   - Ваш муж не спекулировал? Не играл? На камине, за спиной  комиссара,

стояли часы из черного мрамора, которые раз и навсегда  остановились  на

пяти минутах первого. Почему все считали - пять минут первого ночи, а не

дня? Глядя на них, все неизменно думали, что это пять минут первого  по-

полуночи. Рядом громко тикал будильник - он показывал точное время.  Бу-

дильник находился в поле зрения г-жи Монд, тем не менее она периодически

склоняла длинную тощую шею и глядела на маленькие часики, которые, напо-

добие медальона, носила на груди.

   - Оставим денежные проблемы... У вашего мужа, мадам, не было  никаких

интимных огорчений? Простите мою настойчивость...

   - Любовницы у мужа не было, если вас интересует это.

   Спросить, а нет ли у нее любовника, комиссар не решился: такое  каза-

лось просто невероятным.

   - А со здоровьем у него все в порядке?

   - Никогда в жизни не болел.

   - Хорошо... Хорошо... Прекрасно... Не расскажете  ли  распорядок  дня

вашего мужа тринадцатого января?

   - Встал он, как обычно, в семь утра. Он всегда ложился и вставал  ра-

но.

   - Простите, вы спите в одной комнате? Сухой, злобный кивок.

   - Он встал в семь и прошел в ванную, где, несмотря на - какая  разни-

ца! выкурил первую сигарету. Потом спустился вниз.

   - Вы были в постели? Снова "да", но не сразу.

   - Он разговаривал с вами?

   - Сказал: "До свидания", как и каждое утро.

   - Вы не подумали тогда, что у него день рождения?

   - Нет.

   - Потом он спустился вниз...

   - И позавтракал у себя в кабинете. Он там никогда не работает, но ка-

бинетом дорожит. Большой оконный проем застеклен витражами.  Мебель  под

готику.



Размер файла: 198.09 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров